Голливудские секс-скандалы: точка зрения сексолога



Новости в последнее время довольно однообразные. Что ни день – у полковника Захарченко обнаружили новый сискстиллиард долларов, а нового голливудского актера или продюсера обвинили в сексуальных домогательствах и обрушили его карьеру. Не знаю, что там с золотоносным полковником, но голливудские сексуальные скандалы – явление для практикующего сексолога интереснейшее. Потому оставим в стороне естественную усталость (все эти как под копирку писанные разоблачения подрядком утомляют), доморощенное остроумие (не так тут и много смешного) и завывания «во бабы взбесились, а как же нам теперь размножаться?!». Попробуем разобраться.

Мужчина всем должен, а женщине все недодали. Как ни крути, огромная часть проблем в отношениях мужчин и женщин на современном этапе заключаются в том, что женщины совершенно не умеют о себе заботиться и совсем не чувствуют своей силы. Все хлопоты по заботе о себе женщины привычно возлагают на мужчин. Я сейчас говорю не о функциях мужа на час «поменял шины, забил гвоздь, починил кран», и не о спонсорстве. Мужчина, понимаете ли, должен озарять женщину любовью. Делать так, чтобы она чувствовала себя прекрасной. Он должен ее радовать. Он должен подарить ей смысл существования. Он должен вести их сексуальную жизнь, демонстрируя богатый опыт и пылкость. Он должен дарить ей эмоциональный баланс. Он должен влюблять ее. Он должен дать отмашку на начало отношений. Короче, даже если мужчина ничего не должен в материальном смысле, он все равно должен столько, что страшно становится: все эти «закаты, рассветы, все  песни, что были не спеты». Мужчины сгибаются под тяжестью ответственности (или в ужасе бегут), женщины чувствуют себя обделенными, равенство полов кажется чем-то фатально недостижимым. Самая сильная и реализовавшаяся женщина порой ощущает эту «тоску по сильному плечу». Самый толерантный и феминистически настроенный мужчина нет-нет, да и почувствует себя униженным, лишенным права по рождению на фоне этой сильной женщины. Ноги, конечно, растут из недавней истории.

Пра-прабабушкины установки. Еще каких-то сто пятьдесят лет назад абсолютно нормальным было воспринимать женщину как умственно неполноценного индивида. Кстати, в силу особенностей образования и воспитания, зачастую все было именно так. Женщина не могла голосовать, самостоятельно вести бизнес, проявлять сексуальную инициативу, она была сильно ограниченна в правах наследования, да и вообще – в общечеловеческих правах. Женщина обладала правами примерно на уровне подростка мужского пола – вроде бы, почти человек, но не совсем. Но неправильно представлять себе эту ситуацию в виде какой-то тюрьмы, куда злые мужчины загнали несчастных женщин, ради своего удовольствия, тяги тиранить и садистских наклонностей. Это была парная игра, априорно принимаемая и женщинами, и мужчинами. Естественным, но совершенно несамостоятельным приложением к мужчине женщина считалась по обоюдной добровольной договоренности. Ключевых слов тут два: «несамостоятельным» и «добровольной». Времена, общественные формации стремительно менялись. Техническая революция, две мировые войны сделали гигантский шаг к равноправию полов. Но формальные поведенческие установки, регулирующие ту, пра-прабабушкинскую жизнь, бережно передаются т матери к дочери. Некоторые безжалостно выламываются из общественного сознания и остаются достоянием истории. Но некоторые, в виде странных общественных заблуждений, упорно прорастают.

Мужское одиночество в спальне. И вот на фоне такого гендерного разбаланса, сексолог каждый день работает с проблемами самоуважения женщин. Причем, по мужским запросам. Проблемы мужского самоизнасилования (когда мужчина чувствует себя обязанным жить в условиях несовместимой с жизнью сексуальной активности, чем полностью перекрывает свое влечение), пониженного влечения (определяемого так самим пациентом), резкого снижения интереса к партнерше (при переходе от регулярных встреч к совместному проживанию) лежат в области одной проблемы: на этом поле мужчина вкалывает практически в одиночку. Женщина не чувствует себя в праве принимать какие-то обоснованные ее желаниями решения, не понимает зону своей ответственности, воспринимает себя как неодушевленный, лишенный желаний объект, призванный удовлетворять желания мужчины. Звучит красиво, веет чем-то таким развратным и гаремным, - а по сути означает, что мужчина остается в спальне в неожиданном одиночестве, вынужденный нести ответственность за качество сексуальной жизни своей партнерши. Это полностью перекрывает спонтанный поток, нависает грузом обязательств и лишает возможности строить полноценные партнерские отношения. В чем дело? В силе, брат.

В чем сила, брат? Казалось бы, все проблемы так просто решить, объяснив женщине, что отныне она – тоже человек, со всеми правами, и со всеми обязанностями, разгрузив таким образом мужчину, и дав женщине, наконец, определиться – чего же она, в конце концов, хочет. Но тут вмешивается общество, которое по-прежнему не дает женщине этого права. Потому что живем мы до сих пор в суровом патриархальном мире: мужчины ворочают большими деньгами, политикой, наукой, киноиндустрией и сексом. Выражением сексуального мужского доминирования (то есть – явного перевеса силы на мужской стороне) была формула «попробуй, докажи, что что-то было». Общество (и мужчины, и женщины, привет, пра-прабабушкам!) относится к насильнику с пониманием и сочувствием, обрушив весь свой праведный гнев на жертву. Сила и правота, общественное мнение до недавних пор были на стороне противника. Все менялось незаметно, сила перетекала на сторону жертвы по песчинке, так, что никто этого практически не замечал. Пока не грохнули голливудские сексуальные скандалы, ознаменовавшие эру, когда сила перетекла на сторону жертвы.

Голливудские секс-скандалы, как вестники слома общественного сознания. Итак, перед нами галерея успешных, богатых, перекачанных силой и властью мужчин, чьи карьеры и репутации были в одночасье разрушены обвинениями в сексуальных домогательствах. Еще двадцать лет назад такие обвинения повлекли бы за собой сложные публичные разбирательства, закончившиеся публичным порицанием жертв и полным оправданием насильников. Пятьдесят лет назад намека на то самое сексуальное насилие было бы достаточно, чтобы разрушить карьеру и жизнь …жертвы. «Если бы общество относилось к насильнику с тем же презрением, как к женщине, которая не бреет ноги» - мрачно подмечают феминистки. Вернее, подмечали. Потому что сегодня, прямо на наших глазах, общество вдруг развернулось к жертве. Сила вдруг перетекла от этих мужчин, которые (хоть чисто теоретически) могут совершить насилие к женщинам, которые (может, опять-таки – только в теории) могут этому насилию подвергнуться. И главными здесь оказались вторые. Если раньше факт насилия был недоказуемым, то теперь он не требует доказательства. Отныне – свершился факт насилия, или нет – решает потенциальная жертва. И общество встает на ее сторону.

Общество жертв и насильников. За волной общественного неприятия новых правил («Отлично! Я, теперь по вашему – насильник?», «Я уже пять лет работаю с Пашей, и он ни разу меня не домогался, а потому все рассказы о насилии – бред») все будто не замечают, что наше общество разделено на две половины. Мы априори – общество потенциальных жертв и общество потенциальных насильников. Наиболее яростно ощутить это разделение можно, просто зайдя в обычный подъезд и прокатившись на обычном лифте. Если вы – потенциальная жертва сексуального насилия, в лифт вы зайдете с опаской, даже если окажетесь в нем одна (с детства вам вдалбывают, что насильник может вломиться в последнюю минуту, когда двери закрываются). Если вы – потенциальный насильник – у лифта вы испытаете крайнюю неловкость и потребность продемонстрировать свою безопасность, неагрессивность. Здесь не идет речи о ваших реальных намерениях. Речь идет о том, что вы будете четко понимать, к какой половине общества вы принадлежите. Но главное, именно сейчас у вас есть возможность наблюдать, как сил от одной половины общества перетекает к другой.

Новости: плохая и хорошая. Что это значит для нас? Начнем с плохой новости: как раньше уже точно не будет. Если на наших глазах пошли рушиться большие репутации и большие деньги – значит, движение неизбежно. Плохие новости и в том, что мы пока совершенно не умеем ориентироваться в новых обстоятельствах. Спасительные прабабушкины схемы не работают, и новые нам придется вырабатывать самостоятельно. А теперь хорошие новости: женщины из друга человека наконец-то станут людьми. Общество наконец-то смирилось с фактом женской эмансипации, и сила потекла на женскую половину. А это значит, что женщины станут более самостоятельными, взрослыми и самодостаточными. Это значит, что они начнут учиться быть равноправными партнерами. Значит, мужчинам нет больше необходимости тащить на себе этот чудовищный груз ответственности. И все мы, наконец, можем выдохнуть, и прислушаться к своим подлинным желаниям.

 

 

2017-11-21
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?