Я никогда не шлепаю свою трехлетнюю дочь, опасаясь, что это научит ее причинять боль другим и пробудит склонность к насилию. Считаете ли Вы, что я не права?

​​​​​​​Вы задали чрезвычайно важный вопрос, отражающий широко распространенное заблуждение, касающееся воспитания детей. Прежде всего я хочу подчеркнуть, что вполне возможно и даже нетрудно сделать ребенка агрессивным и склонным к насилию, когда он сталкивается с подобным поведением у себя дома. Если его ежедневно избивают озлобленные родители с неустойчивой психикой, или если он становится свидетелем насилия между обозленными взрослыми, или если он чувствует себя нелюбимым и ненужным в семье, то непременно воспримет этот настрой. Поэтому телесное наказание, если только оно не осуществляется в соответствии с тщательно продуманными правилами и нормами, становится весьма опасным. Положение отца или матери не дает права ударить ребенка или угрожать ему только потому, что у вас трудный день или вы в отвратительном настроении. Это как раз тот вид несправедливой дисциплины, который побуждает самые благонамеренные авторитеты выступать против телесных наказаний.

Но если телесное наказание порой применяется ошибочно, то это еще не причина, чтобы отвергать его вообще. Многие дети весьма нуждаются именно в этой реакции на их непослушание. Когда ребенок отлично знает, что его просят сделать или чего просят не делать, но отказывается подчиниться взрослому человеку, заслуженная взбучка будет самым коротким и наиболее эффективным путем скорректировать его поведение. Если ребенок набычивается, сжимает кулаки и показывает всем своим видом непокорность, то справедливость должна утверждаться быстро и красноречиво. Такая реакция не только не возбуждает агрессивности в мальчике или девочке, но и помогает им научиться владеть собой и в будущей жизни находить общий язык с различными проявлениями доброжелательной власти. Почему? Да потому что это находится в гармонии с самой природой.

Посмотрите, какую роль играет небольшая боль в жизни ребенка. Представим себе двухлетнего Питера, который потянул на себя скатерть, вследствие чего стоящая на ней ваза съехала со стола и попала ему как раз между глаз. Эта боль научит его пониманию, что опасно тянуть скатерть, пока не удостоверишься, что на ней ничего тяжелого нет. Притронувшись к горячей плите, он быстро уясняет, что к горячим предметам надо относиться с почтением. И доживи Питер теперь до ста лет, он не станет брать руками раскаленные угли. Тот же урок он усваивает, когда, схватив за хвост собаку, немедленно получает взамен аккуратный ряд отпечатков ее острых зубов на руке. А если, воспользовавшись тем, что мама отвернулась, он сам пытается слезть со стула, то получает первое представление о силе тяжести.

В течение трех или четырех лет он набирает шишки, синяки, царапины и ожоги, каждый из которых демонстрирует ему существующие в жизни ограничения. Прививает ли этот опыт склонность к насилию? Нет! Боль ассоциируется с этими событиями, учит его избегать в будущем повторения тех же ошибок. Бог создал этот механизм как ценнейшее средство обучения.

Поэтому, когда один из родителей отвешивает вполне заслуженные шлепки в ответ на преднамеренное неповиновение, ребенку преподается тот же самый безмолвный урок. Он должен понять, что нужно избегать не только опасностей, существующих в мире физических вещей. Существуют опасности и в области социального общения - неповиновение, грубость, эгоизм, несдержанность, поступки, подвергающие его жизнь опасности, и т.п. Небольшая боль, ассоциирующаяся с подобными преднамеренными проступками, призвана предотвращать их точно так же, как пережитые неприятности формируют поведение в физическом мире. Ни тот, ни другой случай не порождает ненависти, отчуждения, склонности к насилию.

На деле дети, испытавшие телесное наказание от рук любящих родителей, обычно без труда распознают его подлинное значение. Я вспоминаю моих добрых друзей Арта и Джинджер Шинглер. У них было четверо очаровательных детишек, которых я очень любил. Один из малышей как раз находился в том периоде пробы сил, когда дети «напрашиваются на наказание». Конфликт достиг своей кульминации в ресторане, где мальчик вел себя самым несносным образом. Наконец Арт вывел его на автомобильную стоянку и задал внеочередную трепку. Проходившая мимо женщина увидела происходящее и пришла в ярость. Она стала бранить отца за «жестокое обращение» с мальчиком и грозила позвать полицейского. В этот момент сын перестал плакать и спросил: «Папа, а чего она хочет?» Он понимал, что такое дисциплина, лучше, чем его спасительница. Мальчик или девочка, окруженные дома любовью, не откажутся, принять заслуженное наказание. А если ребенка не любят, если о нем не заботятся, то он отвергает любую форму дисциплины!

Считаете ли Вы, что нужно физически наказывать ребенка за каждое проявление непослушания или вызывающего поведения?

Нет. Телесное наказание должно быть достаточно редким событием. Бывают случаи, когда ребенка лучше посадить на стул, чтобы он «обдумал» свое поведение, можно его лишить какого-нибудь удовольствия, можно его отправить в другую комнату, чтобы он там «поостыл», или заставить поработать в то время, когда он намеревался играть. Другими словами, вы должны варьировать свою реакцию на неправильное поведение, но при этом стремясь к тому, чтобы инициатива всегда оставалась за вами. Ваша задача заключается в том, чтобы неизменно действовать в интересах ребенка и в соответствии с его «преступлением». В этом смысле ничто не может заменить в воспитании мудрость и такт.

А по какому месту следует шлепать?

Только по ягодицам, поскольку здесь чрезвычайно маловероятно причинение долго не заживающих травм. Я не одобряю родителей, которые бьют ребенка по лицу или выкручивают руки. В отделении скорой помощи в детской больнице, где мне пришлось побывать, наиболее частым видом травмы был вывих плечевого сустава. Родители в раздражении дергали слабую ручку и выбивали плечо. Если вы шлепаете ребенка по задней части или по верхней части ног, то это будет самое правильное.

А есть люди, которым никогда не следует применять телесные наказания к своим детям?

Ни один человек, который когда-либо был виновен в жестоком обращении, не должен принимать на себя риск вновь оказаться виновным в нем. Ни один человек, который втайне получает удовольствие от этого процесса, не должен наказывать детей таким образом. Ни один человек, который знает за собой способность утратить самоконтроль, не должен ни в какой форме позволять себе физическое воздействие на детей. Ну и, пожалуй, бабушки и дедушки не должны шлепать своих внуков, если только родители не дали им на это своего согласия.

С какого возраста можно начинать применять телесные наказания? И когда их следует прекращать?

Недопустимо наказывать таким образом детей моложе 15-18 месяцев. В этом нежном возрасте простое встряхивание малыша может привести к повреждению мозга и смерти! Но в середине второго года жизни (в 18 месяцев) мальчики и девочки начинают понимать, что вы им разрешаете и чего не разрешаете делать, и от них можно уже в мягкой форме требовать ответственности за свои поступки. Предположим, что малыш тянется к электрической розетке или к другому опасному предмету. Вы говорите ему «Нельзя!», но, он только смотрит на вас и продолжает свои попытки. Вы можете заметить вызывающую улыбку на его лице, как если бы он хотел сказать: «А я все равно сделаю по-своему!» Я считаю, что в данном случае будет уместным достаточно чувствительно ударить его по пальцам. Небольшая боль в этом возрасте надолго запоминается и помогает приучать детей к реальностям жизни и к тому, как важно слушать родителей.

Не существует некой магической границы, после которой телесное наказание становится недействительным, поскольку дети очень различаются между собой и по уровню развития, и в эмоциональном отношении. Но в общем я бы рекомендовал большинство таких наказаний прекратить к моменту поступления в начальную школу, то есть к шести годам. С этого времени они должны уменьшаться и полностью быть прекращены к возрасту между десятью и двенадцатью годами.

Если для маленького ребенка является естественной склонность нарушать все возможные правша, следует ли его наказывать за непослушание?

Во многих случаях тех шлепков и подзатыльников, которые получают маленькие дети, можно и нужно избегать. Они часто попадают в беду вследствие своего естественного желания потрогать, попробовать на зуб и на вкус, понюхать и сломать все, до чего им удается дотянуться. Но это поведение не является агрессивным. Это ценный способ приобретения знаний, и ребенка не следует в этом смысле обескураживать. Мне доводилось встречать родителей, которые непрерывно наказывают своих двухлетних детей всего лишь за то, что они изучали окружающий мир. Подобное подавление естественной любознательности несправедливо по отношению к малышам. Мне кажется, что неразумно оставлять дорогую безделушку там, где она может соблазнить маленького человечка, а затем бранить его за то, что он попался на приманку. Если пухлые пальчики настойчиво тянутся к фарфоровой чашке, стоящей на нижней полке, то гораздо правильнее будет чем-нибудь отвлечь ребенка, чем наказывать его за настойчивость. Ни один малыш никогда не откажется от новой игрушки. В них с удивительной легкостью можно пробудить интерес к менее хрупким и ломким вещам, и родителям следует всегда иметь некоторый резерв на подобный случай.

В каких же случаях ребенок подлежит легкому наказанию?

Когда он открыто не подчиняется ясно выраженному приказанию родителей. Если он, услышав зов, бежит в противоположном направлении, нарочно бросает стакан с молоком на пол, выбегает на улицу, когда ему велят остановиться, устраивает скандалы, когда нужно ложиться спать, причиняет боль своим приятелям - все это следует считать недопустимыми поступками, подлежащими наказанию. Но и в этих случаях, однако, далеко не всегда нужно шлепать ребенка, чтобы заставить изменить свое поведение. Ударив его по пальцам или заставив посидеть несколько минут, вы сможете воздействовать на него не менее убедительно. Телесное наказание следует приберегать на случай наиболее серьезных конфликтов, которые обычно начинаются на четвертом году жизни.

Считаю очень важным подчеркнуть одну мысль, о которой уже говорилось выше. В годы раннего детства закладывается будущее отношение ребенка к авторитету и власти. Необходимо терпеливо приучать его к повиновению, а не надеяться на то, что он повзрослеет сам собой.

Не умаляя ничего из .сказанного выше, должен сказать, что твердо верю в пользу доброты, прощения, в чувство юмора в отношениях между родителями и детьми. Если мальчики и девочки попадают в обстановку, где их заставляют взрослеть слишком быстро, их духовный мир иссушается и съеживается под неотрывными критическими взорами взрослых. Иногда бывает очень полезным, чтобы родители умерили свое желание быть строгими и излили на ребенка некоторую дозу «незаслуженных милостей». В наm

2017-07-14
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (psychologos Психологос)

Что интересного на портале?