Безапелляционные суждения.

Малявочке лет пять. Она идет со своей мамочкой  за ручку на прогулку. Она любима мамой, она послушна, любознательна и знает, что она – умняшка. Вот, знает уже буквы. И может прочитать все вывески. «Оп- ти –ка». Вот это да! Малышка прыгает от восхищения и осознания своего ума. Да, что там от ума! УмиЩа!

Какие взрослые чудные! Безграмотные, право слово. Вот, ей, всего пять лет, и то она-то знает, знает… как пишется «Аптека». Тут целых две ошибки, в этой «оптике». Куда дилектор смотрит? И как те дяденьки, которые писали вывеску учились в школе? Второгодники, наверное. Теперь вот на смех курам! И девочка, хотя была не курицей, а очень умной девочкой, сама заливисто захохотала. «Ну, мама, мам, вот как же дяденькам не стыдно!».

Но мама вовсе и не разделила радость дочки от захлестнувшего ее превосходства над неграмотными дядьками. Мама рассказала, что есть такое слово, про очки. Оптические линзы, микроскопы, такие стеклышки, ну и так далее.

Девчоночка поникла. Ну, а потом узнала много новых слов. И, слушая чужую речь, которая казалась ей неправильной, она прикусывала язычок, вспоминая свой казус про «оптику».

Такому феномену всезнайства на первом этапе освоения любого нового дела, подвержены многие люди. Достаточно вспомнить радостное возбуждение от новой идеи в одной единственной прочитанной книжке нового автора, которая «легла на сердце», как эта истина транслируется другим людям с непогрешимостью пророка. «Вот оно, где собака то порылась!», - думается неофиту.

Можно  в эту тему привести посты психологов, которые отважились на самораскрытие, и описали, как они в порыве праведного света знания, на первом же году обучения, ставили «диагнозы», развешивая ярлыки на окружающих. Потом только приходило понимание неоднозначности любого вывода без целой батареи тестов.

Известный многим круг познания графически иллюстрирует непоколебимость неофита в своих знаниях. Если изобразить область познания новичка кругом, получится небольшой светлый пятачок усвоенных накрепко знаний, окруженный тьмой непознанного. Граница между светом и тьмой будет равна длине окружности маленького пятачка. Таким образом, получается, что человек, знающий одну-единственную истину понимает, что область его непознанного невелика. Всего-то длина маааленькой окружности.



Человек, познавший  больше, имеющий  большое «светлое пятно» знаний, имеет и большую длину окружности этого пятна, обозначающего границу с его личным непознанным. И эта граница достаточно велика. Вот почему мудрецы говорят о том, что «знают только то, что ничего не знают». Чем больше они изучают, тем шире соприкосновение с непознанным, они начинают понимать масштаб той «тьмы», что окружает их личное огромное знание.

Анализируя полученные знания, можно найти точки пересечения различных теорий на практике  и перейти от анализа научного знания  к синтезу. В моем опыте оказывается, что различные течения и парадигмы не столько противоречат, сколько дополняют друг друга, поскольку, у каждой из них есть свое обоснование и доказательство.

При этом, человеческая мысль не стоит на месте, а, на основе существующих теорий выдвигает новые. В этом заключается следование традиции.

Мотивы, которые я описала, великолепно отражает аркан Таро Иерофант. Его значение – «традиция», «наставничество», и другие. Соединение «старого» с «новым» хорошо иллюстрирует другое имя этого аркана – «Понтифик» - строитель мостов. Наведение мостов между разными берегами  - его прерогатива.  Так же, как поддержание традиции ремонта действительно существующего моста в Древней Греции, ответственность за который лежала на древнем  Понтифике.

Крайние полярности Аркана – это релятивизм  и догматизм. Релятивизм  отрицает преемственность знания, отказ от традиции, а догматизм оперирует неизменными раз и навсегда положениями, основанными на святой вере в авторитеты.

Как отрицая полностью прошлое научное знание, так и слепо их принимая, не учитывая новых открытий, мы выходим из традиции, нарушая баланс.

Наряду с типологией темпераментов древности появилось множество  других классификаций, по иному признаку. Отказ от классификации людей, согласно четырем жидкостям воплощал бы крайнюю степень релятивизма, отказ от создания  новых классификаций сделал бы нас закостенелыми, не гибкими, и погрузил в жесткую скорлупу догмы.



На Аркане в разных колодах изображается Иерофант (Верховный жрец) в благословляющем жесте. Этот жест - символ традиции, когда неофит у подножия трона возносит молитву,  и получает в ответ благословение на свой личный путь познания добра и зла.

Ваша Ирина Панина

Вместе мы отыщем путь к вашим скрытым возможностям.

2017-02-03
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?