Эссе по работе Зигмунда Фрейда «Анализ фобии пятилетнего мальчика»

55Эссе по работе Зигмунда Фрейда «Анализ фобии пятилетнего мальчика»
Эссе по работе Зигмунда Фрейда  «Анализ фобии пятилетнего мальчика»

                              Эссе по работе Зигмунда Фрейда

                  «Анализ фобии пятилетнего мальчика»

 

       Психоанализ  когда-то увлек  меня еще  больше  после прочтения труда австрийского психоаналитика З.Фрейда «Анализ фобии пятилетнего мальчика». В этой работе  мной обнаружены самые весомые доказательства убеждений Фрейда. А это есть основы психоанализа. Первое доказательство  касается проблемы существенного влияния  жизни ребенка младенческого возраста  на личность  взрослого человека. Второе базируется на значимости для ребенка  отношений  для приобретения им психического здоровья. Третье  заключается в том, что именно психоанализ дает нам особый язык для исследования переживаний личности.Эта работа многому учит. В ней проведен мастерский анализ не только развития невроза, а  и всей  психической жизни ребенка в целом.

          Отмечу, что детский психоанализ  как таковой не существовал еще в то время. В основном  психоанализ  применялся  ко взрослому человеку. Поэтому, на мой взгляд, данный труд имел фундаментальное значение для развития детского психоанализа.

         Анализ представленного  случая, конечно, является довольно условным, но он открыто продемонстрировал механизмы психологической защиты, начинающие действовать  при подавлении  Эдипового комплекса. Зигмунд Фрейд давно занимался исследованием Эдипова комплекса. А случай маленького Ганса, простота и ясность его анализа, подтверждают фрейдовские исследования относительно существования открытого им комплекса.  Фрейд проводит анализ со свойственной ему прямотой, откровенностью  и считает это нужным  в области  детской сексуальности, в  основных компонентах которой он видит ведущий мотив для развития всех невротических симптомов последующей жизни.

           Фрейд весьма убедителен, говоря, что дети проявляют сексуальную активность задолго до полового  созревания. Она проявляется на самых ранних стадиях психического  развития и, причем, на  них есть концентрация на конкретной части тела. Маленький Ганс переживал период фаллической стадии   развития. Поэтому понятен его интерес к половому органу.  

    Мне понравилась спонтанность осознания ребенком своих  мыслей, чувств, переживаний. Даже при предположении, что отец каким-то образом, формулировкой вопросов, настроением, оказывал влияние на высказывания сына, все же – процесс общения и высказывания Ганса были естественными, а не  вынужденными. Это означает, что маленькие дети могут вполне здраво воспринимать психоанализ!  Проведенный Фрейдом анализ фобии позволяет ему констатировать наличие страха кастрации, даже в случае отсутствия таковой угрозы. Но данный  комплекс может быть очень мощным, интенсивным по силе, приводящим к фобии, то есть – болезненному страху, корни  которого находятся во враждебном отношении  к отцу и садизме к матери. 

          Мы начинаем знакомство с мальчиком по имени Ганс. Ему  3 года. Мальчик  бойкий и веселый в силу лояльного, без строгостей, родительского воспитания. Все диалоги тщательно записывались отцом Ганса. Фрейд пишет, что  благодарен  отцу  за ценный материал для психоанализа. Но мне понравилось и другое.  Как пишет психоаналитик: «Заслуга отца идет еще дальше. Никакому другому лицу не удалось бы побудить ребенка к таким признаниям».

          Мы сразу окунаемся в теорию сексуального развития, типичную для детского возраста. Это стало очевидным благодаря  вопросу 3-х летнего Ганса относительно наличия у матери Wiwimacher’a  (полового органа). Мама  ответила утвердительно, но тут же последовал вопрос: «Почему ты спрашиваешь?». То есть, мама не поняла попытку сына узнать, есть ли гендерные различия, и даже как будто отрицала таковые. Далее Ганс видит «эквивалент» полового органа – это вымя коровы с вытекающим оттуда молоком.  Это первая  версия  мальчика материнского  полового органа.

         Отец сообщает Фрейду, что Ганс проявляет  любопытство к своему пенису. Он выступает источником удовольствия и тревоги одновременно. Однажды, увидев, что сын играет со своим половым органом, мать пригрозила ему, чтобы пресечь удовольствие, которое получает ребенок  при прикосновении  к  пенису: «Если ты это будешь делать, я позову доктора, и  он  отрежет  тебе твой Wiwimacher». Здесь  мама грозит  мальчику не отцом, а доктором.  Ганс понял, что есть   запрет  дотрагиваться  к своему пенису. Зигмунд  Фрейд  при анализе этого момента   устанавливает различие между началом тревоги и началом фобии. Но появляется закономерный вопрос, чего именно начал бояться  Ганс?  Связана ли кастрация с доктором?

         На вопрос матери: «Чем же ты тогда будешь делать wiwi?», Ганс быстро ответил, что будет  «писать» попой («Моим popo»),  что указывает  пока на отсутствие «кастрационного комплекса» и чувства вины в силу маленького возраста. Но в то же время такое быстрое смещение с переда  на  зад – это результат  первой  угрозы кастрации, которая исходила от матери.

         В этот же период отец фиксирует появление у их сына целой серии новых представлений: половые органы у льва, локомотива, собаки, лошади. В 3,4 года он видит на вокзале, как из локомотива льется вода. «Локомотив делает wiwi. А где его Wiwimacher ?». Через минуту к своим размышлениям он добавляет: «У собаки, у лошади есть Wiwimacher, а у стола и стула – нет». Так мальчик улавливает  существенное различие между одушевленными и неодушевленными предметами.

        Лошадь присутствует в мире Ганса еще до разворачивания фобии, и выступает опорой в обсуждении с матерью все той же темы, но уже несколько в  ином  свете. Ганс  говорит матери: «Я думаю, раз ты большая, то и Wiwimacher у тебя, как у лошади». Но вновь вопрос о различии полов отрицается со стороны матери, на этот раз – в отношении размера. Ганс приходит к выводу, что  взрослые и дети различаются исключительно  размером полового органа.

                Изучая текст,  мы узнаем о рождении сестренки Ганса. Ему было тогда  3,2 года. Поистине важное событие для мальчика!  Здесь всплывает тема аиста. Но ребенок  уже перестает верить в существование аиста. Врач, взволнованные родители, посуда с кровью… Ганс  в растерянности говорит, что из пениса  кровь никогда не течет. Все это свидетельство того, что    в  голове  мальчика целая буря мыслей, фантазий, связанных с половыми органами.

       Фрейд указывает на появление чувства ревности: «А зато у нее нет зубов!». Так как  в первые дни после рождения сестренки Ганс почти не получал внимания, у него развился симптом – воспалились гланды.  Немного отвлекаясь от текста, вспомним системную семейную терапию: согласно ей, ребенок «развивает» симптом для  привлечения  внимания  родителей.  

         Как  пишет  Фрейд, будучи в лихорадке, Ганс твердил, что  не хочет больше никакой сестренки.  Через неделю мальчик радостно заявил, когда увидел процесс купания сестренки, что половой орган у нее еще маленький, но он вырастет, когда Анна станет большой.  И спустя шесть месяцев, ревность мальчика угасла, и он вновь стал нежным, но уверенным в своем превосходстве, братом. Мы опять можем заметить, что у Ганса не проявляются различия между мальчиками и девочками. И лишь в 4,5 года,  вновь  наблюдая за  процессом  купания сестренки, Ганс, смеясь, говорит, что «Wiwimacher у нее такой красивый»…Фрейд пишет, что ответ Ганса не очень правдивый.  Но именно в тот момент у него появилось различение полов  вместо отрицания этого различия.

             Гансу было 3,4 года,  когда он рассказал свой сон, где он в Гмундене «...совсем  один с Марикой». Это подчеркивание – «совсем один» – выражает, на мой взгляд, желание  мальчика испытать эротическое удовольствие.  Оно было особенно острым, когда мать и отец, хотя бы изредка, забирали его  к себе в кровать. Тогда, будучи в постели с родителями, у него возникали эротические ощущения. Поэтому и  «совсем один» с Марикой имеет свой эротический смысл. Это характерно для маленьких детей, как подчеркивает Фрейд.  А  далее Ганс говорит о «своих детях Берте и Оле», которых принес аист. Это фантазирование – начало  запуска механизмов  психологической  защиты. Именно благодаря такой фантазии, Ганс  реализует  на «своих детях» свои воспоминания о материнской  ласке.

         Ганс интересуется сексуальной сферой постоянно. Причем, естественно, без чувств  стыда и вины. Например, он просит отца  дорисовать жирафу пенис, наблюдает, что у лошади половой орган расположен   тоже  внизу, как  у  него самого. Раздевая куклу, смотрит,   есть ли у нее  половой орган,  придумывает игру,  как будто  идет мочеиспускаться  в «клозет», но самом деле – это кладовка. Там в уединении  Ганс обнажает свой пенис, имитируя  процесс.

         Анализ представленных сюжетов приводит к выводу, что сексуальность Ганса аутоэротична, то есть  направлена на самого себя.  Но отец  Ганса  сделал записи о том, что сексуальность Ганса направлена и  во внешний мир.  Он  с любовью  смотрит  на дочек коллеги отца, называет их «мои девочки», нежно обнимает 5-летнего кузена и признается ему в любви, с обожанием следит за соседской девочкой, когда она идет домой из школы.

         Тогда в деревне  случился не менее значительный сюжет.  Ганса мама купала каждый день. И  во время этого процесса мальчик обратил   внимание матери  на то, что она не трогает его пенис,  и интересуется причиной этого. На это мама  очень категорично и строго ответила:  «Потому что это свинство». Ганс рассмеялся и сказал, что это всегда было приятно. Фрейд расценивает этот случай как попытку совратить  мать.

          После деревни  поведение мальчика существенно изменилось.  Он  стал просить  отвести  его  мочеиспускаться  подальше, чтобы его никто не видел, особенно подруги. Однако, ему стало сниться, что девочки помогают ему в данном приятном процессе: снимают штанишки и достают из них  пенис. Здесь, очевиднее всего, происходит вытеснение желания, которое заключается в том, чтобы кто-то непременно наблюдал за процессом  его уринирования.

        Хочется особо отметить, что Зигмунд Фрейд получил не просто ценнейший материал  от отца  Ганса  о сексуальном развитии сына. Это была история развития болезни, созвучная со многими детскими историями. Очень показателен в данном контексте тревожный сон  Ганса о  возможном уходе  матери: «Когда я спал, я думал, что ты ушла, и у меня нет мамы, чтобы ласкаться к ней». Именно в этот период дети обычно «преследуют»  маму: куда она, туда и ребенок.  Страх потерять заботливую маму испытывают все дети.  В данном случае Ганс  чувствует, что мать может куда-то уйти.  Мальчик  может интерпретировать это так: «Что мама хочет?».  Но, чего  бы  мама не желала, мальчик боится разлучаться с ней. Так появляется страх   - а  вдруг лошадь войдет в его комнату. Почему лошадь? Откуда этот страх?

        Согласно анализу Фрейда , именно гипертрофированная  нежность к матери превращается в тревогу, которая нуждается в  вытеснении. Остается чисто тревога, которая  превращается в страх лошади. То есть, здесь Фрейд  представляет тревогу как вытесненное и трансформированное либидо.

        Тревога  Ганса  объясняется приближающимся  отделением от матери,  матерью. Мальчик должен как-то символизировать тревогу. Как? Страхом. Вот и появляются «лошади».

           Страх перед лошадьми у Ганса перерастает в компульсивные  реакции: ему просто необходимо смотреть на лошадей, рассматривать их. Развивается фобия, и она достигает такой степени, что мальчик боится выходить из дома. Отец  объясняет это и  тем, что во время родов жены сына  удалили от такого зрелища подальше.  И теперь  страх удаляться от дома  соответствует тогдашней «тоске  по матери».

        На  фоне  развития фобии возникает придуманный образ жирафа: «Ночью в комнате был один большой и другой, измятый жираф. Большой жираф поднял крик, потому что я отнял у него измятого. Потом он перестал кричать, а я сел на измятого жирафа». Отец  думает следующим образом: «Большой жираф, очевидно, это  я, поскольку  у меня большой пенис и длинная шея, а измятый жираф – это супруга, ее скрытые половые органы. Так я разъяснил сыну».

        Мне пришли такие мысли. «Измятый» - сморщенный, маленький. То есть измятый жираф  - это мама. Но точно так же  можно утверждать, что большой жираф – это мать, а маленький – это он, Ганс.  Почему-то у меня возникла еще одна ассоциация со словом «измятый». Гансу как будто немного стыдно за такую деформацию жирафа. Но про стыд у Фрейда по тексту упоминается один раз: «…он  стыдливо отворачивается в противоположную сторону …он краснеет». Появилось желание изучить взаимосвязь стыда с эдиповым комплексом.

         У  Ганса  вскоре появляются   различия между лошадьми: «Все белые лошади кусают». Значит, бывают и другие лошади, другого цвета, которые не кусают. Есть лошади, которые падают и не падают.  Итак,  кто-то падает, кто-то кусает. Падение и укус… Здесь я усматриваю два полюса фобии мальчика. Наверное, этот полюс есть у каждого нашего страха.Мне думается еще,  что страх именно белой лошади может также символизировать врачей.  Они одеты в белые халаты. Мы помним, что во время отделения от матери у мальчика появилась ангина…

        Тем не менее, мы можем увидеть, что Ганс по-своему стремится справиться со своей фобией. Он играет в «лошадки» с прислугой, угрожая ей  «совсем раздеться», если она не подчинится ему. Тогда же отец дает сыну понимание того, что пениса у девочек нет. В ответ Ганс выдает собственное представление   относительно  того, что видел у матери ее половой орган сквозь прозрачную  сорочку. Другими  словами, данное  отцом разъяснение, указывающее  на отсутствие у матери  Wiwimacher’a, пока не принято Гансом. Возможно, появляется первое чувство недоверия к отцу.   Ганс  не верит этому. И, на мой взгляд, это просто желание мальчика непременно увидеть то, что спрятано, завуалировано.                                   

       В течение этого времени родители  объясняют своему сыну то, как рождаются дети. У Ганса появляется фантазия жениться  на своей матери и иметь с нею общих детей. Во время игры со своими воображаемыми детьми, он сообщает: «Прежде я был мамой, а теперь я папа». В данной игре его настоящая мать – это бабушка, то есть мама его «детей». Отец - это дедушка, который женится на его матери, то есть на бабушке. Мама в образе бабушки воспринимается иначе. Спокойнее. Именно таким образом ребенок разрешает свой «эдипов комплекс».

         Если вернуться к началу труда Фрейда, то мы увидим, что Гансу  родители ничего не запрещают. Отец  ничего не запрещает и не ставит «границы» дозволенного. Но возникает вполне естественный вопрос:  зачем в таких условиях ребенку так остро «нужна» эта фобия? Чем она выгодна?  Отец Ганса всегда доброжелателен и понимает  сына. Но что-то важное в нем  отсутствует... Ганс ждет помощи от  отца, ведь  есть страх кастрации. А ее, помощи, нет. Поэтому фобия нужна мальчику. Она «заместила» в ней отца, который  не решается его кастрировать, и эту особую функцию должна была сделать лошадь. Вернее, болезненный  страх перед ней.  

        Чувства к отцу у Ганса противоречивые. Это и любовь, и желание противостоять ему.  Это противостояние отчетливо выразилось в стремлении прекратить контроль над его чувствами и фантазиями. Вспомним вопрос мальчика: «Зачем ты все записываешь?». А прежде, чем дать отцу листок, мальчик сминает  и садится на листок. То есть – «отдайте мне то, что является только моим!»

           Другой  пример.  Ганс рассказывает отцу свою фантазию: «В Лайнце был поезд, и я поехал с моей бабушкой… На этот поезд  ты не успел. Там был второй поезд,  и ты поехал в нем за нами».  Здесь мальчик явно указал на то, что отец «не успевает» следовать его мыслям. И поэтому он впереди отца.  Это соперничество. Для данного утверждения важно помнить и то время, когда  в Гмундене  Ганс  был определенное  время  только с матерью. То есть, без отца. Фрейд особо это подчеркивает. У отца были, по всей видимости, свои задачи и проблемы, не связанные с семьей.   

          Итак, ненависть и любовь к отцу проявляются одновременно. Амбивалентность. Но все же  в тексте  есть момент проявления любви к отцу, когда  Ганс  задает почти сакраментальный вопрос: «А почему ты сказал мне, что я люблю маму, и на меня находит страх, потому что я люблю тебя?» Я думаю, что враждебность к отцу  тесно связана здесь с любовью к нему.   Фрейд сказал мальчику, что он страшится отца из-за плохих мыслей о нем. Психоаналитик   прояснил страх Ганса перед лошадьми, гипотетично говоря, что лошадь похожа  на отца: черная  кожа вокруг белой лошадиной пасти и черные шоры – это есть  усы и очки отца. После встречи с Фрейдом отец записал диалог  с сыном,  в ходе  которого  Ганс сказал: «Папа, не убегай от меня!»  В этом отношении Фрейд замечает, что нужно различать «страх перед отцом, вокруг отца и страх за отца перед отцом».

        Данные интерпретации  помогли  мальчику извлечь  вытесненное  из глубин бессознательного. Ганс охотно уточнял малейшие детали своего страха,  названные  им просто  «чепухой».  Ему было страшно, что лошадь «не потянет» груз. Поэтому впоследствии мальчик  боялся  тяжело нагруженных  телег и повозок. Однажды он был свидетелем сцены, когда упавшая лошадь судорожно перебирает ногами. Мальчик подумал, что  лошадь умирает. После интерпретаций Супер-Отца, коим явился Фрейд, Ганс  понял, что  он ненавидел отца и  желал смерти ему, рассказывая об умершей лошади.

          Со временем страхи  Ганса перед белыми лошадьми уменьшались.    Разговоры с  Гансом  привели, в конце  концов к тому, что он  смог совладать  со своими амбивалентными  чувствами к отцу. Исповедуя свою первую фантазию,  мальчик   рассказал  о водопроводчике, забравшим его пенис, но    вернул  другой, большего размера. Сообщая вторую, он  признался отцу в том, что   «был» отцом своих воображаемых детей, а не их матерью, как обычно бывало прежде. Конечно, после этого,  Ганс стал частью отца. Ощущение идентичности. А это важно для растущего мальчика. Ребенок   убедился, что отец любит его и вовсе не зол на него. И страхи постепенно исчезали.   Ганс  научился проявлять агрессию по отношению к отцу в виде игры: кусал его, игриво сопротивлялся, что тоже является подтверждением того, что отца-лошадь он  страшился все меньше, и произошло отождествление  с отцом. Ведь  в игре он был кусающей лошадью. Здесь есть тесная связка в диаде «страх-агрессия». Так Ганс излечился.

          Я многое поняла, прочитав эту работу Фрейда. Точнее осознала, что о бессознательном мы знаем очень мало. Что в нем так много конфликтов из раннего детства.  А внутренние, неразрешенные конфликты, влияют на наше  повседневное, ежечасное поведение.   В работе дан пример страха перед лошадью. А это проявилось в снах, фантазиях ребенка.  

     Мной прожита мысль в ходе прочтения, насколько закономерно все, что происходит в нашей психической жизни!  

 

Татьяна Витальевна
Комментарии ( 0 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

АВТОРИЗУЙТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦ.СЕТИ
ИЛИ ВОЙДИТЕ КАК ГОСТЬ

Войти

Поделиться:


2018-10-12
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?