Что такое депрессия и почему антидепрессанты не помогают. Что делать с депрессией.

138Что такое депрессия и почему антидепрессанты не помогают. Что делать с депрессией.
Что такое депрессия и почему антидепрессанты не помогают. Что делать с депрессией.

У большинства людей слова «суицид» и «депрессия» практически синонимы. Для врачей это не совсем так. И попробуем рассмотреть две стороны этой проблемы.

Для начала поучимся психиатрии.

В бесконечной проблеме депрессий есть одна вещь, в которой не сомневается ни один врач-психиатр – это изначальная, классическая триада симптомов. Депрессия, которую лечат в психиатрии, депрессия клиническая, в классическом (советском) образовании психиатра образовывалась из трёх главных компонентов:

  1. Мысленная заторможенность (идеаторная) – субъективное ощущение медленного течения мыслей.
  2. Моторная заторможенность (двигательная) − снижение желания двигаться, медленный темп двигательной активности.
  3. Сниженный фон настроения. Не раз уже говорили о том, что сниженный фон настроения не просто, а обострённое и постоянное чувство собственной вины человека за какие-то события, за которые он, в общем-то, отвечать не в состоянии (например, развод родителей, смерть близкого, и т.д.). Не виноватить других, а винить себя за всё.

Эта триада обозначается как эндогенная депрессия.

Отдельно взятый пункт триады, как сниженный фон настроения не являлся депрессией. Или сниженное настроение – тоска, тревога, злость – тоже не депрессия. Только триада была показателем клинической депрессии.

И вот что важно замечать: человек субъективно жалуется на снижение мыслительной деятельности, а клинически, при проведении тестов на внимание, память и мышление (стандартные исследования клинического (медицинского) психолога) показывают, что у человека когнитивные функции в пределах средних или выше средних показателей. Тогда мы уже не говорим о депрессии, а разбираемся с когнитивными конструкциями человека. Или жалобы на медлительность и нежелание двигаться, а человек приезжает на консультацию аккуратно выбритым, или женщины при шикарном маникюре, макияже и причёске, в чистой, аккуратно выглаженной одежде, и обувь перед приёмом тщательно протёрта. Это уже не депрессия!

Или, например, молодой человек, которого одна мама воспитывала, потому что в детстве ушёл папа, и сейчас молодой человек сильно переживает, что у него не сложилась жизнь, т.к. другим родители покупают машины, квартиры, а у него этого ничего нет – это тоже не депрессия.

Если в триаде нет одного компонента, то депрессией не считается. И был чёткий ряд исключений.

Беда заключается в том, что все компоненты триады депрессии почему-то обычные люди разделяют и обязательным оставили один – сниженный фон настроения.

Почему с этого надо начинать разговор о суицидах?

Если вы задумаетесь, то увидите очень простую вещь: – суицид это действие. Действие, которое, чаще всего, происходит неожиданно для окружающих.

Среди тех людей, которые официально стоят на учёте с диагнозом «Депрессия» или обращаются к частным психиатрам − все эти люди, покончившие с собой – принимали антидепрессанты.

Есть три простых компонента депрессии. Сейчас эти компоненты усложнили уже до бесконечности. Два из этих компонента – это заторможенность мыслительная и заторможенность двигательная – два из трёх компонентов. То есть две третьих, или шестьдесят шесть процентов симптомов. Это означает, что любой препарат, который будет разрабатываться, для того, чтобы лечить депрессию, в первую очередь будет направлен не столько на повышение настроения (как думается простым людям, считающим депрессию только сниженным настроением), а на расторможенность мышления и движения, ради повышения умственной и двигательной активности.

Я пытаюсь объяснить, что исходя из простейшей логики − давая растормаживающие препараты, мы повышаем риск резкого возрастания активности человека при сохраняющемся плохом настроении.

Допустим, что, правда, что современные антидепрессанты (препараты, повышающие уровень биогенных аминов в мозге) действительно что-то повышают. Но это означает, что препарат пытается повысить именно уровень активности.

Мы очень любим богатые словосочетания, типа «вещества удовольствия», «гормоны удовольствия», я имею в виду дофамин и серотонин. Во-первых, НИКТО не доказал, что это так. А во-вторых, это означает, что пытаясь повысить эти вещества, мы делаем следующую вещь – делаем так, что у человека нет реального повода, чтобы быть удовлетворённым жизнью, нет реальных радостей, а мы пытаемся заставить его чувствовать радость. Но антидепрессанты не действуют на настроение! Они направлены на увеличение умственной и двигательной активности!

Тогда мы имеем состояние, которое в быту называется – ажитация. Что такое, состояние человека, находящегося на грани самоубийства или состояние человека, который совершает действие, направленное на самоубийство? Я не говорю о демонстративных суицидах подростков (в основе лежит не депрессия), я говорю об истинных суицидах взрослых.

Наверное, каждый из нас хоть раз в жизни представлял себе уход из неё. Мы называем это аффектом. Когда некоторая волна непереносимых эмоций захватывает и начинает управлять поведением.

У каждого из нас есть психический и физиологический механизм, который заставляет нас бояться смертельной опасности и этот механизм нас защищает. А взрыв эмоций должен быть сильнее этого механизма.

Кто-то скажет, что некоторые долго готовятся к самоубийству, приходят к окончательным выводам, оставляют записки и т.д. Но тогда это не депрессия.

Любой человек, проживая аффект, может думать об уходе из жизни, из-за…

В какие-то критические ситуации (смерть близкого, потеря работы, уход партнёра, и прочее), и в некотором смысле «я давно думаю о смерти» − это одно из описаний взрослого человека, пережившего в своей жизни различные кризисы. Эти мысли, пусть в незначительной степени, вообще человеку свойственны. Там есть две стороны.

− первая – умру, и тогда узнаете, что вы потеряли, что не ценили. И в некоторых ситуациях это важная мысль, просто в ней не принято признаваться. У нас вообще не принято говорить о себе.

− вторая − тема моральной усталости. Когда человек говорит об уходе, лишь бы не переживать больше, он устал. И эту сторону очень хорошо знают в нашей стране. В 90-е годы огромное количество специалистов, оставшихся без работы, пережили нечто подобное. Когда то, чему ты посвящаешь свою жизнь, вдруг обрушивается, и ты становишься вообще не нужным. Потеря работы, своей профессиональной ценности, тебя не берут на работу т.к. вообще организации больше нет… Наступает исчерпание своей части жизни.

Обсуждения на тему «ах, как вредно думать о самоубийстве», на самом деле приводит к моде кушать антидепрессанты, а это значит, что будет расти число самоубийств.

Поясню, почему так. Некоторая форма депрессивной мысли существует у каждого человека, и она находится в вытесненном, сублимированном, бессознательном состоянии. А заторможенность появится тогда, когда человек блокирует сам себя, когда пытается пережить некоторую мысль. А если нас растормозить, добавив «гормоны радости» дофамин и серотонин − они разблокируют всё. Что начнёт прорываться сквозь заторможенность? Что человек блокировал, то и полезет.

Антидепрессанты (психотропные препараты) не направлены на лечение настроения. Они обладают лёгким «опьяняющим» действием. Когда человек в обычной своей жизни получает радость и удовлетворение, это тоже схоже с опьянением. Организм сам вырабатывает серотонин и дофамин независимо от наличия радостных событий. Но в момент радостного события образуется избыток этих веществ в крови. Механизм до сих пор не изучен. А все описания являются гипотезами.

Если человек получает противотревожный препарат, то человеку всё равно, в кого стрелять и на кого идти с бейсбольной битой в драку. Противотревожный препарат тоже растормаживающий. А что конкретно? Обычно злость, аффективную ненависть ко всему миру.

Не надо покупать лекарства. Можно получить тоже действие, выпив палёной водки. Количество продаж некачественного алкоголя и число самоубийств коррелирует прямо. И это не секретная информация. Одно из главных свойств сивушных масел − растормаживать то, что в человеке блокируется сильнее всего.

Прорыв блокированного состояния, ажитация – скорее относятся к экзогенно-органическим расстройствам, эпилептоидным расстройствам (учтите, что эпилепсии с пеной и припадком давно уже нет, она может проходить скрыто, в виде неожиданных панических атак, страхов выходить на улицу, мурашек по коже, ночными кошмарами, нарушениями поведения, и др.), чем к расстройствам эндогенного ряда. Почему? Потому что, у подавляющего большинства людей перед суицидом возникает острый параксизмально развивающийся аффект и это не эндогенное расстройство, это то, что возникает на почве имеющихся, диагностируемых в структуре мозга неврологических расстройств.

Никак не превращается в статистику то, что у человека в депрессии увеличивается гемоглобин, изменяются показатели ЭЭГ. Мы просто находим это и всё.

Если бы доктора как-то учитывали природу расстройств, и назначали бы противосудорожные препараты, то возможно, как профилактика суицида это бы имело смысл. Хотя, там тоже всё сложно. Например, больной получает бешеную дозу двух совершенно разных антидепрессантов, один утром, другой вечером, нейролептик с растормаживающими свойствами и ровно то из противосудорожных средств, которое тоже имеет растормаживающий и стимулирующий эффект. И думаю, что врач, который назначил всё это, хочет довести больного до самоубийства. А вся история с депрессией, в данном примере, началась на почве безнадёжной любви.

Почва безнадёжной любви растит на себе бесконечное число нарушений настроения.

Есть ещё вариант применения нейролептиков. Это антипсихотические препараты, которые усиливают моторную и мыслительную заторможенность. Тогда мы получаем готовые два компонента депрессии в «улучшенном» виде. То есть, на 66% депрессия усилится.

Вот что писал певец Егор Летов: «Я находился на нейролептиках. До психушки я боялся того, что есть некоторые вещи, которые человек может не выдержать. На чисто физиологическом уровне может не выдержать. Я полагал, что это будет самое страшное. Когда меня начали накачивать дозами нейролептиков, после огромной дозы я даже временно ослеп. Именно там я столкнулся с тем, что хуже смерти. Это лечение нейролептиками везде одинаковое – всё начинается с неусидчивости, после введения лекарств, человек должен мобилизовать все свои силы, чтобы контролировать своё тело, иначе начинаются истерики, корчи, взрывы эмоций, страдания. Если человек перестаёт контролировать это, то он превращается в кричащее, вопящее, кусающееся животное. В такое животное превратился и я. Дальше следовала по правила привязка. Такого человека привязывали к кровати, и продолжали колоть, пока у него не перегорало по полной». По всей видимости, пока не перегорала личность.

«Нейролептики делают из человека дебила. Эффект подобен лоботомии. Человек становится мягким, покладистым и сломанным на всю жизнь».

Я хочу обратить внимание на одну вещь – его со страшной силой пытаются затормозить, а он, вместо того, чтобы затормаживаться, начинает сопротивляться изо всех сил. Вместо того чтобы успокоиться на успокоительных препаратах, напряжение нарастает. Из человека начинает прорываться та самая аффективная злость, расторможенность, которая скрывалась где-то за моторной и мыслительной работой.

Плюс ко всему, естественный гормональный фон человека нейролептики и антидепрессанты корёжат. Это для обывателя дофамин только для радости, а серотонин для дневной активности и состояния счастья. Знания биохимии никому не повредят. В 1935 году серотонин выделил фармаколог. Он взял слизистую желудочно-кишечного тракта и выделил вещество, которое сокращало гладкую мускулатуру и участвовало в процессе перистальтики. Что происходит с желудочно-кишечным трактом, когда человек принимает препараты обратного захвата серотонина? Правильно! Ест. Повышенная перистальтика кишечника и постоянный голод. Отсюда и увеличение массы тела на приёме препаратов.

Серотонин находится во всех клетках организма и выполняет свои функции. Он необходим для работы и клеток крови. А вот хронически повышенный уровень серотонина приводит к шизофрении.

Понимаете, что получается? За счёт внушённого фармацевтическими компаниями абсолютно неправильного понимания механизма депрессии, мы сами своими руками их обогащаем. Чем больше и разнообразнее антидепрессанты, и чем больше их пьют по поводу и без, тем выше число самоубийств. И чем больше мы говорим о подавленном настроении, как о депрессии, тем больше мы способствуем желанию «избавиться от депрессии».

Что надо делать? Надо чтобы мы развели в разные стороны самоубийство и депрессию и поняли, что депрессию антидепрессантами вылечить невозможно. Согласно классической триаде депрессии. И второе, что нужно, поменьше говорить о ценности человеческой жизни. Нужно говорить о том, что человек управляет своими мыслями и поведением, а не мысли управляют человеком. Нам нужно учить детей думать, а в первую очередь учить думать самих себя. Если ребёнка научить в 2,5 года читать, это не показатель развития мышления (это вообще-то показатель отсутствия у ребёнка предметно-действенного мышления, которое должно быть в этом возрасте). Если у человека нарушено мышление, оно клиповое, с нарушениями логики, вот здесь возникает депрессия.

Пример нарушения логики: в маршрутке едут бабушка с 6-летней внучкой. Внучка громко говорит: «Я хочу в бассейн или в аквапарк!». Бабушка поучительным тоном: «Нет! Мы туда не поедем. У соседей девочка сходила, вышла на холод и теперь болеет». Логично? Исходя из бабушкиной логики получается такая схема: если соседская девочка ходила в бассейн и заболела, то ВСЕ девочки после бассейна болеют.

Иронизируя скажу так: если Иван Иванович дразнит собаку и лает, значит он собака. Или люди, которые лают − собаки , или все Иваны Ивановичи собаки.

Заметьте. Чтобы начаться депрессии надо думать о том, что ОДИН случай будет теперь ВСЕГДА, ВЕЧНО, У ВСЕХ или НИКОГДА.

Если со мной не хочет встречаться Серёжа, значит, я НИКОМУ не нужна.

Если у меня не получилось сделать идеально, значит, я НИКОГДА не смогу сделать.

То есть от единичного случая сразу к глобальному.

Но это уже я раскрываю книгу Александра Данилина «Пять шагов к преодолению депрессии». Книга всего лишь на 64 страницах. Но даёт чёткие шаги, КАК выйти из депрессии.

На моём опыте – изменение мышления ведёт к исцелению. Никакие таблетки не решат то, что вытеснено, что психика пытается проработать, зависнув. Внутренний мир направляется на переработку чего-то неперевариваемого. От того и возникает заторможенность двигательная и мыслительная, а для текущей радости нет места. «Оперативная память» перегружена неправильным обобщением. А так как это обобщение не логично – виснет мышление.

Те, кто любит «позитивное мышление» попадают в ловушку. Не существует позитивного или негативного мышления. Есть просто мышление. Деление на категории придумали, чтобы описать эмоциональный фон, который появляется при определённых мыслях. Однако, думая «плохие» мысли я же могу радоваться, или думая «хорошие» мысли, могу реветь навзрыд. Дело в мышлении и отношении к ситуации. Депрессия – это неправильная мысль, неправильный вывод, который делает человек во внешних или внутренних обстоятельствах.

Расширение мышления происходит не только через изучение логики, наблюдение за своим поведением. Это ещё и умение видеть проживаемую ситуацию минимум с 8 точек зрения, а так же видеть себя в этой ситуации, своё поведение и ход мыслей. В идеале должно быть 12, 24 и более точек зрения на одно событие. Это называется «расширение сознания». И уж если выбрал человек, например, обиду, то это должно быть осознанным выбором, для чего-то.

Не касалась я подростковой аутоагрессии. Это не депрессия и часто это даже не демонстративное поведение. Это тема совсем другая. Эмоций у подростков слишком много и заторможенность там особая. Я думаю сделать как-нибудь по этому поводу семинар.

А взрослым что делать с депрессией? Чтобы не сойти с ума – должны творить.

Подойдёт всё: рисование, скульптура, музыка, стихи, сказки, песни, шутки, анекдоты, трагедии, театральные постановки, пение, компьютерная графика, видеомонтаж, народные промыслы, создание кукольных мультфильмов, пишите сценарии к фильмам или снимайте мультики по параграфам учебников ваших детей….идите учиться на что угодно. Не медитировать и пассивно слушать музыку, а выражать себя в чём-то. Творите, и через свои творения выражайте свои эмоции. Не можете в силу двигательной заторможенности двигаться – творите лёжа! Даже не вставайте, всё равно творите! Не можете мысли выразить словами – рисуйте, передайте в глине, в звуке, в вязании, в стройке, в чём угодно. Выразите всё наболевшее и сидящее внутри через что-то. Именно так выглядит человеческий антидепрессант.

Наталия Владимировна
Комментарии ( 0 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

АВТОРИЗУЙТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦ.СЕТИ
ИЛИ ВОЙДИТЕ КАК ГОСТЬ

Войти

Поделиться:


2018-01-19
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?