ССЫЛКА: Смирнова И.В. Французский и российский образ психоанализа // Вестник пермского университета. Серия Философия. Психология. Социология Выпуск 4 (20) 2014, С. 78-89.

Психоанализ в России активно развивается на протяжении 25 последних лет, однако специфика его представленности в индивидуальном сознании пока практически не исследована. Начало изучения общественного имиджа психоанализа было положено С. Московичи в его работе "Психоанализ: его образ и его публика", которая была выполнена также в тот период, когда активное развитие психоанализа во Франции длилось около 30 лет.

С точки зрения Московичи человек получает основные знания о других областях практики из общения, а также СМИ в зависимости от своих потребностей и интересов, заполняя пробелы знаний повседневным опытом. При этом автор выдвигает гипотезу, что каждое представление имеет измерения: аттитюд (то есть эмоциональное отношение), собственно информацию (как сумму знаний об объекте), поле представления. Аттитюд - это эмоциональное отношение к объекту представления. В своем исследовании С.Московичи описывает представления, на основании которых выявляет глобальную ориентацию относительно объекта социального представления [6, с. 23-25]. Информацию он рассматривает как сумму знаний об объекте. Поле представления обозначает как  иерархическую организацию элементов представления. Согласно последующим разработкам Ж.-К.Абрика структура "иерархизированного единства элементов" представления состоит из «ядра» и «периферии» (ядерно-периферическая структура) [1, с. 106]. Ядро или центральное представление является наиболее стабильным и устойчивым элементом, оно организует представление и придает ему смысл (посредством центрального ядра создается или трансформируется значение других элементов представления). Ядро единообразно у представителей одной группы и связано с коллективной памятью, с историей группы, с ее ценностями и нормами. Ядро отражает консенсус внутри группы, играет нормативную роль. Изменение элементов ядра ведет к изменению самого представления [7]. Периферическая система позволяет конкретизировать значение ядра представления, защищает представления от трансформации, а также поддерживает его связь с реальностью. Периферической системе свойственна гибкость, вариативность и изменчивость, она опирается на индивидуальный опыт и индивидуальную память [5].

Цель настоящего исследования состояла в сравнении эмпирических данных, полученных С. Московичи с данными, полученными на современной российской выборке для выявления общего (ядро представления) и особенного (периферическая система представления) в обыденных представлениях о психоанализе у россиян.

Реконструкция классических исследований в современном научном поиске дает возможность проследить особенности развития различных психологических характеристик в зависимости от изменений исторической ситуации [8]. Социальная среда изменяется, а это значит, что классическое исследование, не утратив методологической актуальности, устаревают с точки зрения полученных данных. Репликация - это "второй эксперимент, который воспроизводит или реплицирует более ранние исследования; каждая из частей эксперимента, которая содержит все основные параметрические изменения, представляющие интерес" [2]. В российской психологии чаще используется термин не "репликация", а "повторение". В издании "Reconstructing the mind" Replicability in research on human development" был проведен анализ метода репликационных исследований. Авторы выделяют два вида репликации. Первый - это строгие, так называемые дублированные репликации («strict, precise, (virtually) exact, or carbon-copy replications»). Это «полные» репликации, где одно или несколько экспериментальных условий могут быть изменены лишь с большой осторожностью. Второй вид - концептуальные, неточные, нестрогие репликации (conceptual, imprecise, or inexact replications) [9, с. 1 - 4], целью которых является пересмотр исходных результатов проведенных ранее исследований. Наше исследование тяготеет ко второму виду репликаций (так как в исходное исследование в связи с возникшими трудностями были внесены некоторые изменения).

Новизна применения метода репликационных исследований заключается в том, что в отличие от традиционного использования метода с цель выявления различий обусловленных изменениями исторического контекста, в нашем обследовании репликация позволяет выявить общие ядерные элементы представлений о психоанализе, которые не изменяются под влиянием национальных и временных факторов. Репликация исследования С.Московичи позволит выявить специфические представления россиян о психоанализе (изменчивую периферию представлений о психоанализе).

Исследование состояло из трех этапов. На первом этапе был восстановлен методологический инструментарий С.Московичи. Второй этап состоял в использовании реконструированного методологического инструментария в нашем исследовании. Интервью с записью на диктофон было проведено на выборке 62 человека [3]. Третий этап включал качественную и количественную обработку первичных данных и анализ полученных результатов. При обработке результатов были использованы методы математической статистики (критерий Фишера) для выявления отсутствия или наличия значимых различий между выборками.

Общий объем российской выборки составил 920 человек, в том числе: 520 студентов вузов, 200 представителей интеллигенции и 200 человек из группы с низким материальным и культурным уровнем в соответствии с градацией Ю.Э. Ширкова [4].

В Приложении в таблицах 1, 2, 3 представлены вопросы, которые были сформулированы С. Московичи, и распределение ответов во французской и российской выборке. Результаты анализировались в определенной последовательности. Сначала сопоставлялись данные полученные по французским и российским студентам. Далее сравнивались результаты, полученные по группе «российские студенты» и «интеллигенция». Затем сопоставлялись данные  по группам «российские студенты» и  «социальное дно». Далее соотносились данные полученные по группам «интеллигенция» и «социальное дно».

При сравнении были получены следующие результаты:

 

1. Измерение «Информация»

В группе российских студентов выявлен более высокий уровень знаний о психоанализе по сравнению с французскими студентами при уровне значимости различий р≤0,091, по сравнению с группой российской «интеллигенция» (р≤0,066) и по сравнению с российской группой с низким материальным и культурным уровнем (р≤0,001). В группе российских студентов, также как и в исследовании С. Московичи, информированность о психоанализе была выше, чем в других социальных группах.

Российские студенты в 58% случаях могут ответить на вопрос «Что такое психоанализ?». В 43% случаев правильно отвечают на вопрос «Кто основал психоанализ?». В 42% случаев отвечают утвердительно на вопрос «Вы интересуетесь психоанализом?». В 34% случаев знают, что психоаналитическое лечение продолжается более года. В 15% случаев могут выбрать правильный ответ на вопрос «В каких случаях используется психоанализ?». В 12% случаев российские студенты ответили правильно на вопрос «Когда появился психоанализ?»

Наименее информированы российские студенты о времени появления психоанализа по сравнению с ответами на другие вопросы. Для французских студентов самым сложным вопросом был также вопрос о продолжительности лечения [6, с.23 - 25].

Группа «интеллигенция», так же, как и российские студенты, более информирована о том, что такое психоанализ, кто его основал, но в большей степени им интересуются, по сравнению с российскими студентами. Наименее информирована группа «интеллигенция» о времени появления психоанализа по сравнению с ответами на другие вопросы.

Группа «социальное дно» наиболее информирована по сравнению с ответами на другие вопросы в данной группе о том, что такое психоанализ, о продолжительности психоаналитического лечения. Группа «социальное дно» проявляет более выраженный интерес к психоанализу по сравнению с российскими студентами. Наименее информирована группа «социальное дно» об основателе психоанализа и о времени появления психоанализа.

Знание психоаналитических терминов

Французские респонденты в 60х годах, отвечая на вопрос «Какие психоаналитические термины Вы знаете?», называли: комплекс, вытеснение, бессознательное и либидо, которые составили их схему представлений о психоанализе.

В отличие от французской схемы представления, российская схема включает: психику/личность, Я (Эго), бессознательное и Супер-эго, то есть – основные элементы структурно-динамической модели психики Фрейда.

 

2. Измерение «Аттитюд»

У российских студентов в группе выявлен в 53% случаев благоприятный аттитюд по отношению к психоанализу, в 25% нейтральный аттитюд, в 22% неблагоприятный аттитюд. В группе российских студентов выявлен более низкий уровень благоприятного аттитюда (р≤0,001), более высокий уровень нейтрального аттитюда(р≤0,000) и более низкий уровень неблагоприятного аттитюда(р≤0,001) по сравнению с французскими студентами. У российских студентов нет значимых различий в сравнении с группой «интеллигенция» в глобальной ориентации относительно психоанализа. В группах «российские студенты», «интеллигенция» выявлен более высокий уровень неблагоприятного аттитюда по сравнению с группой «социальное дно» (р≤0,089).

Как показали исследования, у российских студентов более выражена общая позитивная установка к психоанализу, она менее амбивалентна по сравнению с французскими студентами, значимо совпадает с общей установкой к психоанализу с группой «интеллигенция» и более существенно отличается от установок группы с низким материальным и культурным уровнем.

У российских студентов маркеры положительного аттитюда по С.Московичи максимально были найдены в ответах на вопросы «Как Вы считаете, психоанализ может изменить чью-либо личность? Если «Да», то в какую сторону?» (72,69%), «Вы направили бы своих детей на психоанализ?» (69,42%). Маркеры отрицательного аттитюда максимально были найдены в ответах на вопросы «Можно ли использовать психоанализ в профориентации?» (30,77%), «Как Вы считаете, в каких случаях используется психоанализ?» (29,62%). Вопросы, к которым отсутствовали маркеры положительного и отрицательного аттитюда, касались типа личности клиента, обращающего к психоанализу (62,30%), и лиц, наиболее часто обращающихся к психоанализу, которых можно отнести к определенной социальной категории (58,8%).

У группы «интеллигенция» маркеры положительного аттитюда по С.Московичи максимально были найдены в ответах на вопросы «Вы направили бы своих детей на психоанализ?» (81%), «Как Вы считаете, психоанализ может изменить чью-либо личность? Если «Да», то как (в какую сторону)?» (80,5%). Маркеры отрицательного аттитюда максимально были найдены в ответах на вопросы «Как Вы считаете, в каких случаях используется психоанализ?» (34,5%), «Вы обратились бы к психоанализу, если бы у Вас были трудности?» (24,5%). Наибольшая доля ответов, в которых аттитюд был неопределенный, касалась вопросов «Какой тип личности нужно иметь, чтобы обратиться к психоанализу?» (67,50%), «К какой категории, как Вы считаете, можно отнести людей, наиболее часто обращающихся в психоанализ (социальные параметры, слои общества)» (56,50%).

У группы «социальное дно» маркеры положительного аттитюда по С.Московичи максимально были найдены в ответах на вопросы «Как Вы считаете, психоанализ может изменить чью-либо личность? Если «Да», то как (в какую сторону)?» (77%), «Как Вы считаете, в каких случаях используется психоанализ?» (67,5%) и «Вы направили бы своих детей на психоанализ?» (67,5%). Маркеры отрицательного аттитюда максимально были найдены в ответах на вопросы «Как Вы считаете, в каких случаях используется психоанализ?» (23,5%), «Можно ли использовать психоанализ в профориентации?» (20%). Наибольшая доля ответов, в которых аттитюд был неопределенный, касалась вопросов «Какой тип личности нужно иметь, чтобы обратиться к психоанализу?» (73%), «К какой категории, как Вы считаете, можно отнести людей, наиболее часто обращающихся в психоанализ (социальные параметры, слои общества)?» (56,5%).

В нашем исследовании, как и у С. Московичи наиболее позитивная установка в отношении психоанализа выявлена в группе наименее социально благополучной. Выявленные результаты подтверждают описанный Московичи вывод о том, что установка не зависит от наличия информации [6, с.41].

Причины распространения психоанализа

С. Московичи выделяет «хорошие» и «плохие» (американское влияние и мода) причины для распространения психоанализа в обществе в зависимости от направленности установки в группе. Научная ценность психоанализа не явилась основной причиной его распространения (мода и потребности были обозначены как ведущие) по мнению французских респондентов. Российские респонденты также не называют основной причиной распространения  психоанализа его научную ценность, обозначая основные причины распространения психоанализа: социальные и индивидуальные потребности (33-42%).

Российские респонденты также не называют научную ценность основной причиной распространения психоанализа, обозначая основные причины распространения психоанализа: социальные и индивидуальные потребности (33-42%).

Российские студенты на вопрос «Каковы причины распространения психоанализа?» в первую очередь называют индивидуальные потребности (42%), затем социальные потребности (30%), научную ценность психоанализа (9%), моду и рекламу (8%), эффект от войны (6%), влияние США (4%) и довольно редко ссылаются на неосведомленность: не знаю (1%).

У российских и французских студентов не выявлено различий по частоте встречаемости ответов «научная ценность» и «не знаю». Российские студенты значимо чаще называли «индивидуальные потребности» (р≤0,001), «социальные потребности» (р≤0,011) и значимо реже «эффект от войны» (р≤0,001), «влияние США» (р≤0,001), «моду, рекламу» (р≤0,001).

Российские студенты и группа «интеллигенция» одинаково редко называли причинами распространения психоанализа «эффект от войны», «влияние США», «моду, рекламу», «научную ценность». Российские студенты чаще называли «индивидуальные потребности» (р≤0,014) и значимо реже «социальные потребности» (р≤0,075), «не знаю» (р≤0,017) по сравнению с группой «интеллигенция».

У российских студентов и группы «социальное дно» значимых различий среди ответов «индивидуальные потребности» и «социальные потребности» не обнаружено. Российские студенты значимо чаще называли «влияние США» (р≤0,046), «моду, рекламу» (р≤0,074), «научную ценность» (р≤0,029), и реже встречались ответы «эффект от войны» (р≤0,056), «не знаю» (р≤0,001).

Группы «интеллигенция», «социальное дно» чаще всего причинами распространения психоанализа считали «социальные потребности», «эффект от войны», «влияние США» и «не знаю». Группа «интеллигенция» наиболее чаще называла «моду, рекламу» (р≤0,078), «научную ценность» (р≤0,034) и значимо реже «индивидуальные потребности» (р≤0,030).

Время – деньги

Психоанализ длится годы. Требования прогресса вынуждают людей жить в более быстром темпе. По выводам С. Московичи [6, с. 84] в психоанализе инвертировано отношение денег и времени, установленное обществом: к нему обращаются те, у кого есть деньги и время. Респонденты, считают, что к психоанализу чаще обращаются люди состоятельные, так как у них есть деньги; люди творческих профессий, так как у них есть время и деньги, достаточный уровень образованности; интеллектуалы, в силу их образования и культуры, наличия свободного времени и определенного достатка. Респонденты, не симпатизирующие психоанализу, склонны считать, что к психоанализу чаще обращаются состоятельные люди. Респонденты, благосклонно относящиеся к психоанализу, полагают, что чаще к нему обращаются интеллектуалы.

По представлению французских студентов, к психоанализу чаще обращаются богатые (р≤0,001). В отличие от этого россияне считают, что к психоанализу чаще обращаются творческие люди (р≤0,001). Интеллектуалов с одинаковой частотой называют практически во всех группах опрошенных, однако, по сравнению с данными С.Московичи, у россиян по данному вопросу прослеживается более положительный аттитюд по отношению к психоанализу.

Французские студенты чаще выделяли категорию «богатые» (52%), к которой, по их мнению, принадлежат люди, наиболее часто обращающиеся к психоанализу.

Российские респонденты считали основной категорией лиц обращающихся к психоанализу «творческих людей (артистов, художников)» (33-31%).

Французские и российские студенты одинаково редко называли категорию людей «интеллектуалы». Российские студенты, по сравнению с французскими, значимо чаще выделяли «творческих людей» (р≤0,001), «рабочие» (р≤0,001), «не ответа» (р≤0,001) и значимо реже категории «богатые» (р≤0,001), «буржуазия (деловые люди)» (р≤0,064).

Среди ответов российских студентов и группы «интеллигенция» одинаково часто встречались ответы «богатые», «творческие люди», «буржуазия (деловые люди)». Российские студенты значимо чаще называли категорию «рабочие» (р≤0,002) и реже «интеллектуалы» (р≤0,061).

У российских студентов и группы «социальное дно» не выявлено различий по частоте встречаемости ответов «богатые», «творческие люди (артисты, художники)», «интеллектуалы», «рабочие». Российские студенты значимо чаще называли «буржуазия (деловые люди)» (р≤0,010) и реже «нет ответа» (р≤0,071), по сравнению с группой «социальное дно».

Отношение аналитика к своим пациентам: отцовская или материнская фигура

 Психоаналитик - это определенная социальная роль. Образ аналитика связан с самим субъектом анализа. Во французской выборке респонденты-мужчины придавали большее значение полу. С.Московичи объясняет этот факт атмосферой «сексуальности», которой окружен психоанализ. В целом отмечается предпочтение респондентами, женщинами и мужчинами, аналитика мужского пола. Как отмечает С. Московичи, когда респонденты ориентированы на интеллектуальные отношения в терапии, для них пол аналитика становится неактуальным.

В российской выборке отмечается предпочтение респондентами аналитика женского пола (р≤0,001). Можно предполагать, что российские респонденты ориентированы на эмоциональные отношения в терапии, а не на интеллектуальные. Образ помогающей мужской фигуры не типичен для россиян. То есть, преобладают поиск материнской фигуры в анализе, нежели отцовской, а также ожидание эмоциональных отношений в терапии.

Психоанализ: помощь или вред

Когда социальное представление становится объяснительной системой, оно включается в коммуникацию группы. С.Московичи, чтобы обнаружить установку к психоанализу, задавал вопрос: «Психоанализ влияет на личность?». В группе французских студентов ведущий ответ был «нет, психоанализ не влияет на личность» (34%). Российские респонденты на тот же вопрос чаще всего давали ответ «да, психоанализ влияет на личность в лучшую сторону» (48-52%).

Анализ ответов во французской выборке показал, что большинство респондентов настроено положительно. Когда он спрашивал респондентов о степени глубины преобразования индивидуальности под влиянием психоанализа, то чаще получал ответ о глубоком влиянии психоанализа на личность. Студенты чаще давали ответ, что влияние психоанализа глубокое. Уровень образования, социально экономический статус и степень знания психоанализа делит опрашиваемых на две подгруппы. Первая подгруппа расценивает аналитическое вмешательство как то, что только помогает преобразовать личность. Вторая подгруппа расценивает аналитическое вмешательство как то, что глубоко изменяет личность. В первую подгруппу вошли наиболее образованные люди, обеспеченные, с высоким уровнем знания о психоанализе. Во вторую подгруппу вошли люди, которые рано покинули школу, находятся на более низком уровне в социально-экономической иерархии и чей уровень знаний о психоанализе достаточно ограничен.

Эти результаты можно интерпретировать двояко. Первая интерпретация: люди, которые осведомлены о принципе работы, более информированы и об ее эффективности. Вторая интерпретация: первая подгруппа более удовлетворена своей жизнью, и потребность в изменениях у них меньше, вторая подгруппа, это та социальная категория, которая живет в зависимости и ненадежности и испытывает большую потребность в изменениях, и поэтому считают, что личность подвергается глубоким изменениям. Ответы респондентов подтверждали вторую интерпретацию.

На вопрос «Психоанализ влияет на личность?» в группе французских студентов ведущий ответ был «нет, психоанализ не влияет на личность» (34%) .

Российские респонденты на тот же вопрос чаще всего давали ответ «да, психоанализ влияет на личность в лучшую сторону» (48-52%).

Российские и французские студенты одинаково часто давали ответ «да, психоанализ влияет на личность в худшую сторону», «нет мнения». Российские студенты по сравнению с французскими студентами значимо чаще давали ответ «да, психоанализ влияет на личность» (р≤0,001), «да, психоанализ влияет на личность в лучшую сторону» (р≤0,001), «нет мнения» (р≤0,074) и значимо реже давали ответ «нет, психоанализ не влияет на личность» (р≤0,001).

Российские студенты, группа «интеллигенция», группа «социальное дно» одинаково часто называли ответы «да, психоанализ влияет на личность», «да, психоанализ влияет на личность в лучшую сторону». Группа «интеллигенция», группа «социальное дно» по сравнению с российскими студентами значимо чаще давали ответ «нет, психоанализ не влияет на личность» (р≤0,001) и значимо реже ответ «да, психоанализ влияет на личность в худшую сторону».

Российские студенты и группа «интеллигенция» одинаково часто ответили на вопрос «да» и «да, психоанализ влияет в лучшую сторону». Российские студенты значимо чаще указали ответы «да, в худшую сторону» (р≤0,001), «не знаю» (р≤0,084) и значимо реже «нет, психоанализ не влияет на личность» (р≤0,001).

Российские студенты и группа «социальное дно» с одинаковой частотой выделили ответы «да» и «да, в лучшую сторону». Российские студенты наиболее часто ответили «да, в худшую сторону» (р≤0,001), «не знаю» (р≤0,048) и реже ответили «нет» (р≤0,001), по сравнению с группой «социальное дно».

 

3. Влияние обыденного опыта на имидж психоанализа 

Психоаналитическая терапия: о чем говорит клиент во время анализа

 Присутствие психоанализа в повседневной жизни принимает тысячи форм. С.Московичи, спрашивал респондентов о том, что они думают по поводу того, о чем должен говорить пациент во время аналитической терапии.

С.Московичи, предполагал, что ответ на вопрос, «о том, что приходит в голову», наиболее близкий к правилу свободных ассоциаций будет назван в группе студентов, но он не был назван как ведущий, ни в одной группе. Французские студенты, вопреки ожиданиям исследователя в основном давали ответ: «отвечает на вопросы». Российские респонденты, отвечая на вопрос о чем, говорит пациент во время анализа, в основном давали ответ «обо всем» (50-58%).

Французские студенты чаще отвечали, что пациент во время анализа «отвечает на вопросы» (38%) .

Российские респонденты, отвечая на вопрос о чем, говорит пациент во время анализа, в основном давали ответ «обо всем» (50-58%).

Российские студенты и группа «интеллигенция» одинаково часто давали ответ «о сновидениях», «об ответах на вопросы», «о воспоминаниях детства». Российские студенты значимо чаще давали ответ «о том, что приходит в голову» (р≤0,0014), «не знаю» (р≤0,071) по сравнению с группой «интеллигенция», и значимо реже «обо всем» (р≤0,020) по сравнению с группой «интеллигенция».

Российские студенты и группа «социальное дно» одинаково часто давали ответ «о воспоминаниях детства», «обо всем» (р≤0,047). Значимо чаще российские студенты давали ответ «о сновидениях» (р≤0,037), «о том, что приходит в голову» (р≤0,047). Значимо чаще группа «социальное дно» называла ответ «отвечает на вопросы» (р≤0,048), «не знаю» (р≤0,070).

Профессиональная роль психоаналитика

Профессиональная роль аналитика не однозначна. «Кто он: психиатр или психолог в обыденном сознании людей?», - задается вопросом С.Московичи. В интервью респонденты чаще сравнивали психоаналитика с доктором, ученым, священником, но чаще всего французские студенты сравнивали психоаналитика с психологом (50%). В нашем исследовании российские респонденты также чаще сравнивали психоаналитика с психологом (53-58%).

Французские студенты чаще всего сравнивали психоаналитика с психологом (50%). В нашем исследовании российские респонденты также чаще сравнивали психоаналитика с психологом (53-58%). По сравнению с французскими студентами, российские респонденты значимо чаще сравнивали психоаналитика с ученым (р≤0,001) и значимо реже с доктором (р≤0,001). При сравнении российских групп значимо чаще группа «социальное дно» сравнивала психоаналитика со священником по сравнению со студентами (р≤0,001) и по сравнению с группой «интеллигенция» (р≤0,027).

Российские респонденты так же, как и французские студенты, значимо чаще сравнивали психоаналитика с психологом.

Французские и российские студенты одинаково часто отвечали «священник». Российские студенты значимо чаще указывали «психолог» (р≤0,057), «ученый» (р≤0,001) и значимо реже называли «доктор» (р≤0,001).

У российских студентов и группы «интеллигенция» не выявлено различий по частоте встречаемости ответов «ученый», «священник», «психолог». Российские студенты значимо реже сравнивали психоаналитика с «доктором» (р≤0,053).

Российские студенты и группа «социальное дно» с одинаковой частотой называли «ученый», «психолог», «доктор». Российские студенты значимо реже выделяли ответ «священник» (р≤0,001), по сравнению с группой «социальное дно».

Какая техника больше всего похожа на психоанализ

Другой вопрос С.Московичи: «Какая техника, кажется Вам, больше всего похожа на психоанализ?». В ответах французских респондентов преобладали два ответа: беседа и исповедь. Российские респонденты, не имея опыта искупительных ритуалов, в подавляющем большинстве назвали «беседу» (77-81%).

Французские студенты чаще отвечали, что пациент во время анализа «отвечает на вопросы» (38%) .

Российские респонденты, отвечая на вопрос о чем, говорит пациент во время анализа, в основном давали ответ «обо всем» (50-58%).

Российские студенты и группа «интеллигенция» одинаково часто давали ответ «о сновидениях», «об ответах на вопросы», «о воспоминаниях детства». Российские студенты значимо чаще давали ответ «о том, что приходит в голову» (р≤0,0014), «не знаю» (р≤0,071) по сравнению с группой «интеллигенция», и значимо реже «обо всем» (р≤0,020) по сравнению с группой «интеллигенция».

Российские студенты и группа «социальное дно» одинаково часто давали ответ «о воспоминаниях детства», «обо всем» (р≤0,047). Значимо чаще российские студенты давали ответ «о сновидениях» (р≤0,037), «о том, что приходит в голову» (р≤0,047). Значимо чаще группа «социальное дно» называла ответ «отвечает на вопросы» (р≤0,048), «не знаю» (р≤0,070).

 

Таким образом, в результате реконструкции выделено общее и частное в представлениях о психоанализе французских и российских групп. Обыденные представления российских и французских респондентов обнаруживают ядерно-периферическую структуру.

При реконструкции обнаруживается общее ядро в представлениях российских и французских респондентов, которое организует представление о психоанализе и придает ему смысл. Это информация о том, что психоанализ открыл З.Фрейд, что психоанализ - это известная теория, наука, психотерапевтическая техника. Для обыденных представлений о психоанализе в сравниваемых культурах наименее значимая информация о времени происхождения психоанализа. Наиболее известные психоаналитические термины, состоят из терминов описывающих психоаналитические модели психики (топическая и структурно-динамическая). Общим является убеждение, что не научная ценность является причиной распространения психоанализа. Специалист, работающий в области психоанализа это, прежде всего, психолог, а не доктор, священник или ученый. В отношении специалиста практикующего психоанализ респонденты ориентированы на интеллектуальные и эмоциональные отношения. Установка к психоанализу является амбивалентной как в российских, так и во французских выборках, следовательно, противоречивость к объекту исследования определяется не ментальностью, историческим своеобразием развития психоанализа в той или иной культуре.

Также при воссоздании исследования С.Московичи обнаруживается изменчивая периферическая система, опирающаяся на индивидуальный опыт и индивидуальную память. Убеждение россиян, что причины распространения психоанализа связаны с индивидуальными и социальными потребностями. Значимо чаще, россияне считают, что клиент психоаналитика творческая личность. При поиске эмоциональных отношений в психотерапии преобладает поиск материнской фигуры (безоценочное принятие, кормление, диадные отношения, тревоги в области сепарации). Значимо чаще, российские респонденты убеждены, что психоанализ влияет на личность в лучшую сторону, что можно интерпретировать как более высокую неудовлетворенность жизнью и более выраженную потребности в изменениях по сравнению с французскими респондентами.

Как и во французском исследовании, российские респонденты продемонстрировали уровень знаний о психоанализе выше, чем в других группах. Во всех сравниваемых группах преобладает общая позитивная ориентация в отношении психоанализа. В структуре представлений россиян и французов совпадения большей частью касаются информированности о психоанализе. Максимальная доля различий в представлениях о психоанализе (образ аналитика и его отношение к клиенту, процедура анализа) обусловлена спецификой обыденной жизни россиян и французов. 

2016-11-30
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?