Название статьи само по себе уже настораживает. Какие могут быть долги у ребенка? А оказывается, могут и есть!

Представления родителей о роли ребенка в их жизни сильно различаются.  Дети — это и солнышки, озаряющие родительский путь, и дети греха, и обуза, и непосильная ноша. В среде родителей, взрощенных в русской культуре и традициях, принято считать, что дети должны родителям за сам факт рождения, воспитания и пр. Много чего вешают на ребенка его родители. Однако все это без исключения — только их фантазии и мечты. Часто слышим «Я тебя родила, ночей не спала, у  твоей кровати сидела, когда ты болел, а ты!», «Когда ты вырастешь, будешь ухаживать за мной, как я за тобой сейчас», «Если бы не ты, у меня была бы карьера, дом, машина, …».

От неразумных детей  прямо сейчас требуется безусловная любовь, уважение, поклонение и обет вечной заботы.

Что руководит родителями?

Тревога за собственную старость, неизвестно какую, то ли спокойную, сытую, то ли с лишениями и одинокую. Тревога из-за неопределенности будущего толкает родителей на манипуляции своими детьми, взращивание няньки на пенсию. С младых ногтей детям вбивают в голову долг перед родителями. Нередко возникающее сопротивление приводит к упрекам в адрес детей, обвинениям в неблагодарности.

Некоторые свято уверены, что дети — это залог их спокойной сытой старости. Вероятно, за этим и рожали. И не возникает сомнений в том, что дети могут и не дожить до родительской старости. Такое тоже бывает.

Что есть в реальности?

Две половозрелые особи соединяются в сексуальном порыве, в результате чего происходит зачатие — по обоюдному согласию, или «так получилось». Надо отметить — никто не заставлял, не просил, и предполагается, что обоим известны возможные последствия.  Даже в случае «так получилось» — решение сохранить ребенка принимается кем-то, зародыш сам за себя не решает. В любом случае, в момента зачатия у партнеров возникает персональная ответственность за нерожденного ребенка. Отговорки не принимаются.

Ребенок — человек, равный родителям по правам, возникающим в момент его рождения в соответствии с Конституцией РФ. И обязанности у него возникают исключительно вследствие договорных отношений. Все остальное — выдумки и манипуляции.

Ребенок не просил его рожать. Не просил о нем заботиться, растить, кормить, обучать, покупать дорогие игрушки и баловать, т.д.

Вследствие своей беспомощности и неразвитости ребенок вступает в отношения с родителями без своего согласия и не по своей воле. Возможно, будь у него выбор, он выбрал бы других взрослых для своей семьи. У ребенка такого выбора нет.

Вклад родителей в ребенка огромен, его не измерить никакими благами. Но долг — это величина всегда конечная. Если нет — то это уже рабство, в ущерб новой семье взрослого сына или дочери, в ущерб их собственным детям.

Во взыскании долга со своих детей — очень мало любви. Для ребенка родители — единственные близкие люди, чьей любовью он дорожит, особенно когда ее совсем нет, и за любовь принимается нечто иное. В некоторых случаях дети так боятся потерять расположение родителей, что готовы угождать им и стараться, чтобы сохранить крупицы неявного внимания к ним, о любви речи не идет совсем.

У ребенка нет выбора. Он не может, как супруг, уйти из семьи. Он — заложник своих родителей. В их руках и в их воле сделать его детство счастливым или несчастным, беззаботным или тревожным, выдрессировать на получение внимания или дарить его, окружить любовью или научить ее заслуживать.

Тем более жестоко дрессировать ребенка быть в вечном долгу, маленького или большого, зная, что он зависим от родителя, и не может еще ответить адекватно ситуации. По сути — это манипуляции детской любовью и страхом потерять родительскую любовь. Подобное долженствование — и по закону, и по совести — нечестно. Все равно, что оказать по собственной воле помощь старушке и потом требовать с нее за это квартиру. Старушка не знала, что с нее попросят — если б знала, вряд ли согласилась бы.

Сторонники детского долга будут возмущаться с упоением. Однако единственный их аргумент — тот факт, что они родители, не накладывает на ребенка никаких обязательств. Он не просил его рожать. Человек не должен быть обязан за то, чего не просил. Он даже не должен быть благодарен за то, чего не просил. В его рождении было волеизъявление исключительно родительское, значит, все выгоды и потери они берут на себя.

Фанатики морали и нравственности требуют безусловного уважения к старшим, заботы со стороны взрослых детей так, как будто только ради этого детей и рожали. Требуют, чтобы дети стали им родителями. Это вовсе не значит, что оппоненты забыли о существовании сових родителей, перестали помогать и проявлять внимание.

Я за золотую середину во всем. Уважение и любовь нельзя вытребовать, нельзя заслужить. Их можно только проявить собственным примером. Не расставляя явные акценты, не фокусируя, не сужая сознание исключительно к функции заботы — окружая ею повсеместно и всегда, ненавязчиво, позволяя ребенку самому выбирать, принимать ее или нет, вплетая к повседневные игры и занятия. Такой пример сыграет свою роль впоследствии, родитель же может только надеяться на это и поблагодарить, если это случится.

Взращивать долг вместо любви — заведомо тупиковый путь. Любовь — бесконечна. Детский долг, основанный на чувстве вины, — однозначно рассыплется к моменту его предполагаемого возврата.

Каждый, кто желает получать в старости поддержку и заботу от своих детей, задумайтесь — хотели бы вы, чтобы дети приходили к вам из чувства долга, как крестьянин на барщину, или из любви, с радостью и легкостью?

Все вложенное вернется —  в том виде, в каком было дано. Пустые преждевременные требования и упреки — это проявления тревоги и неуверенности, и давление с целью получить обещание быть в вечном долгу, жестокая манипуляция детской любовью и преданностью.

2016-01-31
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?