Духовное совладание

👁 34

К сожалению, иногда случается так, что некоторых из нас касается серьезная болезнь. Эта болезнь приносит ощутимые ограничения. Неспособность к полноценно проживать жизнь травмирует и опустошает изнутри. И здесь у этого интенсивного жизненного порога мы становимся совершенно беспомощными изменить неожиданные превратности нашей жизни. Ощущение радости и оптимизма жизни постепенно теряют силу и сердце наполняется страданием и болью. Человек попадает в замкнутое кольцо, где физическая травма, душевная боль вместе с ощущением бесполезности жизни становится одним непрерывным переживанием своей утраты. Наученные своим опытом или опытом близких людей, мы так или иначе прилагаем все свои силы на то, чтобы избавиться от этих токсичных переживаний любым возможным способом. Мы намерены вытеснить, устранить свою боль. Иногда это помогает и боль уходит. Но поступая таким образом, человек исключает из своего сознания определенный опыт переживания, сохраняя его как непереваренный кусок. Опыт боли и чувства, связанные с этой болью, вытесняются и, по сути, остаются неразрешенными.

Одна женщина, отправившись за границу, тяжело заболела и поэтому вынуждена была возвратиться на родину. Дом, в котором поселилась моя клиентка находится в красивом лесу. Делясь со мной тем как, она справляется со своей тяжелой болезнью, она рассказала следующее: «Раньше в силу своей профессиональной занятости я должна была решать различные вопросы по работе и поэтому находилась в состоянии постоянного напряжения и стресса. Мне все время нужно было куда-то спешить. А теперь болезнь мне подарила возможность, когда я могу, наконец, остановиться и посмотреть вокруг. Свое настоящее время я посвящаю наблюдению за жизнью. Эта другая перспектива приносит новые ощущения благодарности. Я начинаю, как мне кажется, по-настоящему ценить свою жизнь.

Данный способ совладания со своими трудностями и ограничениями можно назвать ценностным. Можно предположить, что ценностное совладение имеет глубокую пространственную перспективу и дает возможность человеку вынести свою человеческую ситуацию в другое экзистенциональное измерение. Одной из существенных особенностей ценностного или по-другому духовного совладания является его отношение к страданию. В первом случае мы не принимаем свою боль, стремимся ее уничтожить, устранить и вытеснить. Во втором случае человек принимает ее, но принимает ее особенным образом. Страдание не исчезает, но оно перестает быть врагом, чем-то чуждым, изгоняемым из сознания и жизни. Усилием духовного совладания страдание и боль приобретают новый смысл с новой ценностью – ощущением благодарности. Превращение страдания из замкнутой на себе, неподвижной, реальности в новую и особую ценность принципиально меняет и отношение к нему, и само его переживание.

Одной из главных черт духовного совладания является желание изменения, метанойи. Это переживание, которое несет в себе импульс глубоких личностных коррекций. Смысл пути определяется его целью. Конечной целью изменения является встреча со своим подлинным целостным «Я». Результат этой встречи – это благодарность, умиротворяющая встречу.  Эта встреча происходит, конечно, отнюдь не потому, что мы такие опытные путешественники.  И даже вряд ли дело выглядит как в старых арифметических задачах, где из пунктов «А» и «В» навстречу друг другу отправились два путешественника с разной скоростью. В задачках спрашивалось обычно, где они встретятся. Пройденный нами отрезок пути не дает нам повода возгордиться нашими туристическими дарованиями, порой мы больше напоминаем не бодрого туриста, а – испуганную овцу, весь вклад которой во встречу с пастухом состоял в том, что она не забывала жалобно блеять. Но как бы то ни было, без этого встреча могла не состояться. И мне кажется, смысл в том и состоит, чтобы получить опыт страдания как главного ориентира на пути к радикальному личностному изменению.

Это еще одно качество духовного совладания — его соборность в смысле совместной солидарной согласованной работы, в которой беда другого человека ощущается очень близко. Это значит, что, если в совладание с бедой одного человека вовлекаются душевно и духовно другой человек, переживание перестает быть индивидуальным, замкнутым внутренними делом. Оно приобретает социальный совместный характер двух людей, которых связывает сочувствие, сострадание и любовь. В таком случае психолог становится способным помочь клиенту проработать свою травму, вынося ее на поверхность осознания. Выполнение этой задачи является тяжелой работой. Повторюсь - клиент не может проделать ее в одиночку. Поэтому она основана на отношениях. На основании безусловного принятия психолог выстраивает отношения со своим клиентом, полностью входит в них, и тогда эти отношения становятся средством для роста и исцеления. Для того, чтобы прогресс продолжался, каждое изменение должно полностью поддерживаться заботливым, сострадательным и реагирующим на душевную боль своего клиента терапевтическим соучастием.

Во многих евангельских эпизодах наглядно иллюстрируется подобный характер подлинных сострадательных отношений. Когда четверо друзей объединились для помощи заболевшему другу и были готовы ради него преодолевать любые препятствия, проталкиваться сквозь толпу, взгромождать носилки с больным на крышу, разбирать кровлю, то Иисус реагирует на это таким образом, что в какой-то момент оказывается посреди них. Евангельское повествование заканчивается исцелением расслабленного. Вполне возможно, что их совместное сострадательное участие в беде друга в дальнейшем станет настоящей закваской, на которой сможет взойти подлинно человеческое и подлинно духовное рождение преображенного своим страданием человека.

Добротворский Владислав
2018-08-31
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?