феномен контрпереноса в терапии

👁 25

Феномен контрпереноса. Определения и типы

Райкрофт (1983) определил контрперенос как «перенос аналитика на пациента». В этом смысле контрперенос – это тревожный, искажающий элемент в лечении. Следовательно, эмоциональное отношение аналитика к своему пациенту включает его ответ на специфические позиции в поведении клиента. В соответствии с Хейманом (1950), Гителсоном (1952) и другими аналитиками можно использовать контрперенос, как клиническое доказательство того, что эмоциональный отклик терапевта основан на корректной интерпретации намерений и смыслов пациента. Как видно из определения контрпереноса, выдвинутого Райкрофтом, существуют две главные категории контрпереноса: одна показывает перенос аналитика на пациента и вторая – ответ (отклик) аналитика пациенту. Винникотт (1975) дал определение неэкологичному контрпереносу:

 Неэкологичный контрперенос«области, которые являются результатом неразрешенных конфликтов терапевта в прошлом, вторгающиеся в настоящее пациента».

В этом смысле переносы аналитика – это трансферентный материал его прошлого перенесённого на клиента. Винникотт (1975) так же ввел другой тип контрпереноса, который он описал как – «реакции, характеризующие идиосинкратический стиль работы аналитика и пациента», который он рассматривал как фасилитирующий терапевтическую работу. Винникот (1975) так же определил категорию, которую он назвал «объективным контрпереносом»:

Объективный контрперенос - реакции, вызванные в аналитике по средствам поведения пациента, которые могут предоставить аналитику ценные внутренние подсказки по поводу того, что происходит с пациентом.

Разница между двумя главными видами переноса зависит от того – реагирует ли терапевт на пациента или проактивно вносит свой собственный перенос в психотерапевтические отношения. То, что Винникотт (1975) назвал «объективным контрпереносом» рассматривается как реактивный контрперенос, подчеркивающий, что терапевт точно и объективно реагирует на проекцию пациента, на его личность и поведение в рамках терапевтических отношений. Винникотт (1975) рассматривает «патологичный контрперенос» как проактивный контрперенос (перенос терапевта), подчеркивая потенциальные ловушки, которые могут быть результатом вторжения неразрешенных конфликтов психотерапевта в область терапевтических отношений.

Как указывал Новеллино (1984), эффективность терапевтического исследования зависит от способности терапевта разделить аспекты его отношений с пациентом от реакций пациента. Пациент проецирует свои сценарные ожидания на терапевта, и это формирует матрицу, из которой могут развиваться сценарные перерешения. Используют ли терапевты эмоциональные, символические или ассоциативные воздействия на себя переносов пациентов (реактивный контрперенос) или вносят в терапевтический процесс свои собственные отношенческие паттерны (проактивный контрперенос) в основном зависит не от психологического мастерства, но от интегрированного и осознающего Взрослого терапевта.

Понимание и ощущение воздействия переносов и механизма проективной идентификации, которые пациент пытается вызвать у терапевта, предоставляют терапевту полезную информацию, если при этом Взрослый терапевта катектирован  (Берн, 1962) и активен. С функционирующим Взрослым терапевт может избежать вовлечения в драматический сценарий пациента и, таким образом, может оставаться доступным, чтобы воспринимать эту драму (не становясь зеркалом, как проективный экран), одновременно действуя как интегрированная личность (Федерн, 1949), которая сохраняет осознанность, осведомленность и контроль. 

Категории реактивного контрпереноса

Комплементарный реактивный контрперенос

Терапевт дополняет реальную или фантазийную проекцию пациента (Родитель в Родителе или Ребенок в Родителе), реагируя чувствами, которые терапевт испытывал по отношению к реальным своим родителям. Например, терапевт реагирует на проекцию пациента, как реагировала его сверхзаботливая мама, побуждением к спасательству.

Конкордатный реактивный контрперенос

Терапевт переживает опыт пациента, где последний избегал контактов с другими или же эмпатически резонирует с опытом пациента. Например, после сессии терапевт начинает чувствовать нетипичное и необъяснимое чувство отчаяния, в тот момент, когда пациент говорит о смерти своего брата. Пациент не позволяет себе испытывать соответствующие этой ситуации эмоции, и терапевт затапливается невыраженными чувствами своего пациента.

Деструктивный контрперенос

Терапевт проецирует на пациента перенос, не осознавая этого, поэтому неэкологично и нетрезво реагирует на процесс терапии. Например, пациент видит в терапевте свою непринимающую мать. Терапевт реагирует на это тем, что забывает приходить на встречи, уезжает на отдых, не оказав своему пациенту должного внимания и заботы. Ожидания пациента неосознанно индуцируются на терапевта, который реагирует на них, находясь вне рамок осознанности. В ответственность терапевта входит осознано реагировать на такие процессы, и использовать их в терапевтическом процессе.

Фасилитарный контрперенос

Винникотт (1975) подчеркивал важность отношения к контрпереносу как к нормальному, здоровому процессу, который может фасилитировать терапевтическую работу пациента. Это естественно, чувствовать привязанность к пациенту, ценить его за креативность, уважать за скромность. Такие чувства могут вплетаться в прошлый опыт пациента. Удержание эмоциональных откликов на здоровое самовыражение пациента может сделать процесс психотерапии бесплодным и вести к пренебрежению важных возможностей для улучшения творческий потенций и укрепление здоровых поведенческих паттернов.

Категории проактивного переноса

Комплементарный проактивный контрперенос

Описывает процесс, по средствам которого терапевт привносит в терапевтические отношения свои сценарные переносы, проекции и ожидания, основанные на прошлом опыте. Это бесполезный и деструктивный терапевтический процесс. Конечно же, терапевты несовершенны и сами находятся на пути своего внутреннего самораскрытия и саморазвития. Подобный сценарный процесс, подавленные чувства, избегание эмоциональных откликов могут присутствовать в терапевте и это то, что имеет место быть. Хотите ли вы этого или нет, но это то, что нужно осознавать и понимать, с чем нужно работать, проходить супервизии, просто принимать и потом трансформировать в то, что отличает бессознательную эксплуатацию от плодотворной эмпатии.

Комплементарный проактивный перенос происходит в случае, когда терапевт дополняет реальные или фантазийные проекции пациента (Ребенок или Родитель терапевта, имеющий основу в его прошлом). Например, терапевт может вести себя в сдержанном, пассивном и холодном ключе в ответ на фрустрированные потребности клиента не потому, что это терапевтически значимая интервенция, но потому что так терапевт относился к своим историческим родителям.

Конкордатный контрперенос

Психотерапевт воспринимает своего пациента исходя из опыта своего прошлого. Например, терапевт предполагает, что клиент чувствует вину из-за того, что он в драке травмировал своего школьного друга, поступая таким же образом, как это делал терапевт, когда был моложе. Пациент мог иметь, а мог и не иметь похожий опыт, и такая реакция терапевта может решительно препятствовать терапевтическому процессу.

Деструктивный проактивный контрперенос

Психотерапевт отыгрывает свое прошлое деструктивным путем, ограничивая благосостояние своего пациента. Это похоже на то, о чем говорил Райкрофт (1983) как терапевтический перенос в широком смысле - перенос отношенческих паттернов из прошлых в настоящие отношения. Или в более узком смысле - чувства пациента к аналитику, основанные на переносе отношенческих паттернов или ожиданий пациента (или в данном случае прошлого аналитика). Например, более молодой терапевт может иметь ожидания, что старший его пациент будет придираться к нему так же, как это делал его родной отец. Тогда терапевт может отвергнуть своего пациента, как только он увидит первый признак этого паттерна.

С другой стороны, терапевт может переносить свои суицидальные тенденции на пациента. Если пациент адаптивный и нуждается в родителе, которому необходимо принести себя в жертву, пациент может совершить суицид, видя в психотерапевте своего исторического родителя. Инглиш (1969) назвала этот нездоровый процесс «горячей картошкой» (эпискрипт), который передается от родителя ребенку. В добавок, я верю, что этот сценарий может передаваться от терапевта к клиенту.

Фасилитарный проактивный контрперенос

Эта форма контрпереноса основана на неизбежном и, возможно, необходимом существовании индивидуального терапевтического стиля и личных предпочтениях. Например, терапевт может получать удовольствие от работы с людьми, имеющими трудности с креативностью больше, чем контролирующих клиентов. Почему у терапевта появляется подобный перенос. Наверное, потому, что терапевт делает основной свою работу не на «здесь и сейчас», активируя для успешной работы эго-состояние Взрослого, но выносит в центр работы опыт своего прошлого. Таким образом, терапевт может запретить себе радоваться работе с пациентом, который склонен к контролю.

Категории реактивного контрпереноса

Каждый терапевт иногда попадает под влияние контрпереноса, который сам терапевт стимулирует, находясь в отношениях со своим пациентом. Например, терапевт может опоздать на сессию в результате дорожного происшествия. Конечно, пациент реагирует на такие события и на поведение терапевта, и это, скорее, архаичные его реакции, перенесенные на терапевта. Существует так же такая форма переноса, согласно которой пациент переносит на терапевта свой собственный материал. Технически это не перенос клиента, он не имеет отношения к прошлому клиента, но больше является реакцией на проактивный контрперенос терапевта. Пациент может побудить терапевта реагировать на него способом, укрепляющий его сценарий по средством скрытой гипнотической индукции или коммуникаций, где терапевт создает проекцию и даже может влиять на пациента с помощью механизма проективной идентификации.

Лэнгс и Кейсмент (1985) рассматривали варианты, в которых пациент «обеспечивает» терапевта откликами, супервизией и активными попытками «вылечить». И когда такой процесс происходит вне осознания терапевта, терапевтический прогресс может быть поставлен под угрозу или вовсе разрушен. Серлез (1975) предложил идею, что пациент имеет потребность исцелять своего терапевта. С другой стороны, пациент может усердно стараться стать «хорошим» пациентом, потому что терапевт имеет потребность в детях, которые бы упорно работали, но никогда не достигали успеха.

Комплементарный контрперенос пациента

Пациент может занимать комплементарную позицию по отношению к реальной или фантазийной проекции терапевта в эго-состоянии Родителя или Ребенка, реагируя на личную историю терапевта, касающуюся его недавнего прошлого. Например, пациент, который заботился о своих родителях, может обнаружить побуждение позаботиться о терапевте, особенно когда тот выглядит усталым, изможденным или слабым.

Хорошее терапевтическое лечение этой формы переноса включает в себя определения того, что терапевт и пациент привносят в терапевтическую комнату без осуждения и приписывания патологий и проекций пациенту. Профессиональная ответственность, которую терапевт несет в данной ситуации заключается в том, чтобы предпринять превентивные и корректные действия посредством дальнейшего анализа отношений и дополнительной супервизии.

Конкордатный контрперенос пациента

Конкордатный контрперенос клиента происходит тогда, когда, например, пациент идентифицирует себя с Ребенком терапевта, которого терапевт отрицает. Или же клиент эмпатически резонирует с опытом терапевта, независимо от того, были ли эти чувства или нет доступны для пациента. Пациент может ощутить страх насилия терапевта, основанный на неразрешенных личностных проблемах терапевта, связанные с домашним насилием, происшедшим в детстве. Резонируя с этими чувствами, пациент избегает делиться с терапевтом собственными чувствами, связанные с насилием, жестокостью и гневом, направленными к терапевту, опасаясь, что терапевт не сможет справиться с ними. Согласно Миллеру (1985) похожая форма избегания может быть причиной защиты пациентом своего родителя или терапевта, чтобы избежать контакт с собственными чувствами, одиночеством или насилием.

Деструктивный контрперенос пациента

Этот перенос относится к особого рода разрушительным отыгрываемым паттернам между психологом и пациентом, которые относятся, прежде всего, к патологии терапевта. В данном случае перенос терапевта может вызывать патологический отклик пациента, типа, «сойти с ума ради терапевта», что позволяет терапевту избежать контакта со своим собственным безумием, но вместо этого работать с безумием пациента.

Фасилитарный контрперенос пациента

Данная форма переноса включает естественный отклик пациента на действия терапевта и способ быть в с ним в отношениях. В результате продолжительных и близких терапевтических отношений, ведущих к продуктивным переменам в жизни пациента, последний может почувствовать любовь и привязанность к терапевту. Примером может быть способность использовать метафоры, ясность мышления и искреннее выражения чувств, основанные на уважительном отношении терапевта к своему пациенту.


2018-11-27
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?