Этюды о ненависти

👁 22



Этюды о ненависти

«Я ненавижу своего отца. Я хочу, чтобы он страдал.
Да, он в курсе – не сомневайтесь, я славно потрудилась, разъясняя, в какой ад он превратил мою жизнь. Он? Огрызается или уходит. Мне кажется, что пару раз глаза у него были на мокром месте. Но я не насыщаюсь той болью, которую, должно быть, причиняют ему мои нападки. Поначалу, вроде, становилось легче, но потом утешение перестало приходить. Мы почти не видимся. Мое отчаяние становится всё безнадежнее.»
 
«Я хочу сделать ей (матери) больно.  Для чего, что мне это даст? Тогда она поймёт.
Поймёт, каково мне было, поймет, что так нельзя.Поймет, КАК она виновата передо мной. Что тогда? Тогда я смогу, наконец… появиться на свет. Ого?!»
 
«Скажите, почему его (отца) слова - «ну прости, я был не прав, мне не стоило так себя вести»,- не работают? Почему мне не легче?»

 
Такие заряженные откровения приносят иногда клиенты.
Что это за попытки (ментальные или реальные), направленные к родителям? Почему они такие отчаянные, такие яростные?

Конечно, можно подойти к этому  вопросу аналитически и описать универсальные закономерности, которые стоят за  подобными феноменами. Но настроение у меня нынче  этюдное.

А потому – маленькая коллекция инсайтов, которые могут поджидать клиента в терапии при предъявлении обозначенных состояний.

Инсайт №1

 Можно обнаружить, что признание родителем вашей боли так необходимо,  потому что в него упирается актуальное чувство собственной ценности, подтверждение того, что вы существуете, того, что ваши переживания имеют значение.

«Мне было так обидно, мне было невыносимо одиноко, а они вели себя,  как ни в чем не бывало. Им происходящее не казалось ненормальным, им было все равно, не важно. Тогда мне нужно было выбрать, кто из нас пустое место. И я думала примерно так –  я, наверное, преувеличиваю, мне показалось, что больно. Это пустяк…  Я себе показалась… я, как будто, все время себе кажусь.»

Инсайт №2

Можно сделать открытие, что собственная боль - достаточное подтверждение чудовищности тех ситуации, в которых некогда случилось находиться. И никакого другого подтверждения не нужно. Пусть ваши близкие не готовы свидетельствовать в вашу пользу, можно не бросать себя больше. Можно не искать объективности, а восстановить альянс со своими ощущениями. Можно пошатнуть привычку, когда собственных чувств вечно не достаточно, когда они не могут быть  основанием для оценки ситуации.

  Инсайт №3

 Можно заметить, что в одном  движении к другому человеку (здесь к родителю), сочетаются  злость и НУЖДА. Это часто и делает порыв  таким яростным.

Ярость= сильная нужда в любви или уважении + восприятие поведения родителя, как противоположного нужному + злость, направленная на то, чтобы остановить не подходящее, задевающее поведение родителя   

«Я хочу быть замеченным им, хочу, чтобы он интересовался мной,  и тут же досадую на себя – после всего, что он  мне сделал, и продолжает делать, он для меня важная персона, я хочу его внимания?! Это слишком унизительно, он ни за что об этом не узнает!»

Инсайт №4

Можно накопать всяких ограничивающих соображений про вышеупомянутую нужду. Например, что вы можете быть уверены, что только этот человек, и никто другой, должен ее удовлетворить.  Или что он не удовлетворяет вашу нужду не потому, что не может, не способен, а из черствости, вредности или глупых принципов.

«Мне продолжает быть нужна любовь от этой женщины, моей матери. До чего же меня это бесит!!  Я продолжаю надеяться. Я продолжаю невольно считать, что должна стараться. Тогда она сможет меня полюбить. Как это будет? Пожалеет, прижмет к себе и скажет: «Как же тебе не сладко пришлось, моя девочка, какая ты хорошая, старательная.»... Н-да… похоже, она никогда такого не сделает для меня, не умеет она такое, не замечена ни разу . У нее нет ручек, как у той гусенички. Может ли это быть кто-то другой? Или я сама!?



Инсайт №5

Можно вдруг ощутить себя взрослым и большим. Заметить, что родители – пожилые люди. От претензий детей им тяжело и страшно. На кону правильность прожитой жизни, они защищаются, как могут. И давно уже ничего решают.

 «Родители уже больше не определяют мою уместность. У них нет полномочий.  Они не могут избавить меня от страданий. То, что доставляет мне беспокойство,  на самом деле  внутренний вопрос, встроенная в меня опция. Это я так обращаюсь сам с собой… Я и не заметил, когда война, в которой я участвую,  стала гражданской»...

автор Сахарова Инна

Сахарова Инна
2018-07-28
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?