Бесплодие: эхо прошлого горевания

Исследуя психологические запреты на беременность, мы обязательно встретимся с темой горя - тем грузом родительской, семейной утраты детской жизни, которая закончилась слишком рано. Говорят, когда мы переживаем утрату своих родителей, мы горюем по прошлому нашей семьи, когда мы теряем детей – оплакиваем будущее, которое уже не случится. Переживание утраты детей является, пожалуй, самым тяжелым испытанием и опытом родительской, да и человеческой жизни. И, к сожалению, не всегда у каждого из супругов, их паре, семье находятся ресурсы, чтобы справится, перегоревать это великое горе, найти в себе силы полноценно продолжать жить. Боль такой утраты бывает настолько нестерпимой и всеобъемлющей, а психологических ресурсов, необходимых для ее проживания недостаточно. Единственным способом быть в этой ситуации, продолжать как-то жить, оказывается включение защитных механизмов нашей психики, которые работают на сохранность личности, вменяемость, дееспособность. Остановить горевание, чтобы не переживать нестерпимую боль и сохранить себя… Бесплодие может стать для этого хорошим помощником, потому что «не дает» нам снова встретиться с болью, которая когда-то оказалась нам не по силам.

 Бывает и так, что ребенок переживает утрату родителя, по каким-то причинам связывает это со своим появлением на свет, а возможно и в целом с темой опасности родительства. Здесь происходит тот же процесс включения психологических защит и возможности встретиться с такой болью блокируются, в том числе с помощью симптома бесплодия.

Важно сказать и о том, что в супружеской паре, мужчина и женщина очень по-разному переживают горе, потому часто чувствуют себя непонятыми, неподдежанными и одинокими в своем переживании, постепенно теряют эмоциональный контакт, отдаляются и даже прекращают супружеские отношения, а их горе так и остается непережитым.

Горевание утраты детской жизни или ранней потери родителя часто уходит своими корнями в опыт наших предыдущих поколений. Бывает, что непережитое горе и способы защиты от него мы получаем в наследство от своих предков и именно такой печальный опыт старших поколений не дает нам возможности полноценного продолжения себя в своих детях.

Так или иначе, непережитая утрата является мощнейшей причиной психологического запрета на беременность и ведет к симптому бесплодия. Чтобы понять, как непережитое горе может стать причиной бесплодия, а главное, что мы можем сделать, чтобы ее снять, необходимо разобраться с этими вопросами более детально.

Воронка горя. Наверное, лучшая метафора, которую мне удалось найти о горе и его проживании – это воронка, в основании которой эпицентр душевного страдания, вокруг него образуется вихрь кружащихся осколков переживаний, питающих эту боль. Эпицентр или ядро страдания представляет собой сложный набор эмоций по поводу ситуации, в которой оказался человек. Чаще всего это сочетание страха, беспомощности, гнева и вины, связанных с утратой кого-то (чего-то) ценного, дорогого в нашей жизни. Именно этот коктейль эмоциональных переживаний мы чувствуем как боль. А сила таких эмоций настолько велика, что поглощает способность взглянуть на ситуацию как-то иначе, блокирует интеллектуальные ресурсы, буквально обесточивает. Вокруг этого очага закручивается воронка из воспоминаний и мыслей, фактов, их интерпретаций, которая питает и поддерживает эпицентр страдания, подтверждая именно такое положение вещей. Так возникает ощущение замкнутого круга, безысходности и отчаяния, с которым, кажется, нет возможности справиться, у которого теряются временные и пространственные границы. Воронка горя отнимает все наши силы, разрушая наши прежние убеждения, веру, способность быть в полноценных отношениях с другими людьми. Но действительно ли это кружение бесконечно? Одна из закономерностей Жизни как раз о том, что любой процесс имеет свое начало и свой конец. Ураган стихает, приходит тишина, а потом природа начинает свое восстановление. Так происходит и с гореванием, но только в том случае, если мы действительно его проживанием, если мы даем своему горю место быть в нашей жизни, встречаемся с болью, ведь только так можно ее пережить.

Работа горя: путь проживания утраты. У психологов процесс горевания принято называть «работой горя». И действительно, это объемное, последовательное движение нашего существа, нашей Души, где главной целью является настоящая встреча с болью утраты. Как это происходит:

1 стадия. Шок - представляет собой отстраненность от всего происходящего,  эмоциональный ступор, онемение, оглушенность или, наоборот, внутренний взрыв. Мир может казаться нереальным, время ускоряться или останавливаться, пространство — сужаться. Притупляется восприятие внешней реальности, в последующем нередко возникают пробелы в воспоминаниях об этом периоде. Состояние шока необходимо, потому что за это время психика человека готовится принять происходящее.

 2  стадия. Отрицание - неверие в реальность потери. Человек убеждает себя и других в том, что «все еще изменится к лучшему», что «врачи ошиблись» и т.д. Здесь характерно не отрицание самого факта потери, но отрицание факта постоянства потери. Сознание не допускает мысли о чьей-то смерти, оно сторонится боли, которая грозит разрушением, и не хочет верить в то, что собственная жизнь теперь тоже должна измениться. В этот период жизнь напоминает дурной сон, и человек отчаянно пытается «проснуться», чтобы убедиться в том, что все осталось как прежде. Отрицание поддерживает иллюзию о том, что мир будет меняться, следуя за нашими «да» и «нет», а еще лучше — оставаться неизменным. Но постепенно сознание начинает принимать реальность потери и ее боль — как будто до того пустое внутреннее пространство начинает заполняться эмоциями.

3 стадия.  Агрессия - негодование, враждебность по отношению к окружающим, обвинение себя, родных или знакомых, лечившего врача, и др. Человек пытается отыскать в событиях доказательства, что он не сделал всего, что мог (не вовремя дал лекарство, отпустил одного, не был рядом и т.д.), обвиняет себя в невнимательности и преувеличивает значение своих малейших оплошностей. А когда злость находит свой выход, интенсивность эмоций снижается, наступает следующая стадия. Главное – дать возможность агрессии безопасно выразиться.

стадия. Депрессия (страдание, дезорганизация) — тоска, одиночество, уход в себя и глубокое погружение в правду потери. Именно на эту стадию приходится большая часть работы горя, потому что человек, столкнувшийся со смертью, имеет возможность сквозь депрессию и боль искать смысл произошедшего, переосмысливать ценность собственной жизни, постепенно отпускать утрату, прощая себя и других.

стадия. Принятие случившегося. На этой фазе жизнь входит в свою колею, восстанавливаются сон, аппетит, способность работать. Переживание горя теперь протекает в виде сначала частых, а потом все более редких отдельных толчков, какие бывают после основного землетрясения. За этот период утрата постепенно входит в жизнь, занимает свое постоянное место в семейной и личной истории.

 

Психологические защиты: для чего и как мы останавливаем работу горя.

Нормальная работа горя длится порядка 2-х лет, но одним из самых больших препятствий к этому является неосознанное стремление горюющих людей избежать душевной боли, связанной с переживанием утраты, отсутствие необходимых для горевания ресурсов. В этих случаях происходит «застревание» на каком-либо из этапов горевания или «замораживание» горя. Останавливать работу горя мы можем разными способами. Боль можно вытеснить, неосознанно спрятав ее от себя и других в потайное место своего бессознательного, причем так, чтобы доступ к этому месту был максимально невозможным. Боль можно заместить, подменить другим переживанием, например, иронией или смирением. Тогда, боли как-будто бы нет. Еще можно проецировать, приписывать свое страдание другим и тогда, возникает ощущение, что страдают «они», а не «я». Можно рационализировать, объяснять свою боль, простраивая логичные цепочки причин и следствий. И такой подход «спасает» от самого переживания. Можно использовать более сложную защитную комбинацию – сначала вытеснить, а потом заменить на противоположное чувство. Или просто уйти в регресс – вернуться к детским, ранним формам поведения, занять инфантильную позицию и так отказаться от проживания боли. Все эти способы психологических защит естественны для человеческой природы, но каждый из них требует колоссальных затрат жизненной энергии, что в свою очередь ведет к истощению ресурсов не только психики, но и нашего тела, к появлению психосоматических заболеваний, медикаментозное лечение которых так часто оказывается неэффективным.

Когда мы останавливаем переживание утраты, защищаясь таким образом от страдания, боль действительно становится неощутимой. Но другая сторона этого процесса о том, что вместе со страданием «замораживаются» и все остальные чувства. Мы уже не можем полноценно переживать радость, нежность, экстаз, любовь. Большую часть нашего внутреннего пространства занимает «застывший ураган», где просто нет места для других событий, состояний, другого жизненного опыта. Замороженное горе делает замороженными нас самих. Это похоже на остановленный, скованный поток жизни, восстановить течение которого могут лишь теплые слезы горевания, в том  необходимом количестве, чтобы растопить лед. Если сказать психологическим языком, в таких случаях необходимо запустить работу горя. Оно должно быть легализовано, признано. Горе должно зазвучать, своими разными голосами. Именно чувства горевания, когда они проявлены, приняты и выражены, помогают работе горя состояться и завершиться в положенный срок.

Бесплодие – это хроническое горевание.

Эта мысль сопровождает меня как терапевта всякий раз, когда я работаю с супружеской парой, неоднократно переживающей неудавшуюся попытку сохранить долгожданную беременность. Воронка супружеского, семейного горевания, кажется, не прекращает своего вращения, всякий раз утверждая себя с новой силой. Теряется вера в то, что в семье возможно родительское счастье, а страдание бесплодие обретает для супругов особый смысл, вокруг которого организуются их отношения, можно сказать, их Любовь. Страдание бесплодия становится сценарием супружеской жизни, и, как это не парадоксально, ценностью, с которой паре трудно расстаться. В этом плане горевание бесплодия, его переживание представляется мне особенным. Работа горя бесплодия – мега задача, которая стоит перед супругами и перед терапевтом, помогающим ее «запустить» и качественно пережить. Нам предстоит слой за слоем снимать накопленные и остановленные аспекты горевания, всякий раз сверяясь с тем как бесплодие «работает» на супружеский сценарий. Об этом более подробно в моей статье «Танго втроем: загадочный треугольник бесплодия».  

Бесплодие как непережитое супружеское, семейное горе.

 Непережитая утрата может стать причиной психологического запрета на беременность и превратиться в симптом бесплодия. В эпицентре воронки горя бесплодия такие темы:

  • утрата детской жизни - предполагает потерю ребенка во внутриутробном периоде (сюда относятся аборты, выкидыши, неудачные попытки ЭКО и ЭКСИ), раннем, младшем, подростковом возрасте.
  • утрата родителя, в связи с беременностью и родами - случается и так, что во время родов и раннем детском периоде погибает мама, а малыш остается жить. Еще вариант этой ситуации: во время беременности погибает и мама и малыш, а старшие дети сталкиваются с переживанием горя, симптоматика бесплодия может быть проявлена у них.
  • утрата супруга (супружеских отношений), в связи с беременностью и родами – когда во время беременности, родов, раннего детского периода супружеские отношения разрушаются. Сюда мы отнесем измены, разводы, уход партнера в алкогольную и другие зависимости.

В своей практике мне случается наблюдать очень разные истории людей об утрате, которая пришла в жизнь, потому что, как им кажется, случилась беременность и рождение ребенка. Довольно часто это звучит так: «когда я родился, папа ушел из семьи» или «когда я родила, мой супруг покинул меня», «если бы я не забеременела, я бы сейчас не страдала», «если бы я его не родила, мне не пришлось бы его хоронить»… Все эти темы говорят мне о том, что идет процесс горевания, человек находится в воронке горя, на каком-то своем этапе, использует свои защитные психологические механизмы, чтобы жить с этим страданием, оставаясь сохранным. Но, знаете, все эти разные истории объединены общей идеей – глубинной, бессознательной верой в то, что РОЖДЕНИЕ РЕБЕНКА = УТРАТА. Если сказать это на языке бессознательного, получится очень простая, жесткая и страшная установка: РОЖДЕНИЕ = СМЕРТЬ. Этот миф питает воронку горя, постоянно требует  и находит себе подтверждение, закрывает истинную непережитую боль случившейся когда-то утраты. А симптом бесплодия становится естественной защитой от боли горевания и в то же время служит подтверждением этого убеждения. Здесь наша основная задача поставить под вопрос это глубинное убеждение, понять, откуда оно выросло и таким образом найти настоящий источник горевания, чтобы перегоревать его и освободиться. Чтобы это сделать, необходимо пересмотреть свой личный опыт, историю супружеских отношений, семьи, рода. Возможно, вы увидите, что эпицентр воронки горевания в вашем личном опыте, в супружеских отношениях, а может быть, обнаружите его в событиях вашей семьи, вашего рода. Есть различные техники, которые позволяют сделать это качественно и максимально полезно, одной из них является метод составления гемограммы, который вполне можно освоить самостоятельно, еще лучше, если у вас найдется возможность сделать такую работу со специалистом.

О том, как неотгореванное горе передается по наследству в родовой системе, я расскажу в своей следующей статье. Здесь же мне важно упомянуть об особенностях переживания горя в супружеских парах. И главной такой особенностью является разница между мужским и женским гореванием. Казалось бы, общее горе супругов должно их сплотить, объединить и так дать им ресурсы для переживания утраты. Но часто происходят прямо противоположные вещи – супруги теряют эмоциональный контакт, отдаляются, замыкаясь в собственных переживаниях, чувствуют себя одинокими и непонятыми. Бывает и так, что супружеские отношения заканчиваются раньше, чем их общее горевание.  «Почему он все время злится и кричит на меня, разве он не видит как мне плохо?» «Почему она все время рыдает, сколько это будет продолжаться?» - примерно так выглядит отчаяние обоих, которое становится явным или скрытым конфликтом в паре, истощает партнеров и их отношения. Происходит это потому, что мужчины и женщины горюют по-разному. Еще в детстве девочкам разрешено плакать, но запрещено злиться, а мальчикам – наоборот, допустимо проявлять агрессию, но, не в коем случае, слезы. Мы вырастаем и закрепляем эти социальные предписания, а когда встречаемся с гореванием в супружестве, разница проживания горя разрушает наши отношения. Мужчинам трудно оплакать свою утрату, а женщинам разрешить себе злиться на то, что произошло. Каждый из них «застревает» в своем горе по-своему и не может понять «другое» горевание своего партнера. Так культуральные, гендерные различия в проживании горя, способны усиливать эпицентр боли, заставляя воронку горя набирать еще большие обороты. В этом ключе симптом бесплодия указывает на непережитое супружеское горевание. Если супруги находят возможность обоюдно разобраться с этим процессом, увидеть его с этих позиций, а главное принять именно такое горевание своего партнера, то переживание утраты в итоге сработает на их супружество, его укрепление и развитие. А вот это уже серьезный ресурс для продолжения совместной жизни и здорового появления детей в их семье.

            Пересматривая свою личную, супружескую, семейную и родовую истории, мы можем ответить на еще один важный вопрос -  Кто Я в этом горевании? Женщина, мужчина, который(ая) потеряла ребенка, партнера? Ребенок, который потерял маму, когда она носила или рожала моего брата, сестру? Потомок своего рода, в котором есть сильные истории о потерянных детях, родителях, супругов, связанные с беременностью, родами, ранним детским возрастом? Ответ на этот вопрос дает нам понимание на каком уровне живет наше горе – личном, супружеском, семейном, родовом.  Возможно, оно является переплетением нескольких аспектов.  Ответ на этот вопрос обращает нас к ресурсам, необходимым для того, чтобы перегоревать утрату и снять запрет на беременность. Такими ресурсами могут стать:

  • силы нашей личности – те качества, умения, способности, которыми мы обладаем;
  • силы супружеских отношений – уважение, честность, понимание, доверие и преданность в паре;
  • силы семейной и родовой системы – признание и принятие страшного семейного опыта, горя; проявление уважения, почтения к этому опыту семьи, обращение и присоединение к историям успешного и счастливого рождения детей, семейным способам преодоления препятствий на этом пути.

Необходимые шаги в работе с бесплодием как симптомом непережитой утраты

Если немного подсобрать все, о чем мы поговорили, становится возможным выделить несколько основных шагов, которые необходимо сделать, чтобы снять запрет на беременность, как результат непережитой утраты:

  1. Найти эпицентр воронки горя и уровень, на котором она работает (пересмотреть личную, супружескую, семейную, родовую истории);
  2. Выделить ключевую тему горевания и Миф, который сложился в этой теме (беременность и роды как утрата ребенка, родителя, супружества);
  3. Идентифицировать себя в этом процессе горевания (Кто Я, как горюющий);
  4. Легализовать свое горе (признать его, согласиться, что это больно);
  5. Дать горю зазвучать (выразить чувства: ужас, злость, вину, беспомощность);
  6. Говорить о горе с близкими людьми, супругами, помогающими специалистами;
  7. Принять иной способ горевания своего супруга, партнера;
  8. Обратиться к ресурсам, помогающим горевать (личные, супружеские, семейные, родовые);
  9. Не торопиться, давать себе время и место на качественное прохождение каждого из этапов горевания.

Согласитесь, работа немалая! Я думаю, проходя этот путь, очень важно иметь ориентиры, которые послужат вам поддержкой, помогут понять пройден ли процесс горевания.

Маркеры выхода из воронки горевания:

  1. Разотождествление с горем. Отпускание горя. Когда появляется четкое ощущение – есть «Я», и есть мой процесс горевания, с которым Я нахожусь в каких-то отношениях. Возможность отделить себя от горя, увидеть воронку горя и принять более или менее осознанное решение больше не питать ее эмоционально;
  2. Смена фокуса внимания. Когда во внутреннем пространстве появляются другие темы, мысли и переживания, вызывающие интерес, включающие нас с жизнь;
  3. Изменение отношения к опыту, который принес горевание. Когда я размышляю над вопросами: чему я научился(лась), благодаря этому горю, что ценного пришло в мою жизнь, а с чем я расстался(лась)? Так проявляется духовная сторона горевания, где мы способны признать, что даже самая тяжелая потеря содержит в себе возможность обретения;
  4. Переписывание мифа: РОЖДЕНИЕ = СМЕРТЬ. Когда я допускаю, а главное нахожу подтверждение другой идее про рождение и утрату в разных аспектах жизни. Даю ей право на существование или выбираю верить в нее;
  5. Разрешение жизни продолжаться. Когда я создаю памятное место в своем внутреннем, а может и внешнем пространстве. Это памятник, к которому можно приходить, когда это необходимо, чтобы почтить события, которые произошли. Так горе оказывает признанным и присвоенным, ему находится место в моей жизни. И я теперь уже МОГУ разрешить себе отойти от памятного места, двигаться в жизнь.  Продолжать жить, продолжая жизнь!

 

                                 Анастасия Чернышова – психолог, кандидат наук,

                                 системный семейный психотерапевт

 

2017-01-14
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?