Что такое нравственность

👁 35

Всё о православной  психологии  на  psyheo.by

 «Нравственность вообще есть неискоренимое стремление человеческого духа оценивать сознательно-свободные действия и состояния человека, на основании врожденной духу человеческому идеи добра, выразительницею которой является совесть» (Священник В. Борщановский)

О, нравственность, непреложный  внутренний закон  добропорядочной жизни, не изобретённый человеком, а данный человечеству свыше. О, нравственность, неизменная  основа  человечности,  неписаный  кодекс человеческих отношений на основе взаимной  любви, ответственности и справедливости, отражающийся в зеркале  совести. О, нравственность,  суть Евангелия, неотъемлемое свойство христианской души и основное качество христианского  духа, что известно о тебе современному  человечеству, переживающему бурный расцвет информационных технологий на  фоне заката нравственности, духовности  и подлинно человеческой культуры ?

К сожалению, следует честно  признать, что о нравственности в истинном, т.е. сущностном значении этого понятия, а  точнее  целой   категории, современному человеку известно очень мало и прежде всего потому, что подлинное значение категории нравственности в  настоящее  время  уже очень сильно искажено.

На сегодняшний день в общественном и индивидуальном сознании имеет место по большей части   изменённое и выхолощенное  понятие нравственности, которое  отражает  исключительно поверхностную сторону данной категории, а  не  глубинную  суть.

Говоря о кризисе нравственности в современном информационно-технологическом обществе, проявлениями чего являются многочисленные аддикции  (зависимости), кризис  института традиционной  семьи, гендерные  и ювенальные  проблемы и противоречия,  утрата   смысла  жизни, стрессы, депресии, суицидальные проявления и т.д. нельзя не коснуться такой стратегически важной темы, как нравственность.

О нравственности и важности формирования у человека нравственного самосознания и мировоззрения, выражающегося  в  качествах  коллективизма, ответственности, патриотизма, гуманизма, готовности к служению и выполнению гражданского и человеческого долга  говорят сегодня многие, если не все.

Важность такой  категории, как нравственность сегодня ни у кого не вызывает сомнений, поскольку это базовая или системообразующая  категория  личностного характера, которая  является своего рода  когнитивным фундаментом и базисом для формирования  нравственной личности, как социально ориентированной, ценностно определённой  и  когнитивно здравой.

Можно смело говорить о том, что категория нравственности является  одной  из важнейших   характеристик   человеческой  личности, которая  как осознанно, так  и   неосознанно,  стоит на страже когнитивного и душевно-духовного здоровья человека,  олицетворяя  собой, не что иное, как человеческое  совершенство или  совершенство человеческой личности в её социальной  и духовной  направленности.  Под духовной  направленностью понимаются, как  социально-гуманистический (душевный), так  и  сугубо  религиозный (духовный)  аспекты нравственной личности, являющейся  олицетворением  милосердия  и  безусловной  любви.

В данной   связи  можно смело утверждать  о том, что именно нравственность является единственной альтернативной  человеческого  эгоизма  и по существу фактором, обеспечивающим  не   просто  баланс  между  эгоизмом  и жертвенностью, а  всю  внутреннюю конфигурацию человеческой  личности (эго ориентированной  или  нравственно ориентированной).

Ни для кого из специалистов по духовно-воспитательной работе сегодня не секрет, что нравственность – это единственно правильная основа для выработки у человека наиболее правильного в ценностном  отношении социально-ориентированного, т.е. гражданского сознания, мышления и мировоззрения, которое и  именуется нравственным.

Вот, собственно,  почему наличие в сознании человека, прежде всего нравственных (духовно-нравственных)  установок, принципов и критериев, является по существу самой главной  характеристикой личности, её  защитой и гарантией  её социального, психического  и душевного здоровья,  как  внутренней  готовности  не только к потреблению и стяжательству, но и выполнению человеческого и гражданского долга.

В то же самое время в системе общественного и индивидуального сознания по отношению к категории нравственности в настоящее время имеет место глубокий понятийный вакуум. В силу целого ряда обстоятельств политического, идеологического и социально-экономического характера  понятие нравственности за последние десятилетия очень сильно обесценилось, но самое удручающее  то, что оно  уже практически утратило свой изначальный и сущностный (иконичный) смысл.

Такие избитые идеологами формулировки, как нравственное совершенствование / развитие / воспитание / формирование / укрепление / становление  и т.п. (всесторонне и гармонично развитой личности), использованные на протяжении многих лет настолько замылили суть этого понятия, что оно фактически стало нарицательным или в лучшем случае  отражением  формальной  моральности или  идеологической правильности. При этом внутренняя и глубинная, т.е. духовная и энергийная сторона понятия нравственность, не просто исказилась, а практически потерялась.

Для подтверждения этой ситуации, достаточно взять наиболее авторитетные голоссарии, дающие сегодня определение нравственности:

  • С.Ю. Головин. Словарь практического психолога , 1998 г.

Нравственность - Регулирующая функция человеческого поведения. Согласно З. Фрейду, ее сущность сводится к ограничению влечений.

  • Оксфордский толковый словарь по психологии под ред. А.Ребера, 2002 г.

Нравственность - Общая тенденция вести себя, таким образом, который соответствует моральному кодексу общества. Этот термин означает, что такое поведение.

  • Оксфордский толковый словарь по психологии под ред. А.Ребера, 2002 г.

Нравственность - Принципы или модели поведения, которые являются проявлениями принципов, оцениваемые с точки зрения их правильности или неправильности.

  • Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Словарь конфликтолога, 2009 г.

Нравственность - См. Мораль.

  • Жмуров В.А. Большая энциклопедия по психиатрии, 2-е изд.  2012 г.

Нравственность - (общеславянское, ср. лит. «noras» – воля, желание, хотение) – Общая тенденция вести себя, таким образом, который соответствует моральному кодексу общества. Этот термин означает, что такое поведение произвольно; тот, кто повинуется этому кодексу против своего желания, не считается нравственным.

  • Свободная электронная энциклопедия Википедия, 2013 г.

Нравственность - термин, чаще всего употребляющийся в речи и литературе как синоним морали, иногда - этики. В более узком значении нравственность - это внутренняя установка индивида действовать согласно своей совести и свободной воле – в отличие от морали, которая, наряду с законом, является внешним требованием к поведению индивида.

  • Словарь терминов по общей и социальной педагогике, А.С. Воронин - ‎2006 г.

Нравственность – особая форма общественного знания и вид общественных отношений, один из основных способов регуляции действий человека в обществе с помощью норм. В отличие от простых норм или традиции, нравственные нормы получают обоснование в виде идеалов добра и зла, должного, справедливости и т. д.(1)

Система внутренних прав человека, основанная на гуманистических ценностях доброты, справедливости, порядочности, сочувствия, готовности прийти на помощь. (2)

  • Большой энциклопедический словарь, 2000 г.

Нравственность –  См. Мораль.

  • Словарь Ожегова, «Азъ» , 1992 г.

Нравственность - Внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек, этические нормы; правила поведения, определяемые этими качествами.

Определение словаря практического психолога сводит нравственность по З. Фрейду к ограничению влечений, хотя очевидно, что любое ограничение и самоограничение должно иметь под собой  какой-то осознанный и  практический смысл.

Определение Оксфордского толкового словаря А. Ребера сводит нравственность к общественному моральному кодексу или общественной оценке  правильности или неправильности, но ведь известно, что  понятия морали могут существенно разниться в различных обществах и социальных системах (буржуазная мораль, пролетарская мораль, исламская мораль, светская мораль и т.д.).

Определение словаря конфликтолога А.Я. Анцупова  напрямую соотносит нравственность с моралью, подразумевая их  полную  тождественность, хотя очевидно, что мораль имеет гораздо большее отношение к  внешним формам поведения человека (социальному приличию), тогда как нравственность имеет гораздо большее отношение к внутренним установкам человека (направленности совести и воли).

Большая энциклопедия по психиатрии Жмурова В.А. сводит нравственность опять же к моральному кодексу общества, исключая  любые другие аспекты.

Несколько более точную формулировку, связанную с действием совести, даёт Википедия.

Ещё более глубокое определение  даёт словарь терминов по общей и социальной педагогике, приравнивая нравственность к особой  форме  общественного сознания, не расшифровывая при этом типа  общества  и его доминирующей  идеологии.

И, пожалуй, наиболее глубокое определение нравственности даёт Словарь Ожегова, который  напрямую соотносит нравственность с глубоко  внутренними духовными качествами человека, как  институциональными.

Можно и далее приводить определения нравственности из других более или менее авторитетных источников и голоссариев, но суть вопроса остаётся неизменной. В системе общественного сознания и его социальных институтов нет единого и верного понимания категории нравственности, как  институциональной  и  определяющей саму природу и направленность  человеческой личности.

Для любого образованного и просвещённого человека совершенно очевидно, что по существу ни одно из приведенных выше т.н. профессиональных определений нравственности не соответствует  его  подлинному значению и смыслу, как  установочному  и  конфигурационному, т.е.  определяющему  характер и направленность человеческой  личности.

Именно в этом досадном противоречии, собственно, и заключается основная проблема формирования, развития и укрепления института нравственности, поскольку изначально отсутствует верное представление о самом предмете и категории нравственности.

Если попытаться разобраться в причинах этого явления, то мы неизбежно придём к тому, что причины эти носят глобальный характер, который связан с изменением за  последние  годы самой модели человеческого мышления. Речь идёт  о смещением вектора общественного и индивидуального сознания с глубинных и сущностных (духовных и энергийных) категорий и ценностей на поверхностные, конъюнктурные и рациональные (потребительские).

Именно поэтому в понимании категории нравственности была утрачена изначальная глубина, свойственная самой человеческой природе, как трёх составной  - телесно-душевно-духовной. 

Говоря  другими словами, понятие нравственности, изначально имевшее  отношение к  характеристике  самого  человеческого духа  (его  энергетике), было сведено вначале   к  моральной  стороне  (душевной), а  затем  к  сугубо внешней и  формальной стороне социального приличия. 

При этом сущностная  (духовная) сторона категории нравственности попросту выпала из поля зрения и контекста психологического  исследования.

Таким образом,  категория нравственности, лишившись  самого главного  сущностного (духовного)  содержания и основы, олицетворяет  собой в настоящее время глубоко искажённый  термин,  отражающий  сугубо формальную  и поверхностную  сторону  данной  категории.

Важность этой  частично  утерянной, а   частичено искажённой основы  категории нравственности  опасно недооценивать, порскольку  во  все  времена  она  была  для  людей  наиважнейшей,  как  определявшей  саму человечность в её  подлинном   смысле  духовно-нравственном, а  не  хищническом.

Говоря  другими  словами, во  все  времена  люди  знали  о том, что  всё   подлинно человеческое  всегда  нравственно, как  отвечающее  Образу и  Подобию,  и наоборот,    всё безнравственное  не соответствует человеческому Образу  и Подобию.

Для исследования существа понятия нравственность обратимся к его этимологии.

Само понятие нравственность происходит от слова «нрав» или  «норов» (noras).

«Нрав»  или «но̀ров»  можно считать своего рода  окраской  и   характеристикой  направленности  человеческого ума  и духа:

«Ум и нрав слитно образуют Дух» (Толковый словарь Даля).

Это значит, что «нрав» является некой особой настройкой человеческого ума,  которая   задаёт   уму  совершенно  конкретную направленность  и определяет  его качественное состояние: динамичность,  индуктивность (возбудимость),  реактивность,  гибкость, утончённость, предрасположенность (к  добру   или  злу) и т.д.

В данной  связи  можно сказать, что по  отноршению к  человеческому  духу,  как  интегральному  состоянию  сознания,  «нрав»   является как бы  неким  «модулятором»,  который   придаёт  духу  человека  совершенно определённые свойства  и характеристики.  В одном  случае (при  одном типе нрава)  дух  человека может быть  олицетворением самой  добродетели, а  в другом   случае (при  другом  типе  молуляции  нрава),  дух  человека  может быть олицетворением зла  и демонизма.

В данной   связии  модулирующая  функция человеческого нрава,  способная формировать  направленность  всей  системы  сознания (когнитивной   сферы), является  принципиально важной, как  для  личности, так и для   социума  по  той   причине, что  именно  она  и  опредеделяет   в  конечном  счёте  направленность  по  отношению  к  добру  и злу, как  отдельной  личности, так  и самого социума.   

Хорошо известно, что нрав  человека  может быть разным – тихим  и  шумным, кротким и буйным, смиренным  и гордым, терпеливым и  вспыльчивым,  праведным  и лукавым, бесхитростным  и  коварным,  неприхотливым  и капризным,  покладистым  и своенравным, добродетельным и демоническим и т.д.

Как  можно  заметить  из этого перечня,  нрав  человека  является,  не  чем иным, как  совершенно  чёткой  системой внутренних  установок, которая  включает  и активизирует  те  или   иные качества  (энергии)  человеческой  личности, формируя  их  движение  (течение)  и  общий  характер  направленности  личности.  По существу установки  нрава  личности являются  установками  автоматического  включения  тех  или   иных  качеств  (энергий)  личности, которые  и определяют  её  характер. 

В данной  связи становится  понятно, что  меняя  те   или   иные  характеристики  нрава  человека, можно менять (модулировать)  характер  и направленность  самой  человеческой  личности.  Вот почему категории  человеческого  нрава  (и нравственности)  во  все   времена  уделялось такое важное  и  первостепенное значение, ведь она   по  существу  определяла институциональность и  «БИОС»  человека, как  личности.

Категории  нрава, как  системе базовых  качеств  и  установок  ума, очень не  просто  найти аналогию  среди  известного.  Тем не   менее,  очевидно,  что  нрав  или «норов» в  конечном  счёте  характеризует  какую-то свою особую неповторимость личности человека, его ума  и  духа, которая  есть результат  уникального слияния целого ряда различных  качеств, как положительных, так и отрицательных, которые, смешиваясь между собой, в итоге и создают неповторимый нрав.  Таким образом, нрав  человека  можно считать неповторимым  сочетанием или   сплавом отдельных  качеств человеческой личности.

В самом грубом  приближении нрав можно соотнести с  неповторимым  ароматом  «букета  цветов», который  может иметь свою неповторимую индивидуальность в зависимости от тех  отдельных  качеств (цветков), которые его составляют.

Различные типы  букетов цветов, как символы  различных  человеческих  нравов

 

Различия между  этими букетами цветов, символизирующих различные  человеческие  нравы, наглядно  демонстрируют то, как могут разниться между  собой и человеческие  нравы, собранные из  совершенно  различных качеств личности, как отдельных цветов.

В данной   связи  сам  факт  наличия  различных  типов  человеческого  нрава  - от  откровенно  порочных  (демонических) до  глубоко  нравственных (добродетельных),  резонно поднимает  вопрос  о том, а  может  ли  существовать  некий  эталонный  тип  человеческого нрава,  который  может  выступать  Образом совершенной  человечности, т.е. совершенной  нравственности

Парадигма  рациональной  психологии не  даёт  ответа  на  этот вопрос,  поскольку не   имеет  ни представления, ни  понятия  о нраве,  а  вот  парадигма  нравственно-ориентированной  христианской  психологии   ответ на  этот вопрос  даёт, поскольку  категория христианской нравственности как  раз  и является ключевой  в  христианской  психологии.  Как уже  наверняка  догадался  читатель, Образ  совершенной  человечности, которая  бы  олицетворяла  подлинную  нравственность  в  её  эталонном  и   исключительно добродетельном   качестве, непременно, существует. Этим Образом  совершенной  нравственности, вне  сомнений,  является образ Спасителя и Богочеловека  Иисуса Христа, явившего Собой  эталон человеческой  нравственности, как воплощение совершенной  добродетели.

Говоря  о нраве  человека, можно сказать, что  он  имеет  бессознательный  характер, поскольку  выступает  конечным проявлением  действия неких институциональных  структур  сознания  (установок нравственного кодекса),  которые  и  определяют состояние всей  когнитивной  сферы.   В то же   время, как  это ни странно, но на  эти установки  нравственного кодекса  личности, которые  аналогичны  установкам БИОС-а  компьютера,  можно оказывать соответствующее  воздействие, т.е.  можно их целенаправленно изменять.

Таким образом, нрав  есть не что иное, как  результат  группировки  в  системе  сознания  отдельных наиболее характерных  качеств  человеческой  личности, которые  представляют  собой  соответствующие  энергии  страсти и добродетели,  уникальное  сочетание которых и придаёт личности человека совершенно особую и неповторимую окраску.  

Говоря  другими  словами, нрав  человека - это  конечный  сплав всех энергий  его сознания (когнитивной  сферы), проявляющийся  в  конкретном  состоянии и направленности его ума  и  духа. 

Любопытно, что понятие нрава, т.е. особого духа может иметь отношение не только к отдельной  личности, но и  к  любой  человеческой общности – группе  людей, роду, племени или народу, как форме  слияния  отдельных  нравов  в  некий  общий   или   коллективный  нрав  или  дух.   В этом  случае  кллективный  нрав  или  дух  того или   иного социума  является  формой  отражения  социальной  идентичности и  этнокультурной неповторимости.

В этом отношении  ни для кого не секрет, что некоторые народы мира имеют совершенно неповторимый и уникальный нрав, который нельзя спутать ни с  каким  другим.

Как уже  было сказано ранее, категория  нрава  (как   индивидуального, так  и  общественного), является в  известной   мере  регулируемой  и  модулируемой посредством  соответствующих механизмов  и технологий.  Глядя на  то, как  в настоящее время  идёт процесс вырождения отдельных наций и культур, а  также  процесс вытеснения и замещения одних культур другими, можно смело говорить о том, что нрав отдельного человека  и человечества  в  целом  претерпевает  в  настоящее  время  активные  изменения. 

К большому  сожалению те  изменения, которые  сегодня   происходят  в  области   индивидуального и коллективного нрава (нравственности),  носят глубоко  негативный характер.  Можно смело утверждать, что в  настоящее  время  в   мире  идёт  активный  процесс разложения  индивидуальной  и коллективной нравственности через разложение  индивидуальных  и коллективных  нравов.  В основе этого разложения лежит  прежде   всего вседозволенность и свобода  человеческого эгоизма,  который  тяготеет к  патологической  страстности  и  жажде бесконечных удовольствий  и  не может  мириться  ни с  какми  ограничениями и самоограничениями.  

Если попытаться определить, что лежит в основании понятия нравственности, то мы  неизбежно придём к понятию высшего нравственного закона, как  фундаментальной основы всего бытия, имеющей  не   стихийный или  хищнический, а  глубоко   нравственный характер.  

Иными  словами понятие нравственности символизирует  высшую гуманность  и  человечность  тех  сил  и  фундаментальных законов бытия, которые стоят у истоков самого мироздания. Вот почему  нравственность – это отражение по сути самой божественности и качества Самого Бога, как  в  высшей степени нравственного  ума  и духа.

Из этого глубинного и сущностного смысла нравственности, как характеристики Бога и Закона Божьего,  совершенно естественно вытекает то обстоятельство, что именно нравственность должна  быть  основополагающей характеристикой  и самого человека, созданного по Образу и Подобию.

Таким образом,  смысл  понятия человеческой нравственности заключается в соответствии  нрава  и духа  человека  критериям высшего нравственного закона, как  Закона Божьего.

Если это соответствие нрава  и духа  человека  критериям высшего нравственного   закона (Закона Божьего) имеет место, то такого человека  можно назвать в  полной мере нравственным и отвечающим критериям  подлинной  человечности.

Если же нрав  и дух человека не соответствует критериям высшего нравственного закона (Закона Божьего), то такого человека можно назвать  безнравственным  или   своенравным, не отвечающим заданным свыше критериям подлинной человечности.

Таким образом, именно нравственность является по существу самой главной  и фундаментальной характеристикой  подлинной  человечности и  подлинно  человеческого образа  с  точки зрения норм и критериев  высшего нравственного закона (Закона Божьего).

Из логики  наших  рассуждений становится уже  понятно, что с  психологической  точки зрения нравственность представляет собой  некий наиболее  правильный внутренний  кодекс  подлинно  человеческих  принципов, а  также  норм, правил и поступков,  который  обеспечивает  человеку возможность  духовно-нравственного  роста  и развития  в  согласии  с высшим духовно-нравственным законом  (Законом Божьим).

Другими  словами, нравственность -  это  совершенно уникальный  набор  отдельных «нравов», как  модулирующих  сознание  установок,  норм и правил наиболее правильного поведения в соответствии  с высшим  духовно-нравственным законом.  Вот почему нравственность  является синонимом подлинной и высшей человечности.

Как уже говорилось ранее, в современных источниках информации наряду с понятием нравственности можно очень часто встретить и понятие морали, которое в ряде источников ошибочно представляется в качестве синонима нравственности.  Вместе с тем, мораль и нравственность - это далеко не одно и то же.

Мораль (от лат.  moralis - касающийся нравов)  – это уже производное понятие от нрава и нравственности, являющееся по сути формой  нормативной  регуляции нравственности в человеческом обществе. Таким образом, понятие морали  касается аспектив  не  столько  глубоко  личностного, сколько  общесоциального  упорядочивания и регулирования  нравов  посредством  соответствующих норм, правил, традиций и принципов. Таким образом,  различия между моралью и нравственностью определяются глубиной  залегания  соответствующих  принципов  и  степенью их формальности.

Мораль – это общепринятый  (в данном социуме) к  исполнению свод норм и социальных правил  регулирования поведения, который всегда подразумевает наличие внешнего оценивающего субъекта и соответствующего института морали (других людей, общество, церковь и т.д.).  Нормы морали при  этом могут человеком и не разделяться (при  внешний видимости их соблюдения).

Нравственность – это добровольное исполнение человеком  тех  или   иных обязательств и норм нравственного закона (Закона Божьего)  без  внешнего оценивающего. Таким образом,  нравственность институционально  гораздо глубже морали, поскольку  исходит не из формального закона, а из  самой совести и  благой  воли человека.

Таким образом,  мораль – это в  большей  степени  мера  внешней  общесоциальной    благопристойности  и добропорядочности, а  нравственность – это мера  внутренней  и  глубоко  личностной  порядочности и человечности. 

Вот почему  именно нравственность является высшей мерой нашей человечности и добропорядочности на Земле, определяющей нашу добродетельность.  По существу нравственность правомерно рассматривать, как  некий  эталонный  набор  нравов  или   отдельных  внутренних  установок,  норм,  принципов  и правил  человеческой  мыследеятельности, которые  и формируют  образ  подлинной   человечности, т.е. гуманности в  её  наиболее  совершенном  виде  и наоборот,  любой  отход от этого эталонного набора  нравов сопровождается   утратой  образа   подлинной человечности с   утратой  гуманности в  отношениях  между  людьми.

Это и есть ответ на вопрос о том, почему понимание категории нравственности так важно с точки зрения понимания и определения самой человечности в её духовно-нравственном смысле.  Вместе  с  тем, понятие  нравственности  нельзя  отождествлять и с  понятием  духовности, которое  имеет  ещё большую  глубину  залегания и степень утончённости. Если  расположить  данные  категории  в  порядке  квеличения  степени утончённости и глубины  залегания  (проявления), то ближе всего к  поверхности  когнитивной   сферы  окажется категория  морали,  глубже  к  уровню  индивидуального бессознательного окажется  категория  нравственности и  глубже  всего  в  области  коллективного бессознательного окажется духовность.

Таким образом, с  точки зрения  глубины  залегания,  нравственность – это  не   просто когнитивный  критерий,  который  позволяет безошибочно отличать человеческое  от нечеловеческого, а  когнитивный  мост  или  точнее  «лифт»,  который  от морали  может  возвышать и  приводить  человека  к  состоянию высокой духовности.  Собственно, именно по  этой   причине  понимание категории нравственности во все времена было предметом особого интереса науки и религии.

Следует отметить, что  научное   естествознание  также  внесло  свой   вклад  в  развите  представлений  о морали и нравственности.  Вместе  с  тем,  попытавшись исследовать  с  позиций   естествознания  природу нравственности и морали через призму их происхождения и исторического развития,  научная  этика так и не смогла найти ответы на самые главные нравственные  вопросы, которые по сей день остаются  основными  проблемами  научной этики:

  • Проблема критериев добра и зла
  • Проблема смысла жизни и назначения человека
  • Проблема справедливости
  • Проблема долженствования и должного

Итогом  многочисленных  исследований  в  области  этики  стало формулирование т.н. золотого  правила нравственности, которое  гласит -  «Относись к людям так, как хочешь, чтобы люди относились к тебе».

При этом первоисточник, как  правило, не указывается, а делается общая ссылка на исторический  и культурный  опыт  человечества. В  случае  парадигмы  христианской психологии первоисточник хорошо  известен -  Евангелие:

«Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки.» (Мф.7:12)

Продолжая исследование нравственности, следует обязательно  упомянуть о том, что духовно-нравственная основа  человека и человечности  была предметом изучения не только мистиков, философов и богословов.  Многие социальные реформаторы, общественные деятели, а также  известные политики  и идеологи  также  весьма   активно   стремились  постичь  категорию нравственности  для  создания соответствующих нравственно-ориентированных социальных доктрин  наиболее  совершеного устройства и организации  человеческого общества.

Многим  из них категория нравственности представлялась не просто  инструментом формирования  идеальной  социальной  личности, имеющей социальный  тип мышления и морали, а своего рода  «интегральной  матрицей»  перспективы построения  «идеального», т.е.  подлинно нравственного человеческого общества в  котором   коллективные   ценности будут  превалировать над личными.

Именно поэтому все великие социальные реформаторы, создавая свои социальные доктрины и  модели социальных систем, усиленно стремились постичь ту глубинную (сущностную)  природу категории нравственности, чтобы на её основе создать наиболее совершенную социальную  идеологию  нравственности, как  идейную основу  максимально  правильных  социальных отношений, открывавших  бесконечную  перспективу.

Для  наглядности можно исследовать подходы к решению этого вопроса  идейных  вдохновителей  и  ведущих идеологов  двух величайших держав мира и социальных систем – США и СССР.

Не многие сегодня знают о том, главный документ о нравственности в США под названием Библия Джефферсона  или  «Жизнь и нравственное учение Иисуса из Назарета» 1895 г., положенный в основу «Декларации независимости»  от 4 июля 1776  г. и Конституции 1787 г.  (Билль о правах)  представляет собой  уникальный  свод  нравственных  принципов, лежащих в  основе   американской  идеологии  и философии.

Уникальность  этого  нравственного  кодекса  состоит в  том, что  во-первых,  он  списан  с  Евангелия,  а во-вторых, списан не  дословно, а  переработан  рационально  с  устранением  всех духовных артефактов, подтверждающих бочеловеческую природу  Спасителя.

Говоря  другими словами, Библия Джефферсона – это по сути  выборочное  изложение Евангелия, только  без духовных артефактов, т.е. без каких-либо упоминаний о божественности и божественном происхождении Иисуса Христа.  Все духовные  артефакты, связанные со схождением Святого Духа и непорочным зачатием, преображением, воскресением и вознесением Христа в Библии Джефферсона просто отсутствуют, причём, с одной целью – утвердить приоритет  социальных  принципов и  рационально-прагматичных   отношений, над духовными.

Проще  говоря, Иисус Христос по мнению Джефферсона и по-американски, соответственно, - это  никакой  не Бог, а  обычный   социально озабоченный  глубоко  нравственный «человек»,  заботящийся о нравственности, социальной справедливости,  равноправии и свободе.  Нет сомнений в том, что Томас Джефферсон искренне считал Иисуса Христа одним из величайших учителей нравственности в мире, но ведь это только малая часть всей  правды.

 

Вот, к примеру, как выглядит начало первой главы:

1 И было в те дни, что вышел указ от кесаря Августа, что весь мир должен облагаться налогом.

2  (И это перепись была первая, когда Cyrenius был губернатором Сирии.)

3  И пошли все записываться, каждый в свой город.

4  Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею в город Давидов, называемый Вифлеем, (потому что он был из дома и рода Давидова)

5  Чтобы записаться с Мариею, обрученною женою, которая была с ребенком.

6  И так случилось, что в те  дни, когда они были там, надлежало ей разрешиться.

7  И родила Сына своего Первенца, и завернув его в пелена, положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице .

8  По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать Младенца, дали Ему имя Иисус.

9  И когда они совершили все по закону Господню, возвратились в Галилею, в город свой Назарет.

10  Младенец же возрастал и укреплялся духом, наполненный мудростью  и благодать Божия была на Нем.

Для любого человека, хорошо знакомого с текстом Четвероевангелия, становится очевидным  искаженный  духовно   смысл  евангельских событий, изложенных в Библии Джефферсона, которым придан сугубо  мирской  и социальный  подтекст, оторванный от сакральности.

 Что любопытно, текст Нагорной проповеди Иисуса Христа, представляющий собой концентрированное выражение кодекса человеческой нравственности, практически  полностью и без искажений вошел в состав 2-ой главы Библии Джефферсона.

Второе не менее удивительное открытие, связанное с использованием евангельских основ  нравственности, можно сделать, изучив внимательно главный документ о морали и нравственности в СССР – «Моральный кодекс строителя коммунизма», не  один десяток лет, вдохновлявший советских людей на выдающиеся подвиги и социальные достижения. 

 

«Моральный кодекс строителя коммунизма» представляет собой свод базовых принципов коммунистической морали и нравственности, который вошел в текст Третьей Программы КПСС, принятой XXII съездом (1961). Вот их перечень:

  1. 1.      Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма.
  2. 2.      Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест.
  3. 3.      Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния.
  4. 4.      Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов.
  5. 5.      Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного.
  6. 6.      Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку друг, товарищ и брат.
  7. 7.      Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.
  8. 8.      Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.
  9. 9.      Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.
  10. 10.  Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.
  11. 11.  Нетерпимость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.
  12. 12.  Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.

 

Любой человек, знакомый с христианской антропологией, культурой и традицией,  может обнаружить в этом моральном кодексе строителя коммунизма очень много подлинно христианских и православных принципов. Знатоки Евангелия при  этом сразу же отметят для себя очевидную корреляцию этих принципов с принципами всё той же Нагорной проповеди Иисуса Христа.

Для наглядности можно привести структурную схему Нагорной проповеди:

1. - необходимость проявления любви (Мф. 22:37-40)

2. - стремление к совершенству (Мф 5, 3-12),

3. - необходимость нести в мир свет истинной веры (Мф 5, 13-16),

4. - о непреложности и неотвратимости высшего закона (Мф 5, 17-20),

5. - необходимость сохранения дружбы (Мф 5, 21-22),

6. - необходимость поддержания мира (Мф 5, 23-26),

7. - необходимость соблюдения верности в семейных отношениях (Мф 5, 27-28),

8. - необходимость проявления бдительности и строгости к себе (Мф 5, 29-30),

9. - запреты на разводы, всевозможные клятвы и проявление мести (Мф 5,31-39),

10. - запреты на лицемерие, скупость и немилосердие (Мф 5, 40-48),

11. - необходимость прощения (Мф 6, 14-15 ),

12. - запрет на проявление алчности и корысти (Мф 6, 19-21),

13. - запрет на осуждение ближних (Мф 7, 1-5),

14. - необходимость благоговейного отношения к знанию и вере (Мф 7, 6),

15. - необходимость проявлять усердие и настойчивость (Мф 7, 7-11),

16. - необходимость строго и неукоснительно придерживаться христианского вероучения (Мф 5, 13-14),

17. - осознание ответственности за несоблюдение высшего закона (Мф 7, 21-37)

 

Анализируя два этих перечня основных нравственных принципов, изложенных в Моральном кодексе строителя коммунизма и в «Нагорной проповеди», можно отчётливо увидеть их общую морально-этическую основу, базирующуюся на ключевых принципах х христианской нравственности.

Говоря другими словами, «Моральный кодекс строителя коммунизма» имеет под собой  христианскую основу, которая  была  заимствована  его создателями  и идейными вдохновителями  также  из Евангелия.

Именно  поэтому, когда  сегодня ностальгически вспоминается всё лучшее, что было связано с советским периодом, показавшим миру высочайшие нравственные стандарты и образцы социальных достижений, в действительности  речь  идёт о  частично   изменённом  духе  евангельской  нравственности, явленной  миру Спасителем и наиболее  концентрированно выраженной в «Ногорной  проповеди».

Таким  образом, обе  мировых  доктрины (США и СССР), при   выработке основополагающих  критериев  социальных  отношений, как  нравственных, отталкивались  от одного и того же   первоисточника – Евангелия, трактуя  его в   каждом  случае с  искажением подлинной  основы.   При этом оба  кодекса  нравственности (американский  и советский) в  известной   мере  были лишены  основной  сути  и  глубинной  основы -  духовной, которая  была   подменена более  поверхностной  идейной  и моральной, т.е. более  рациональной.

По существу обе  нравственных доктрины, формируя   кодекс  нравственности, потеряли  Бога, как  Первоисточник  самой  нравственности.  С потерей  Бога  и  Образа   Спасителя,  в обоих случаях  было   потеряно  и  единство божественного и человеческого.

Вот почему изучая совершенную личность Иисуса Христа и его богочеловеческий кодекс нравственности, как совершенно уникальный и неповторимый  набор основополагающих нравственных принципов и правил, любой человек тем  самым  прикасается не  только к  совершенной человечности, но и к совершенной божественности, поскольку  совершенная  нравственность приводит личность к  совершенной  духовности.

Иными словами, через  нравственный Образ  Иисуса Христа, как  Богочеловека  и Сына Божьего,  открываются  двери  к  Богу  Отцу.

Вот, собственно, почему именно  христианская нравственность является не  просто одной из наиболее гуманных  доктрин на  фоне прочих, а  является непосредственно божественной доктриной, данной людям не человеком, а Самим Богом (Троицей) – Отцом, Сыном и Святым Духом.

Вот почему следуя  евангельской  нравственности в её подлинном виде, каждый человек  неминуемо приходит  и  к  духовности  в   её   подлинном   виде.

Упразднив институт Святого  Духа, и заменив Бога Троицу рациональной триадой «Общество - Человек - Наука», обе доктрины допустили грубейшие ошибки, лишившись подлинной духовности формируемого ими нравственного образа.

Сравнивая обе  доктрины (США и СССР)  с сугубо нравственной точки зрения, нельзя  не сказать о том, нравственная доктрина СССР  носила  всё  же  более  выраженный  жертвенный  и коллективистский характер,  в  сранении  с  более  эгоцентричной  и частнособственнической  доктриной  США.   

Нравственная  доктрина  США  в  этом  отношении была несравненно более эгоцентричной  и ориентированной  на приоритет гедонистических, эвдемонических и потребительских ценностей над духовно-нравственными  и общечеловеческими.

В настоящее  время  маятник  истории  после большого  столетнего цикла  вновь начинает движение в сторону актуализации категории  христианской нравственности, подтверждением  чему  служит возрождение  православия и целый  ряд  интеграционных  процессов на  всём постсоветском  пространстве.  

Восточное партнёрство государств бывшего СНГ во главе с Россией является в  настоящее время, не чем иным, как возрождающимся центром  духовной   силы  и нравственности  на  планете.

Именно  этим фактом объясняется усиливающиеся в  последнее время  противостояние   между  Востоком  и Западом, который  почувствовал  новый   вектор силы  и его потенциал.

Данный анализ в рамках изложения методологии нравственно-ориентированной христианской психологии был сделан с той целью, чтобы показать  преимущества советской  модели  морали и нравственности, которые ещё живы в сознании  многих людей и могут быть с успехом актуализированы  сегодня, но не в   чистом  их  виде, а  уже    через  призму  христианской культуры и традиции, поскольку  в  этом  залог  развития.

Говоря о нравственности, нельзя не коснуться советской школы психологии, которая в лице таких учёных, как: С.Л. Рубинштейн, А.В. Петровский, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, М.Г. Ярошевский, Т.А. Флоренская  и др. также внесла большой вклад в развитие направлений социально и нравственно-ориентированной психологии.

При этом следует обязательно подчеркнуть то обстоятельство, что советская школа психологии не создавала какой-то новой  парадигмы  нравственности в принципе.  Советская школа психологии  пыталась  развивать  уже существующую рациональную модель,  усиливая её идейной  составляющей  (диспозиционной)  и  дополняя  рядом педагогических  аспектов  и  подходов,  направленных на  формирование  идейно  вооружённой  и  моральной   устойчивой  личности строителя   социализма  и коммунизма.

Реальной заслугой советской школы психологии и социологии был вклад в развитие т.н. диспозиционного или  установочного  подхода  к жизни, который  показывал бесспорное преимущество личности,  имеющей  внутренние диспозиции (характер, мировоззрение, убеждение, мораль и т.д.), перед  личностью, руководимой  исключительно  внешними обстоятельствами (ситуацией).

Говоря другими словами, диспозиционный подход  советской  школы  психологии  убедительно демонстрировал  идейные  и нравственные преимущества  советского человека, как  носителя  морального кодекса  строителя коммунизма.  

К чести отечественной школы психологии можно отнести и  отдельные разработки  в области экзистенциально-гуманистического подхода. Наиболее известны  в  этом  направлении  работы  Ф.Е. Василюка, С.Л. Братченко, М.Ю. Колпаковой и др.

В то же самое время, как   уже  говорилось,  каких-либо оснований говорить о создании  в  рамках  советской школой психологии принципиально новой парадигмы нравственности нет. По существу советская школа психологии, как и западная, не имея всей полноты  представлений о телесно-душевно-духовном устройстве человека, пыталась прививать  глубоко  нравственные модели и  стандарты  гражданского мышления на заведомо  повреждённую  эгоизмом (грехопадением)  когнитивную  основу.

В итоге  эта  порочная  сторона  человеческой   природы,  как  результат повреждения человека  при  грехопадении,  несмотря  на  все  усилия  советской  морали  и  системы  идеологии по  её   сдерживанию, взяла  в  конечном  счёте  верх  и, поправ  советскую нравственность и мораль,  вырвалась на  свободу  и  утвердилась  за годы перестройки  и коперации  в форме  самого дикого  эгоцентризма и олигархического беспредела.

С христианско-антропологической  точки зрения  не удивительно, что данный подход был обречён на неудачу. В итоге понятие нравственности, как ключевое и определяющее саму человечность, так и осталось неопределённым  в  научной  психологии  и педагогике  по сей день.

Имеющиеся на сегодняшний день разработки в области нравственной психологии представляют собой  отдельные  работы  и  исследования, принадлежащие разным авторам, которые  не объединены в  какую-то единую  теорию или   концепцию:

- А.А. Ухтомский «О доминанте».

- С.Л. Рубинштейн «О сущности понятия «Я». Роль традиций и сознания в нравственном развитии во время переломных исторических периодов».

- Ж. Пиаже  «О моральном развитии ребенка. Две стадии морального развития по Пиаже. Основные отличия между гетерономной и автономной моралью».

- И. Ильин «О сущности правосознания. Классификация И. Ильина двух типов правосознания. Связь правового и морального развития».

- С.Г. Якобсон «О роли нравственного эталона (образца) в развитии дошкольников».

- С. Московичи, К.А. Абульханова-Славская  «О нравственной личности.  Теории социальных представлений».

- Б.С. Братусь  «О четырёх типах нравственного развития».

- Т.А. Флоренская  «Основные особенности духовно-ориентированного подхода. Мир дома  твоего и др.».

Из приведенных выше авторов только Т.А. Флоренской удалось, пожалуй, наиболее целостно и глубоко отразить принципиальные отличия нравственно-ориентированного психологического подхода на основе парадигмы христианской психологии.

Не следует забывать о том, что тема нравственности относится к числу наиболее  «щекотливых» в современной научной психологии, поскольку с одной стороны эта тема идёт вразрез  представлениям  о  ценностях  рациональной   модели  психологии,  а с другой стороны  тема нравственности просто  разрушает  изнутри  парадигму  рациональной психологии, показывая её  эгоцентрическую ограниченность и несостоятельность.

Следует  честно признать, что  в   силу  целого ряда  факторов  объективного и субъективного характера,  в  настоящее  время  парадигма  рациональной  эго  психологии  (Я-психологии)  является  безальтернативно  доминирующей  в  мире,  в  то время как   психология  нравственности делает  только  самые  первые  и робкие  шаги.   Именно по  этой  причине  ожидать  заинтересованного, дружеского  и массового  принятия  парадигмы  нравственно-ориентированной  христианской  психологии  рационально  мыслящим большинством  современных специалистов  не   стоит. 

Уже  традиционно любые попытки  утверждения  парадигмы  нравственности или  интеграции  духовно-нравственного знания в современное рационально-потребительское мышление, как  и прежде,  наталкиваются на жесткое неприятие и сопротивление со стороны человеческого эго  и  его системы рациональной  психологии.

В итоге в массовом сознании  в  настоящее  время  имеет  место  смешивание совершенно разных  точек зрения  и систем  ценностей, среди которых  потребительские  и гедонистические безальтернативно доминируют над духовно-нравственными.    

В этом нет ничего  противоестественного, а  скорее  даже  наоборот,  данная   ситуация  отражает  естественный порядок  вещей  и процесс извечного противостояния  света  и тьмы, добра  и зла,  христианства  и люциферианства, нравственности и  эгоизма.  

Важность  категории  нравственности  в  настоящее  время  определяется тем, что  она  по существу является  едва ли не  единственным гарантом  сохранения устоев  человеческой  личности от окончательного  разрушения  разрушения эгоизмом, который  в  настоящее  время  безальтернативно доминирует в  отношениях  между  людьми.

В то же   время, нравственность - это единственный способ достижения подлинной духовности.  Говоря другими  словами, от психологии  эгоизма  просто невозможно перейти к  духовности,  минуя  поле  психологии нравственности (жертвенности).

Именно по  этой  причине  в  уловиях   разрушения  института  нравственности парадигма нравственно-ориентированной христианской  психологии  для   многих ищущих  людей  может  стать  мостом для  перехода от психологии эгоизма к  психологии нравственности  и  далее к  духовности.

Связана ли нравственность с чувствами человека и какие чувства могут характеризовать нравственность ?

Как форма отражения высшего нравственного закона, нравственность отражается в чувственной сфере человека и связана с совершенно конкретными чувствами, которые свойственны нравственной личности:

Чувство совести,
Чувство стыда,
Чувство долга.
Чувство ответственности,
Чувство справедливости,
Чувство гармонии
Чувство братства,
Чувство взаимопомощи,
Чувство любви и т.д.

Одной  из особенностей категории нравственности является то, что нравственность работает в когнитивной сфере по принципу  внутреннего  душевно-духовного «лифта», который  медленно, но уверенно  поднимает личность  к  высшим  духовно-нравственным ценностям.

Просто следуя в жизни принципам христианской нравственности, человек сам того не осознавая, укрепляется  и растёт над собой  душевно  и духовно. Вот в чём состоит  отличительная  особенность категории нравственности.

Применительно к структуре человеческой личности  нравственность можно соотнести с центрирующим стержнем, удерживающим (армирующим)  всю структуру  личности.  В этой связи, очевидно, что личность, имеющая внутри себя прочный нравственный стержень, является  и диспозиционно и ситуационно  более устойчивой к любого рода  воздействиям.

Таким образом, формирование нравственного мышления  и мировоззрения -  это суть когнитивное оздоровление и повышение уровня психической защищённости, как отдельно взятого человека, так и всего социума.  Вот почему разработка и внедрение в индивидуальное и общественное сознание парадигмы нравственно-ориентированной христианской психологии – это насущная задача и проблема, решение которой позволит значительно повысить уровень нравственной и духовной культуры общества и отдельно взятого человека.

В настоящее время наиболее глубокое понимание категории нравственности  содержится в «Нравственном богословии», которое  является богословской дисциплиной, раскрывающей  само христианское учение о нравственном сознании, систему христианской этики или христианского учения о морали.  В данной   связи  неудивительно, что одно из наиболее точных  определений  нравственности принадлежит  священнослужителю:

«Нравственность вообще есть неискоренимое стремление человеческого духа оценивать сознательно-свободные действия и состояния (т.е. мысли, чувства и желания) человека, на основании врожденной человеческому духу идеи добра, выразительницею которой является совесть»   (Священник В. Бощановский. «Жизнь во Христе», Серг. Посад, 1913 г.)

Завершая  наше  исследование категории нравственности, просто невозможно  обойти  стороной  один  из выдающихся  первоисточников, который  связан  с основным сводом правил  христианской  нравственности.

Этот труд  принадлежит  руке  Василия Великого (330 - 379) - святителя, архиепископа Кесарии Каппадокийской, богослова, который одним  из первых изложил по существу полный кодекс христианской нравственности, взяв за основу книги Священного Писания и Нового Завета.

Его «Нравственные  правила» по сей день составляют основу «Нравственного богословия»  и содержат 80 главных принципов христианской нравственности, соблюдение которых является необходимым условием формирования  практического христианского мышления  и мировоззрения.

Каждое из правил вначале постулируется, а затем расшифровывается на основе Священного Писания:

• Правило 1. О покаянии, о времени покаяния, о свойствах и о плодах его.

• Правило 2. О том, что тщание желающих благоугодить Богу должно быть ни с чем противным не соединяемо и чисто.

• Правило 3. О любви к Богу и о том, какой ее признак.

• Правило 4. Что такое – честь Богу, и что – бесчестие.

• Правило 5. О взаимной любви друг к другу и о свойствах ее.

• Правило 6. О дерзновении в исповедании Бога и Христа Его.

• Правило 7. О том, что исповедание Господа преступающим заповеди Его недостаточно ко спасению.

• Правило 8. О вере, и несомненности глаголов Господних.

• Правило 9. О знании и незнании того, что до нас касается.

• Правило 10. Какой конец греха, и какой конец заповеди Божией.

• Правило 11. О судах Божиих и о страхе, какой должны они внушать.

• Правило 12. Об отриновении Божиих изволений, и о прекословии оным, или о послушании Божией воли и о соблюдении оной.

• Правило 13. О готовности во всякое время и о неукоснительном тщании тех, которые стараются о благоугождении Богу.

• Правило 14. О благовременности каждого дела, взятого в отдельности.

• Правило 15. О надежде на чужие заслуги.

• Правило 16. О думающих, будто бы могут они воспользоваться тем, что живут с людьми добродетельными и богоугодными, тогда как сами себя не исправляют.

• Правило 17. Как должно располагать собою в рассуждении настоящего времени.

• Правило 18. О том, как и с каким расположением исполняет заповедь Божию старающийся об этом исполнении.

• Правило 19. О том, кто препятствует, и о том, кто встречает препятствие к исполнению заповеди Божией.

• Правило 20. О крещении; какое намерение и какая сила крещения.

• Правило 21. О приобщении Тела и Крови Христовых, и какое намерение оного.

• Правило 22. как иной отчуждается от Бога, и посредством чего делается близким Богу.

• Правило 23. Об одолеваемых даже теми грехами, которых ненавидят.

• Правило 24. О лжи и истине.

• Правило 25. О празднословии, и о наблюдении, чтобы речи были полезны.

• Правило 26. К подтверждению того, что делаем или говорим, надобно, прежде всего, пользоваться свидетельствами Писания, а потом уже и тем, что известно из общего употребления.

• Правило 27. Об уподоблении, по возможности, Богу и Святым.

• Правило 28. О различении людей добрых и недобрых.

• Правило 29. О том, как можем уверять в своем звании.

• Правило 30. О чествовании того, что посвящено Богу.

• Правило 31. Об употреблении того, что отделено для Святых.

• Правило 32. О долгах и уплате оных.

• Правило 33. О соблазняющих и соблазняемых.

• Правило 34. Об обязанности каждого быть для других в своей мере образцом добродетелей.

• Правило 35. Об унижающих доброе в других.

• Правило 36. О чествовании Святых и о расположении к ним.

• Правило 37. Об усердствующих, по мере сил, милостию.

• Правило 38. Как надобно угощать.

• Правило 39. О твердости в соблазнах.

• Правило 40. О преподающих новые учения.

• Правило 41. Об отсечении соблазнителей, и о пощаде тех, которые более немощны.

• Правило 42. О том, что Господь пришел исполнить Закон.

• Правило 43. О различии заповедей Закона и Евангелия.

• Правило 44. О том, что бремя Господне легко, а грех тяжел.

• Правило 45. О равном всех чествовании и о смиренномудрии.

• Правило 46. О тщательном преуспеянии в великом или малом.

• Правило 47. О богатстве и о нищете, и о том, что за ними последует.

• Правило 48. О благотворении братиям, и о занятии для этого работою.

• Правило 49. О входящем в тяжбу и ищущем удовлетворения себе или другому.

• Правило 50. О мире и примирении.

• Правило 51. Каков должен быть тот, кто покушается исправить ближнего.

• Правило 52. О скорби при виде согрешающих; как должно обращаться с ними, когда их бегать, и когда принимать в свое общество.

• Правило 53. Какое осуждение тем, которые за нанесенную им, по мнению их, обиду помнят зло.

• Правило 54. О произнесении суждения, и о медлении в суждении.

• Правило 55. Об усердии к Богу, об исповедании Божиих дарований, и о благодарении за них.

• Правило 56. О молитве; когда, о чем, как и за кого должно молиться.

• Правило 57. О превозношении заслугами.

• Правило 58. О приобретении и о сообщении другим Божиих дарований.

• Правило 59. О чести и славе человеческой.

• Правило 60. О различии Божиих дарований, и о взаимном согласии тех, которые по этим дарованиям стоят выше или ниже.

• Правило 61. О малозначительности на человеческий взгляд тех которые приемлют Божию благодать.

• Правило 62. Об искушениях, когда их должно уклоняться, и когда вступать с ними в борьбу; и как встречать противников.

• Правило 63. О робости и смелости в напастях.

• Правило 64. О радости, какую должно ощущать в страданиях за Христа.

• Правило 65. Как должно молиться и при самой кончине.

• Правило 66. О тех, которые оставили подвизающихся за благочестие, и о тех, которые вместе с ними подвизаются.

• Правило 67. О тех, которые скорбят об умирающих.

• Правило 68. О различии настоящего и будущего века.

• Правило 69. О том, что запрещается или одобряется в Писании совокупно и наравне.

• Правило 70. О тех, кому вверена проповедь Евангелия, когда, кого и чему должны они учить.

• Правило 71. О том, что наравне заповедано предстоятелям.

• Правило 72. О слушателях. Как учащиеся должны различать духовных учителей от не таковых; какие иметь к ним расположения, и как принимать их уроки.

• Правило 73. О живущих в супружестве.

• Правило 74. О вдовах.

• Правило 75. О рабах и господах.

• Правило 76. О детях и родителях.

• Правило 77. О девах.

• Правило 78. О воинах.

• Правило 79. О государях и подданных.

• Правило 80. Каковы вообще, по требованию Слова Божия, должны быть христиане и предстоятели.

По существу данный свод нравственных правил  является технологией обожения  или   необходимым  условием  формирования наиболее правильного человеческого духа, отвечающего высшим  качествам подлинной человечности и человеческой добродетели.

Говоря другими словами, данный свод нравственных правил является для человека тем внутренним кодексом человечности и гуманности, тем самым непреложным внутренним  законом, о котором  говорил в своё время Иммануил Кант.

«Среди наших понятий ... понятие нравственности важнейшее»,

«Две вещи поражают мое воображение: звездное небо над головой и нравственный закон  внутри нас».(И.Кант)

Таким образом, можно сказать, что главная задача нравственности – это альтернатива    силе  эгоизма  и   способ  формирования  образа   подлинной  человечности, как  особого нрава  и  духа  человечности, милосердия  и любви.

Как соотносятся между   собой  нравственность и совесть ?  Нравственность -  это закон  высшей  добродетели, а  совесть – инструмент души по соблюдению этого закона.

В то же   время  следует  помнить, что понятие нравственный обозначает  по существу  только глубоко добропорядочный   человек  самых  высоких  правил  и принципов,  но  при  этом   ещё  не  духовный  человек, поскольку духовность – это отдельная  и ещё  более  высокая, утончённая  и совершенная  категория,  в   сравнении  с  категорией  нравственности, о которой   мы  поговорим  отдельно.

С чем  можно сравнить нравственность  и чему  уподобить ?

Нравственность - это главный закон жизни человека на Земле

Нравственность - это то, что определяет человеческое совершенство

Нравственность - это высшая мера нашей человечности

Нравственность - это свет души, не видимый  глазу, но в котором всё становится истинным и подлинным

Нравственность - это  естественное  состояние  души  человека, созданного по Образу и Подобию

Нравственность - это то, что позволяет человеку в любой ситуации жизни оставаться человеком и не опускаться ниже человеческого уровня и достоинства

Нравственность - это превосходная степень человеческой порядочности и добродетели.

Нравственность - это основа человеческой безупречности

Нравственность - это неотъемлемый атрибут подлинного совершенства

Нравственность - это то, что лежит в основе  Закона Божьего.

Нравственность - это ясное и не обжигающее пламя Благодатного Огня.

Нравственность - это чистое  зеркало человеческой совести, в котором  отражается Сам Бог

Нравственность - это негасимый свет от маяка спасения  в  полной и кромешной темноте бушующего океана соблазнов и страстей.

Нравственность - это наша отсроченная победа над эгоизмом  и смертью

Нравственность - это залог, который  нужно будет возвращать приумноженным и  без потерь

Нравственность - это основа для рождения самой высокой и самой чистой Любви

Нравственность - это невидимые  поручни на  лестнице, ведущей в  Небо

Нравственность - это суть Евангелия и Нового Завета

 Нравственность - это единственно правильная основа человеческих отношений

 Нравственность - это  первая  половина  дороги на  пути  духовного спасения

Нравственность – это поезд, везущий  севшего  на  него пассажира от  станции  эгоизма к  станции  жертвенности,  а  от жертвенности к  станции  духовности

Нравственность  -  это  прочный  фундамент, на   котором   можно возводить высотное  здание человеческой  духовности

Нравственность - это единственно верная  основа для достижения и раскрытия человеком при жизни своих высших  сил и  возможностей - смиренномудрия, бесстрастия, веры, надежды и Любви

                                                      *   *   *

И в то же время нравственность - это то, что мы сегодня совершенно не ценим в жизни, чем не дорожим и с чем мы легко расстаёмся всякий раз, когда лжём и лицемерим для самоутверждения.

 Нравственность - это то, что мы  сегодня обесцениваем, размениваем и смешиваем с грязью день за днём и год за годом нашей жизни на земле.

 Нравственность - это то, что мы продаём  за  30  серебрянников и приносим в жертву своему эгоизму взамен за блеск «глупых  бриллиантов»  удовольствия  и быстрого успеха.

 Нравственность - это то, чего в нас практически не остаётся в тот момент, когда мы подходим к закату своей беспечной  и суетной жизни, отсутствие чего для нас мучительно больно и тяжело перед самой смертью.

 Но перед смертью обрести нравственность уже  практически невозможно, поскольку все силы в жизни были отданы другому -  ублажению  и укреплению  своего любимого Я или своего Эго, которое  теперь  оказывается  пустышкой, всю   жизнь  манипулировавшей  человеком,  а  теперь  оставляющей  душу  наедине  с  совестью  и высшим  нравственным законом...

Можно ли после сказанного сомневаться в том, что нравственность – это  подлинная  и единственно  возможная  основа  нашей человечности, а Евангелие - это не имеющий аналогов  высший кодекс человеческой нравственности, данный  нам Богом во благо  и с любовью для  духовного спасения  и  обретения Любви ?   

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. »   (Ин 13: 34)

 Читать далее >>>

Раздел из книги «Методологические основы нравственно-ориентированной христианской  психологии»  К.В. Яцкевич, 2014 г. 

 

Всё о православной  психологии  на  psyheo.by

2014-08-22
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?