«Чувствовать себя нормально» - это как?

 

Необходимость написать эту статью назрела в тот момент, когда я попробовала обобщить похожие, повторяющиеся из раза в раз жалобы и запросы клиентов, касающиеся их собственных чувств: в частности, того, какими эти самые чувства, по их мнению, «должны быть», а какими они «уж точно быть не должны». 

 

Значительная часть клиентов в терапии хочет  «обрести счастье» или, что чаще – «нормальное самочувствие». Счастью как цели терапевтической работы я обязательно посвящу отдельную статью (ибо есть о чем говорить), а сейчас давайте постараемся разобраться с тем, что стоит считать «нормальным самочувствием», и что означает «чувствовать себя нормально» как с житейской, так и с психологической точки зрения (как выяснилось, это совсем не одно и то же). Также постараемся разобраться, как же этим «нормальным самочувствием» обзавестись.

 

Перед написанием этой статьи я провела маленькое исследование: обобщила схожие запросы клиентов из моей терапевтической практики + опросила знакомых (не психологов) на предмет того, что для них означает «чувствовать себя нормально», пояснив, что речь идёт в первую очередь об эмоциональном самочувствии. Вопрос («Что для вас означает "чувствовать себя нормально"?») я задавала и тем людям, которые являются (или когда-то являлись) клиентами психолога, и тем, которые не имеют никакого клиентского опыта. В остальном респонденты различались по возрасту, полу и уровню образования, но каждый из них являлся а) городским жителем и б) «непсихологом». 

 

Привожу ниже некоторые из полученных мной ответов (и цитируемых клиентских запросов):

  • М., 45 лет: «Чувствовать себя нормально - это когда ничто не беспокоит». 
  • Ж., 23 года: «Когда мыслишь позитивно, когда мысли/чувства всегда светлы». 
  • Ж., 25 лет: «Если с близкими всё в порядке, и окружающие в хорошем расположении духа. Когда я спокойна и уверенна». 
  • Ж., 28 лет: «Если не устаёшь, и нет страха и тревоги о будущем»
  • М., 30 лет: «Когда уже давным-давно счастлив (!)». 

А что ответили бы вы сами?

 

Обобщим.  Перечисленные мной ответы/клиентские запросы приблизительно делятся на две группы. В представлениях одной части людей (ответы 1, 3, 4) «чувствовать себя нормально»  означает «не беспокоиться ни о чём/быть спокойным», а у второй половины респондентов (ответы 2, 5) «чувствовать себя нормально» приравнивается к «чувствовать себя замечательно», постоянно пребывать в приподнятом настроении, и даже, возможно, в некоторой эйфории. Причём при обсуждении выясняется, что данное состояние желается респондентом как постоянное. 

 

Предлагаю нам задаться вопросом: насколько обоснованны ожидания обеих этих групп? Например, представление о «покое/спокойствии» как о некой норме? (тут будем учитывать, что никто из опрошенных не посвятил жизнь духовным практикам и не медитирует в высокогорном монастыре по 16 часов в день). Насколько вероятно ежедневно ощущать себя спокойным, ничем не задетым, позитивным и радостным в условиях сегодняшней городской жизни, с её реальными ежедневными требованиями к взрослому человеку? Особенно если мы подразумеваем человека, включённого во многие значимые для него личные и социальные отношения со всей их сложностью и разностью. 

Отдельного внимания заслуживает стремление людей к ежедневному ощущению счастья (условная вторая группа респондентов), или же их попытка сделать счастье целью своей терапевтической работы, но об этой интереснейшей группе поговорим в другой раз.

 Как следствие анализа частностей, возникает более обширный вопрос: откуда берётся (и чем усиливается) такое выраженное стремление к постоянному эмоциональному "верху" или "безоблачному спокойствию" как к некой норме?

По каким личным, а, возможно, культурным причинам нормализуется такое эмоционально приподнятое (в чем-то даже маниакальное) состояние?

 

 

Комфорт и безболезненность: «Весело и вкусно – Па-ра-па-па-пааам..!» или Эпоха транквилизаторов

 

 

Эми ван Дорцен в своей работе «Психотерапия и поиски счастья» выражает следующее мнение: сегодня, в эпоху постмодернизма, жизнь требует от нас совершенно нового отношения, а именно – беспечности. В культуре ХХI века витает (и активно подается со всех сторон) идея легкости и необременительности буквально во всем: в образе жизни, работе, любви, отношениях, расставаниях любого рода. Тренинги и популярная литература предлагают «настроиться на позитив», «пикап»-тренинги внушают идею вообще ничего не усложнять, колонки глянцевых журналов призывают сфокусироваться на плюсах расставания/увольнения. К тому же всё теперь должно происходить очень быстро. Конечно, человеческая жизнь всегда была ограничена во времени, и время само по себе является отдельной ценностью, но в ХХ-м, и особенно – в ХХI-м веке жизнь ещё более ускорилась, теперь нам нужно много всего успевать, быстро и легко переключаться. В этом контексте долго и подробно концентрироваться на чём-то, совершать сложные душевные движения видится лишним, несовременным (в повседневной речи возник характерный глагол «заморачиваться», «морочиться» в значении «уделять внимание несущественному»).

К сожалению, такая стремительность приводит к поверхностному, беглому восприятию не только мира и других, но и собственной душевной жизни. В наше функциональное, сконцентрированное на эффективности время душа тоже не избежала экономического отношения: клиенты всё чаще выражают стремление оценивать чувства и потребности с точки зрения полезности, целесообразности: «полезное» усилить, «бесполезное» соптимизировать, или вовсе убрать. Эмоциональная реальность становится подчинена своеобразному «тренду», как бы дико это ни звучало – мы ожидаем от себя и близких неизменного пребывания в активном и эффективном состоянии, хотим ощущать «правильные», «модные» чувства: наслаждение, легкость, непреходящую уверенность, и, разумеется, не считаем нужным отвлекаться на глупости.

 В тех же СМИ (не будем недооценивать их роль в навязчивой нормализации гладкой, ничем не обремененной жизни и такого же самовосприятия) нам предлагается очень привлекательная идея о том, что любые неприятные состояния можно и нужно незамедлительно купировать: эмоциональный дискомфорт лечить «Успокоитом» и антидепрессантами, телесную боль, в свою очередь -   обезболивающими.  «Некогда болеть!», «В моей жизни нет места боли!» – безапелляционно заявляет реклама. Вслед за этими уверенными голосами мы (ощущая, тем не менее, некоторое внутреннее сомнение) начинаем, или, по крайней мере, стараемся думать так же. И мнить нормальным завышенный фон настроения, отсутствие любого дискомфорта, ровную или радостную реакцию на сложные события («Это всё к лучшему!») и т.п.  Таким образом, возникает опасный отрыв от собственной эмоциональной реальности, обманчивая нормализация «гладкой» жизни и «ровного, ничем не замутнённого» самоощущения.

 Что мы в этом видим? Получается, многие сложные чувства, являющиеся, вообще-то, неотъемлемой частью  человеческой природы и его психической жизни, объявляются плохими и приравниваются к болезни и «симптому». Растерянный и окруженный культурой, клиент ставит себе цель искоренить нежелательное, никогда больше не иметь дело с этими частями себя. Он обращается к психотерапевту с просьбой «убрать» грусть, «избавиться» от боли, заглушить ревность, не отдавая себе отчета о цене подобного отсечения. Можно ли без последствий убрать проявления естественной человеческой природы? Чтобы это сделать, есть только один выход – стать в чем-то неживыми, допустить омертвение важных частей души. Где не больно – там и мёртво.

 

Завышенность критериев

 Екатерина Михайлова в своей книге «Психолог для невидимки» отмечает, что критерии психологического благополучия сегодня очень завышены; естественно, это будет приводить к невозможности реалистично интерпретировать собственное состояние с точки зрения «нормальности» или того, «всё ли со мной в порядке». Как сказала одна моя знакомая: «Если тебе бывает грустно – значит, ты неправильно живешь». Страшно представить, сколько ещё людей сегодня рассуждает подобным образом и соответственно судит о своей душе и чувствах, о чувствах своих детей (!), обучая последних такому же плоскому самоотношению.

Сегодня культура повседневности умалчивает о том, что страх, тревога, боль и сожаления по поводу сделанного или несделанного - это тоже части нашей жизни, и никоим образом невозможно построить её таким образом, чтобы их исключить. Иначе эти попытки будут вести к постоянному ощущению личного, человеческого неуспеха, к непреходящему ощущению себя «ненормальным».  

 

 

Примеры из практики:

 

  •  «Хочу чувствовать себя спокойно, ровно, быть в равновесии, не переживать» - говорит в терапевтическом кабинете женщина, перенёсшая болезненный развод месяц (!) назад и продолжающая любить уже бывшего мужа. Насколько реалистичны такие планы, учитывая ситуацию? В этих обстоятельствах горевать и переживать депрессию впоследствии – обоснованно и нормально для здорового человека. На развалинах сгоревшего дома не хохочут, и не наслаждаются «блестящими перспективами», а горюют столько, сколько потребуется, оплакивают свою утрату. В такие моменты у нашей души нет потребности «успокаиваться», но есть потребность переработать произошедшее, уделив этому столько времени и сил, сколько необходимо. 
  •    На похоронах весьма пожилого члена семьи одна из родственниц умершего убеждала его внучек принять антидепрессанты, чтобы они «ни в коем случае не плакали» – это виделось молодой женщине не только ненужным, но и недопустимым. Насколько смещены наши представления о нормальных чувствах, если плакать видится неуместным даже на похоронах! – то есть там, где это важно и необходимо. Или – насколько низка наша готовность столкнуться с реальностью, причём отнюдь не внезапной, т.к. усопший был действительно весьма пожилым, и утрата не была неожиданной.

 

 

 Реальные задачи терапии

 Итак, неугодное чувство нельзя просто «выключить» без вреда для души. Важно понять: чувство (и всё, происходящее внутри) сродни физиологическим отправлениям организма: оно в любом случае возникает, если вы здоровы, и его важно выразить. Попытка же отсечь/запереть его неизбежно приведёт а) к психической «интоксикации» и б) к упадку общих личностных сил, т.к. «отсечь» часть себя можно только с принадлежащей этой части энергией. Такая вот высокая цена.

Что же реально достигнуть в терапии, если клиент действительно длительное время охвачен тяжело переносимыми чувствами, с которыми он по каким-то причинам уже не справляется? 

Я вижу смысл концентрироваться в терапевтической работе на следующих аспектах:

 

  • Восстановление личной истории. В терапии возможно понять происхождение захлестнувших чувств, их значение, связь с личностно важными событиями. Важно и терапевтично восстановить причинно-следственые связи, обрести понимание, с какими внешними и внутренними событиями связаны разбушевавшиеся чувства – иными словами, важно восстановить личную историю, чтобы стать более понятным самому себе.

 

  • Исследование причин «запруженности» чувством. В терапии важно исследовать, были ли чувства «заперты»/не выражены, и в какой момент это произошло. Почему? Есть ли бессознательный запрет на проживание некоторых чувств? По каким семейным причинам этот запрет был наложен? Если речь идёт о затоплении горем или, напротив, выясняется невозможность его проживать, важно выяснить - признан ли вообще факт потери? В терапии возможно разобраться, почему у конкретного человека чувство имеет тенденцию накапливаться (часто это связано с сопутствующими телесными симптомами, например, функциональными запорами).

 

  • Возвращение блудного чувства. «Теневая» работа = «Это тоже я». Важно выяснять, с наличием каких чувств и состояний в себе человек не может смириться, не готов предоставить им место? С этими чувствами стоит знакомиться, чтобы впоследствии вернуть их себе, вернуть себе право на их проживание.

 

  • Возвращение природной экспрессии. В терапии возможно исследовать, как клиент обращается с собственными чувствами, умеет ли он их выражать, умеет ли БЫТЬ с ними, не отмахиваясь? По сути, это единственное, что мы можем предпринять относительно сильного чувства: осознать и проживать его, выражая адекватным образом: работая с дневником, позволив себе горевать и плакать, делясь с близкими.

 

  • Возвращение энергии. В терапии мы можем работать над тем, чтобы снизить интенсивность нахлынувших чувств («затопленность» ими) и научиться лучше справляться с ними, а также использовать последние для своего развития. Как правило, болезненное чувство содержит в себе огромное количество энергии; убрать/отсечь эти чувства означает также потерять энергию, "умертвить" часть личности. Признание и принятие сложных чувств и состояний обратно «в личность» возобновляет контакт с утраченной ранее энергией, увеличивает жизненные силы.

 

  • Повышение устойчивости к сложным чувствам. Что особенно важно, в терапии клиент может постепенно повышать свою устойчивость к сложным чувствам, не пугаться их, не отмахиваться от них, не пытаться "заглушить" и "отвлечься", но проживать их полно и осознанно. Развитие способности проживать чувство как единственно актуальную в настоящий момент психологическую данность может само по себе являться отдельной целью терапевтической работы. 

 

 

 

Нормальные чувства

 

Приведем примерный перечень нормальных человеческих чувств, испытываемых в разные моменты жизни психически здоровым человеком:

 

 

Нежность

Желание

Ничтожность

Открытость

Любовь

Враждебность

Гнев

Заботливость

Уныние

Зависть

Благодарность

Щедрость

 

Недоумение

Самокопание

Застенчивость

Паника

Озабоченность

Неадекватность

Беспокойство

Соперничество

Рвение

Нерешительность

Беспомощность

Нетерпение

 

 

Игривость

Слабость

Нужда

Разочарование

Одиночество

Раздражительность

Несамостоятельность

Отвращение

Недоверчивость

Ярость

 

 К скольким из них вы готовы отнестись с принятием и предоставить им место в своей душе?

 

 

«Чувствовать себя нормально» 

 

Вернемся к нашему вопросу: что же такое «ощущать себя нормально». Среди опрошенных мной людей, как вы помните, была категория респондентов, имеющих личный клиентский опыт. В каком-то смысле их ответы обнадежили. Приведу 2 примера.

 

  • «Чувствовать себя нормально для меня – это понимать, что со мной сейчас происходит и с чем это связано. И при этом – справляться. Так я пойму, что я в порядке».
  • «Чувствовать себя нормально – ощущать себя настоящей, подлинной, полностью чувствовать свою достоверность в происходящих обстоятельствах. При этом я не обязательно могу знать, например, что следует делать дальше. Но при этом я – с собой».

 Итак, под «чувствовать себя нормально» я предлагаю понимать следующее: это выдерживать чувства, не подавлять и не отказываться от них, а эффективно и полно их проживать и выражать, сохраняя ощущение истинности себя и происходящего. 

 

Отсюда следует, что «чувствовать себя нормально» – это не состояние, а способность, и ее можно и нужно развивать. Способность чувствовать себя нормально предполагает владение некими личными методами выдерживать чувство без необходимости отвлекаться, сбегать от него. Давайте рассмотрим, какие навыки будут давать такую возможность – эффективно и не разрушаясь проживать чувство, и, соответственно, ощущать себя нормально (развитие подобных навыков и будет являться целью терапевтической работы):

  •  Готовность иметь дело с более широким, нежели только «приятные» и «ресурсные» чувства, спектром своего содержимого.
  • Отчетливость в ощущениях, способность выносить/выдерживать чувство в интенсивном виде, даже длительное время. Личные способы справляться. Например, одна из клиенток, безошибочно определяя гнев, но не имея возможности предъявить его напрямую «виновнику», затевала дома потрясающую по результативности уборку, на которую в обычном состоянии ей редко хватало энергии.
  •  Способность распознавать чувство и отследить его связь с конкретными событиями – внешними или внутренними. «Мое напряжение связано не с проблемами на работе; я раздражен из-за вчерашнего разговора с родителями».
  • Способность говорить (писать) об испытываемых чувствах, называть их, предъявлять.
  • Способность отдавать себе отчёт в интенсивности чувства (насколько сильно выражено: немного или сильно) и выразить это словесно в соответствующем виде: "Мне был сильно неприятен весь этот разговор" или  "Я был настолько взбешён, что готов был убить...!". Важно понимать, сколько этого чувства внутри вас. 
  • Готовность присвоить себе свои чувства, нести за них собственную ответственность, не передавая её близким ("Да выбесил просто! Довёл меня!" - этот пример о том, как не надо). Готовность столкнуться с чувством и остаться с ним вне чьей-либо помощи и участия. 
  • Умение выразить чувство близкому человеку в адекватной форме (без агрессивных действий, ассертивно), прямо, без намёков и манипулятивных демонстраций. 

 

 

А что такое «чувствовать себя ненормально» 

   Попробую сформулировать, что в протекании ваших переживаний/ вашем стиле обращения с ними действительно должно вас насторожить).

  • Застревание в чувстве, затапливание им, когда невозможно далее справляться и функционировать на привычном для вас уровне.
  • Узкий спектр переживаний (преимущественно депрессивные ощущения, или постоянный стыд/вина по любому поводу и т.п.) без переключения более 2-3-х недель.
  • Вообще отсутствие эмоционального переключения, пребывание на одном полюсе эмоционального спектра. Пример: 3 недели в эйфорическом состоянии – тоже тревожный показатель (если только вы не влюблены:).
  • Сильнейший страх испытать какое-либо чувство, например, столкнуться с ревностью, стыдом.
  • Сильная потребность отвлечь себя от сложного состояния (чувства) на любую активность, не связанную с происходящим внутри; отказ проживать чувство, неспособность говорить о происходящем, отрицание. Пример: «На самом деле у меня всё замечательно. Я всё равно давно хотела оттуда уволиться (развестись)». Или: «Вон, у соседа ног нет – вот кому действительно тяжело. А мне должно быть стыдно: я с жиру бешусь и выдумываю проблемы на пустом месте».
  • Беспомощность перед собственным чувством, неготовность остаться с ним наедине, вне чьего-либо участия.
    Примечание 1: тут важно учитывать, что речь мы ведем о взрослом человеке, не о ребенке.
    Беспомощный перед собственными чувствами взрослый узнаваем: обычно такие люди склонны вручать другому своё непереносимое чувство, обрушивать его на близких, и ждать/требовать, что их "успокоят", "переубедят". Причина этой потребности – в неразвитой способности справляться с собственным чувством, и в дальнейшем делегировании такой способности близким.
    Примечание 2: если речь идёт о ребёнке, такая потребность (быть утешенным, успокоенным) и такое делегирование этой функции взрослому будут адекватными, т.к. для полноценного проживания собственных чувств ребёнку необходим взрослый, который нормализует чувство, исполнит функцию «контейнера», и таким образом обучит проживанию своих эмоциональных состояний.

 

 

Итоги. Спасибо, что были со мной до конца :)

Каждый из нас хоть раз в жизни задавал себе вопрос: «То, что я чувствую - нормально?», «Нормально ли ощущать себя вот так?», «Нормально ли то, что происходит внутри меня?» и даже «Нормален ли я вообще?». Мы склонны одобрять одни чувства (радость, лёгкость, уверенность, спокойствие), пробуем удержать их на возможно долгое время, а сложных, «негативных» чувств (боль утраты, тревога, глубокая печаль) избегаем, искренне полагая, что их возникать не должно. Но теперь мы знаем и другую сторону медали – страшную цену, которую платим за односторонность и отказ от живых частей своей души.

 

Для того чтобы прожить именно свою, а не «трендовую», предложенную нам жизнь, сегодня нам крайне важно помнить, что цель терапии (и цель любого развития!) – не стать «лучше», а стать «целым», оживить и принять обратно свои отверженные части, осознанно проживать их все. Только это даст нам возможность быть максимально укоренённым в себе и своей уникальной, и не всегда простой жизни. Чтобы стало возможным сохранить свою подлинность, мы будем учиться критически воспринимать как свои собственные мечты о благе и спокойствии как основных составляющих своей эмоциональной жизни, так и «маниакальную ширму» сегодняшней культуры повседневности.

 На запрос клиента «Хочу, чтобы ничто не выводило меня из равновесия» легендарной Анн Анселин Шутценбергер приписывают следующий ответ: «Если это случится, боюсь, мне придётся перепоручить заботу о Вас патологоанатому и гробовщику!». К чему это я? Да. Не бойтесь собственной сложности. Приходите в благоговение от многослойности своей души, от всех её драгоценных частей. Берегите яркость своих чувств – именно они свидетельствуют о том, что вы потрясающе, невообразимо живы. А для самых сложных моментов Вашего пути, когда справляться становится совсем тяжело, можно найти близкую по чувствам книгу или музыку, человека, который действительно понимает вас, или время для встречи с Вашим аналитиком.

 

Что читать:

  • Эми ван Дорцен «Психотерапия и поиски счастья».
  • Екатерина Михайлова «Психолог для невидимки».
  • Роберт Джонсон «Как овладеть своей тенью». 

 

 

 

 

 

 

 

2016-04-11
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?