Форматы работы с психологом. Длительная личная психотерапия.

👁 25



Доброго времени суток, друзья!

Продолжаю цикл публикаций, объединённых хештегом #еленачернобай_форматыработы. В последних двух постах на данную тему мы познакомились ближе с такими видами индивидуальной работы с психологом, как разовая встреча и краткосрочное консультирование. Сегодня же на очереди - длительная психотерапия.

Сразу уточню, что в данном контексте под психотерапией я понимаю не медикаментозное вмешательство (назначать лекарственную терапию может и должен психиатр либо врач-психотерапевт, работающий в медицинском учреждении). Мы будем обсуждать терапию в более широком смысле слова, которая способствует постепенному выздоровлению (и, я бы сказала, истинному взрослению) клиентов, используя не медицинские методы, но рабочие знания и навыки психологического характера. Чтобы это получалось качественно, помимо профессионального обучения в рамках выбранных подходов и регулярного повышения квалификации специалист-психотерапевт должен пройти не менее 100 часов личной терапии сам. Это самый минимальный порог, который обеспечивает достаточную степень проработанности. И, следовательно, степень собственной целостности и способности по-настоящему спуститься вместе с клиентами в их "море боли", помочь им оттуда выбраться - и при этом остаться самому устойчивым и сохранным.

Итак, что подразумевает под собой психотерапия? Как мы рассматривали вчера, формат психологического консультирования предполагает "прицельную" работу над конкретной целью/задачей клиента. Терапия же позволяет затрагивать более глубокие и фундаментальные пласты нашей психической жизни и жизни в целом. Длительная (не менее 1 года при регулярности 1-2 раза в неделю) работа с качественным специалистом в одном из глубинных психотерапевтических подходов (я, например, в качестве базового придерживаюсь экзистенциально-гуманистического) позволяет обрести глубокие и устойчивые изменения не только на пути к конкретным целям, но и во всех жизненных сферах в целом. С помощью чего же это достигается?

В отличие от психологического консультирования, в глубинной жизнеизменяющей терапии фокус внимания в первую очередь держится не на цели и средствах ее достижения, но на пространстве "здесь и сейчас", на отношениях между терапевтом и клиентом. И оттого она проходит в гораздо более свободном и менее директивном ключе. Несмотря на то, что и в терапии также могут использоваться в качестве вспомогательных инструментов какие-то упражнения или методики (мне, например, нравится включать в работу с клиентами элементы арт-терапии, работу с метафорическими картами, метод Мюррей и пр.) - здесь их роль гораздо менее существенна, чем в краткосрочном консультировании. Больше мы движемся "за клиентом", за тем, что он приносит на каждую встречу, за естественным ходом процесса... Зачем и почему так?!.. Приведу далее небольшое лирическое отступление, которое, надеюсь, поспособствует нахождению ответа на этот вопрос.

Если взглянуть достаточно глубоко, мы сможем обнаружить, что большинство психологических сложностей любого рода (будь то неадекватная самооценка, склонность к депрессиям, страхи в предъявлении себя настоящим, неумение строить близость, по-здоровому выражать свои чувства, склонность к зависимостям/созависимости и прочие) кроется в нарушении внутренней связи со значимым взрослым в детстве. Если человек никогда не имел опыта безусловной любви, безоценочного принятия себя (а не только своих успехов и результатов) со стороны близких, если его потребности не удовлетворялись должным образом, а проявлять любые чувства по-здоровому никто не учил - то впоследствии ему будет довольно сложно узнать себя настоящего самому - а тем более искренне предъявлять себя такого другим. Вместо этого в качестве защитных механизмов одевается множество масок, социально-одобряемых (а иногда и напротив, откровенно асоциальных) ролей. За которыми теряется истинное "Я" человека, его настоящие таланты, способности, ценности, предназначение, искренность и истинность.

Изначально, все эти "защиты" предназначены для того, чтобы сохранить психику ребёнка и помочь ему справиться с невыносимой болью, пока он маленький и некому помочь... Но очень много людей, физически вырастая, внутри все ещё не хотят/боятся по-настоящему взрослеть, проживать всю эту непрожитую боль, осознавать свои "тёмные" и "светлые", сильные и слабые, стороны, узнавать и принимать себя настоящего... Оттого может возникать немало разного рода жизненных сложностей, и, самое главное - теряется способность испытывать истинную внутреннюю радость и настоящее удовлетворение от жизни...

Так вот, возвращаясь к терапии. В ней между клиентом и терапевтом (в случае достаточной квалификации, любви к людям и личной проработанности последнего) создаётся такое пространство, которое помогает клиенту восстановить эту нарушенную в детстве связь. Клиент попадает в ситуацию, в которой "можно быть собой, и за это ничего не будет"- а именно, в обстановку безоценочности и безусловного принятия, которая способствует "реанимации" утраченного доверия к себе самому и людям вокруг. Постепенно раскрываясь перед терапевтом, открывая всё больше граней себя и делясь ими - клиент раз за разом обнаруживает, что даже таким, с его недостатками, с его "темной стороной луны", с любыми, а не только социально одобряемыми чувствами - он может быть принят и важен миру. Что для того, чтобы быть значимым, необязательно "быть хорошим" - достаточно быть собой...

Этот опыт, повторяясь с течением времени, постепенно проецируется внутрь самого клиента, меняя его отношение к себе и жизни глубоко, на уровне корней. И оттого ему понемногу становится всё легче быть собой, чувствовать и защищать свои границы (и уважать границы окружающих), проявлять себя, справляться со сложностями и по-здоровому выражать чувства уже не только в терапии - но и в реальной жизни.

Есть и ещё одна важная "сторона медали". Наша психика так устроена, что при достаточно регулярном и длительном посещении терапевта клиент начинает переносить (то есть проецировать) в отношения с ним те же самые сложности, которые есть в его отношениях с другими людьми. И когда такие вещи возникают в "здесь и сейчас" безопасной терапевтической ситуации - их можно гораздо эффективнее обсуждать, учиться проживать и разрешать по-здоровому, чем просто разбирая на словах то, что происходит вовне.

Есть и много других моментов, которые со временем становятся возможны в длительной терапии. Это и пересмотр ценностей, и способность встречаться внутри с такими фундаментальными экзистенциальными данностями, как конечность, свобода, поиски смысла жизни и прочими... Это способность во все большей степени брать ответственность за свою жизнь и свое здоровье, за здоровье собственных отношений и собственных детей... И при этом снимать с себя ответственность за то, за что отвечать не должны... Это много других удивительных открытий, которые несёт терапия. И потому ее можно сравнить с непростым, но увлекательным исцеляющим путешествием. В котором главное помнить об известной поговорке: "Нет пути к счастью. Счастье - и есть путь"... И путь психотерапии даёт возможность не просто усвоить эту истину умом, но постепенно начать её чувствовать всем телом и всем сердцем, каждой клеточкой своего существа. А Ваш ли это путь, и стоит ли Вам двигаться именно им - здесь каждый выбирает для себя)

На этом я завершаю обзор подходов к индивидуальной работе с клиентами, которые использую в своей деятельности. И в следующий раз в рубрике #еленачернобай_проработу продолжу рассказ уже о групповых видах работы, начав с терапевтических групп.

Чернобай Елена
2018-11-07
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?