Эволюция и цель сексуальных влечений



Принцип навязчивого повторения вполне можно рассматривать как сущность влечений, заключающийся в том, что влечение само повторяется, и субъекту приходится иметь с ними дело не однократно.

"Остается достаточно материала, подтверждающего гипотезу о навязчивом повторении, и оно кажется нам более ранним, более элементарным, более связанным с влечениями, чем оставленный им в стороне принцип удовольствия"  З.Фрейд "По ту сторону принципа удовольствия"

Эволюционно влечения происходят из органических влечений (органических эндогенных  "раздражений") , а инстинкты (только в этом, филогенетичекском контексте и можно говорить об инстинктах у человека) органических форм жизни консервативны, инертны.



И понятно, за любое отклонение от привычного пути, аутопоэтическая система могла перестать таковой являться. Но когда мы говорим о человеке, говорящем субъекте (а другого мы не знаем), все становится намного сложнее. Язык привносит с собой в органический мир ничем не заполняемый разрыв, и субъекта вместе с этим разрывом. Влечение имеет в своей основе представление- то есть мысль, слово, означающее. Именно означающее ставит свои условия аутопоэтической системе, вплоть до того что оно может и вовсе уничтожить эту систему (суицид). В случае влечений повторение само по себе, без дополнительной цели доставляет наслаждение. То есть не удовольствие, успех или прочая выгода  в чем-то заставляют субъекта повторять. Это не то чтобы субъект раз избежав неудовольствия или получив удовольствие, стал бы повторять в соответствии с принципом удовольствия именно паттерны поведения приведшие к успеху. Тогда это не был бы субъект, это была бы в крайнем случае лабораторное животное, причем и то, лишь с определенной точки зрения. Субъект сплошь и рядом повторяет явное неудовольствие, сколько бы его не переучивал терапевт- бихевиорист. Как же он мог научиться такому дезадаптивному поведению (я имею ввиду как пациента так и терапевта)? И как только терапевты не борются с фобиями, приучая пациента к объекту страха, результат-то явно неудовлетворительный, обычно страх рецидивирует или переходит на другой объект. Что же заставляет поведенческого терапевта вновь и вновь браться за очередного невротика? Уж точно не принцип удовольствия.



То что с влечениями происходят всяческие перипетии, не возможные для инстинкта как совокупности безусловных рефлексов, не отменяет того факта, что есть некие причины превращающие живую систему в неживую. Причины эти и внутренние, и внешние. Живая система, согласно Матурана У.Р., Варела Ф.Х. отличается от всех других систем свойством аутопоэзиса, то есть способностью создавать, конструировать самое себя. Авторы приводят математические модели аутопоэзиса, грубо говоря химические реакции, которые могли бы работать в первобытном пузырьке. Аутопоээис сам по себе, на мой взгляд, некое логическое замыкание, совершенно ненужное и бесцельное усложнение вроде бутылки Клейна. А когда на это смещение накладывается язык, то что можно сказать?



Все сложно устроенные системы менее стабильны. Это факт. Они не имеют никакой цели, не жизнь, ни смерть не являются их целью. «Цель» появляется с приходом в мир языка, вместе с ним возникает жизнь и смерть как цель, вместе с ним приходят и прочие забавные вещи, например субъект. Какая может быть цель у реакции между водородом кислородом? Без учета субъекта, задавшего этот вопрос- никакой

 

2017-08-07
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?