Хочешь выйти замуж – сочини сказку.

 

Ульяне 29 лет, у нее нет детей и она не замужем. Вместе с весной тоскливо приближалось тридцатилетие. Казалось бы, какая разница, праздновать двадцатидевятилетие или тридцатилетие? Ульяна купит новое платье и пойдет с сестрой в клуб или ресторан. Зимой Ульяна в гармонии с природным ритмом заморозила свои чувства, к весне чувства стали оттаивать слезами, обнажив старый мусор мыслей. Ульяна решила сделать весеннюю уборку и, разобрав шкаф и разобравшись в себе, начать новую жизнь. Мы встретились, потому что она постоянно мучила себя вопросом: «Что со мной не так? Почему все уже замужем, а я нет? ». На первый мой вопрос, что ты любишь? Уля ответила, что любит вязать и увлекается фанфиками.

До встречи с ней я не знала о существовании Fan fiction. Оказывается, есть огромное количество любительских сочинений по мотивам популярных литературных произведений, фильмов, анимэ, компьютерных игр и т.д. Есть множество Интернет-ресурсов,  где авторы пишут, читают, обсуждают и оценивают истории восполняющие пробелы в оригинальных работах. Они пишут о судьбах второстепенных героев, вводят новых персонажей, переписывают финал, даже оживляют мертвых. Но одно остается неизменным – это мир, эпоха оригинального произведения. Непрофессиональные писатели  выкладывают в интернет своё творчество ради собственного удовольствия и, возможно, признания. Они -  не просто потребители популярных продуктов. Они дополняют и переделывают то, что им кажется несовершенным, они - своего рода соавторы. И, конечно же, сами себе психотерапевты. Я вспомнила, как в детстве переделывала и дописывала сказки. И в новом, как мне казалось, правильном варианте рассказывала их девчонкам во дворе. Это было здорово!

 - А ты сама пишешь? – спрашиваю я Улю.

- Нет. Я бы хотела, я думаю. Но это ведь глупо. Я никому не говорю об этом. Только вам. Все считают, что фанфики – это занятие для малолетних графоманов.

- Кто так считает?

- Точно, хм, я не знаю кто. Я же никому не говорила. Я сама так считаю.

Уля смеется. Она начинает рассказывать мне про то, что она сейчас читает и обсуждает. У нее есть друзья-единомышленники на форумах. Она называет книги и фильмы, о которых я никогда не слышала. Да и о фанфиках я не знала! Я пропустила что-то очень важное в жизни. У меня искренний интерес к тому, что она говорит, а не профессиональное привычное слушанье.

- Я предлагаю тебе написать сказку. Напишешь? – говорю я.

- Напишу!

Сказкотерапия – хороший метод, увлекательный и волшебный. Насчет его результативности я сильно сомневаюсь. Да и сами поклонники сказкотерапии не озабочены тем, чтобы подвести под его основание доказательную базу. Они просто говорят нам, что сказкотерапия способствует интеграции личности. Что ж, будем интегрироваться. Ранее я использовала сказки для других целей, в основном, для того, чтобы поиграть, снять напряжение, обсудить различные сценарии и поговорить о проекциях. Я планировала сочинить вместе с Ульяной психотерапевтическую сказку. Но теперь мы напишем с ней психотерапевтический фанфик!

- Какая сказка тебе нравилась в детстве?

- Я не помню. – это любимый ответ Ульяны. Она не хочет вспоминать. Она снова становится печальной. Ульяна молчит, хмурится.

- Я не помню, что это была за сказка, там Баба-Яга хотела посадить мальчика или Иван-царевича, я не помню кого, в печь. А он растопырил ноги и руки. Это было так страшно. Ну, еще Золушка мне нравилась. Но это не про меня, у меня 39 размер.

Ульяна снова смеется, она высокая и стройная. Золушка – точно не про нее, может быть «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях»? Метафора не должна быть очевидной. Я жду.

- Еще я помню старый советский фильм «Морозко» . Меня раздражала Настенька. Она такая правильная, я не такая.

Уля вспоминает мультфильмы «Красавица и чудовище», «Русалочка», сказки «Дикие лебеди», «Аленушка и братец Иванушка», «Гуси-лебеди» и «Финист ясный сокол». Но ни на одну сказку нет такой сильной эмоциональной реакции, как на того парня, который не хотел лезть в печку.

- Уля, тебе не кажется, что сказок, где мужчина в главной роли больше, чем женских сказок? – спрашиваю я.

- Ну, не-е-ет. Я вот только что назвала так много женских сказок и еще могу.

- Давай!

- «Крошечка-Хаврошечка»… А можно все сказки или только русские?

- Можно все волшебное.

- «Спящая красавица»… «Красная шапочка», «Маша и медведи»… Ну, и «Зена – королева воинов»! Этот сериал смотрела моя сестра и все ее мелкие подружки, я тогда уже была взрослой. Кажется все. Я недавно читала племяннику (сыну младшей сестры, которая уже замужем), сказку «Сивко-бурко вещий воронко», - Уля начинает рассказывать сказку и снова становится серьезной,

- Непонятная сказка и страшное начало. Там сын три ночи ходит лежать на могиле отца. Отец выходит из могилы и дарит ему коня. А потом на этом коне Иван-дурак прыгает и снимает с терема полотенце царевны. Полотенце в сказке ширинкой называется. Я с детства помню другой вариант, тот, где Иван снимает золотое кольцо с пальца царевны.

- Я тоже помню про кольцо. – Я выбираю эту сказку как основу, потому что Уля стала ее пересказывать. - Вот сказка, в которой история со стороны мужчины описана достаточно полно. А со стороны царевны – ничего, - говорю я.

- Кроме того, что у нее есть отец-царь. – Ульяна меня поддерживает.

Я начинаю задавать вопросы о положении царевны:

- А где ее мама? Может, у нее были сестры и братья? Почему она не вышла замуж, как положено, за боярина или за царевича из соседнего царства? Может, она так достала своих родителей, что они готовы отдать ее замуж за любого, умеющего держаться в седле? Или, она сама такая девушка, которой нужен парень, который высоко летает? Ей не нужен обычный царевич, воспитанный во дворце мамками-няньками. Представь, как она волновалась, когда поняла, что люди только глазеют на нее, но никто не прыгает, боятся шею свернуть. Как долго она ждала своего суженого? Как она себя чувствовала, когда он прыгнул, но немного не достал? Она думала: приедет ли он еще? Успела ли она его разглядеть? Понравился ли он ей?

Я задаю еще вопроы, но Ульяна меня не слушает. Она медленно говорит:

- У нее точно была сестра, я напишу эту сказку. А как писать? Есть же другой вариант про кольцо?

- Пиши, как было на самом деле!

- Как было на самом деле! Я поняла. – Уля улыбается.

Она уже готова писать, но  я продолжаю говорить.

- Давай рассмотрим историю дальше. Вот он прыгнул третий раз и сорвал кольцо с руки царевны, или достал полотенце. И что дальше? Исчез. Ни слуху, ни духу. Какого ей было? При всем народе, можно сказать, обещал жениться, и исчез. Как ей теперь быть? Она, вроде, просватана, а жениха нет. Кто ее теперь замуж возьмет? Вот, царская семья объявляет о том, что закатывает пир на весь мир, мегавечеринку, куда должны прийти все мужчины брачного возраста, чтобы царевна опознала смельчака. Она его не находит среди знатных гостей. И, что она чувствует, когда решается подойти к простому парню, который сидит на печи. Она не готова на компромисс, ей нужен именно тот, кто умеет высоко прыгать, вне зависимости от его статуса. Она его любит? Она могла бы выбрать любого из гостей и назвать его избранником. То есть, слукавить. И любой был бы рад, она же царская дочь, и в приданное дают полцарства. Она находит своего единственного, и, несмотря, на его чумазый вид, представляет его двору. Девушка отважная. Она получает то, что хочет.

- Мне нравится, только я по-своему напишу.

- Наполни историю деталями, чувствами, - я говорю, но Ульяна уже давно далеко, она уже сочиняет.

Через две недели она приносит отпечатанные листки. Она говорит, что одну неделю думала, а вторую - писала. Сказка писалась легко, в процессе написания всплывали какие-то новые подробности, о которых мы с Ульяной не говорили. Вот, так получилось, само. Не фанфик, а оригинальная сказка, вдохновленная русской народной сказкой. В ней царевна превратилась в принцессу, а Иван-дурак в рыцаря.

Мне сложно удержаться от комментариев, я их приведу после истории.

Сказка о том, как важно уметь ждать и выбирать. Или о том, насколько верно высказывание: «судьба и на печке найдет».

Давным-давно на берегу Срединного моря в небольшом королевстве правил король Горох. Он был великим воином, ходил в дальние походы, строил корабли и плавал за море. В сражениях покрыл себя славой и, однажды, из северного похода вместе с несметными сокровищами привез северную принцессу Амелию. Он любил ее безмерно, женился на ней, остепенился, перестал воевать и занялся устройством дел в королевстве. Правил он мудро, государство торговало и процветало. Он сам любил объяснять успех своего правления тем, что отдавал только те приказы, которые и без него люди бы сделали. Подданные любили своего короля, и каждое утро вместе с молитвой, славившей Создателя, просили у Него, Господина всего сущего и повелителя всего, о чем и помыслить невозможно долгих лет жизни своему Королю. Конечно, эти молитвы были продиктованы не только любовью к Королю Гороху, но и тем обстоятельством, что у короля не было наследников. А были у короля Гороха и королевы Амелии две дочери. Старшая Василиса и младшая Маргарита. Василиса походила на мать, сдержанная, молчаливая мечтательница. К праздникам она сочиняла хвалебные оды королевской семье, потому что ей нравилось сочинять. Она не писала лирических стихов и баллад о любви, как другие девушки, потому что боялась насмешек и критики. А хвалебную оду королю кто посмеет критиковать! И, уж, точно сам придворный поэт мастер слов и ритма ее похвалит. То есть, с одами ей был обеспечен успех.  Младшая Маргарита тоже писала стихи отменно бестолковые. Но всем нравилось, родители умилялись, придворные смеялись, а придворный музыкант однажды написал музыку к дурацкому детскому стихотворению Маргариты. И все его напевали в течение месяца.

Когда вставать с постели лень,

Я говорю: Это - мигрень.

Пушистый Кот спит целый день,

Наверно, у него мигрень.

Лежим с Котом, грустим вдвоем,

Глядим в окно, микстуры пьем.

Чего-то и кого-то ждем.

 

Вот музыканты на порог,

Одежда их в пыли дорог.

Я оживаю, я встаю,

И прочь гоню мигрень свою.

 

Вот служка с миской молока,

Оно лекарство для Кота.

Веселье, танцы и еда,

Все, что нам нужно –

Да-да-да.

 

Маргарита действительно считала, что «веселье, танцы и еда, - все что нам нужно, да-да-да». А Василиса хотела чего-то еще. И поэтому думала, что она странная, и судьба ее не может быть такой счастливой, какой должна быть у нормальной принцессы.

И когда пришла пора выходить ей замуж, она решила, что отдаст свою руку и сердце только настоящему Рыцарю. Отец поддержал ее и приказал построить недалеко от дворца высокую башню с видом на торговую площадь и на море. Он сказал: «Настоящий Рыцарь должен побороться за тебя, моя девочка. Тот, кто сумеет, разогнав своего коня, подпрыгнуть так высоко, чтобы достать до твоего окошка наверху башни и снять с твоей руки заветное колечко, тот и будет твоим суженым!»

Села Василиса у окошка, год ждет, два, три… Много принцев из соседних земель приезжали к башне, останавливались, придерживая ретивых коней, но никто не прыгал, - уж очень высоко было окошко. Много Рыцарей, знатных и безвестных странствующих, в дорогих блестящих доспехах и в простых одеждах, подъезжали к башне, но никто из них не отважился даже сделать попытку, - очень высокой была башня. Приезжали по морю на дивных судах заморские женихи с товарами, смотрели на принцессу с восторгом и обожанием, но никто из них  не сел на коня. Полюбовавшись на Василису, как на диковинку, они уходили на площадь торговать тем, что привезли. И она видела, как бойко шла торговля, как парень, о котором она еще час назад думала: «а вдруг, это Он», набивал золотыми монетами свой кошелек, пристегнутый к поясу, совсем забыв о прекрасной принцессе.

Шли годы, и уже младшая сестра Маргарита вышла замуж и родила розового бойкого малыша. Маргарита не ждала, как Василиса Настоящего Рыцаря, она выбрала в мужья своего друга детских игр, верного поклонника, неизменного партнера по танцам. Он, конечно же, был из хорошей семьи, посвящен в рыцари, и при всей своей кажущейся легкомысленности, умел вести хозяйство, считать деньги и вкусно готовить. Король Горох и королева Амелия были очень довольны выбором Маргариты и нежно любили своего внука.

А Василиса не только сидела в башне и ждала. Она много думала, читала книжки, беседовала с учеными мужами о государственных делах, подписывала важные бумаги. И как-то незаметно для себя стала правой рукой Короля Гороха, его премьер-министром, грамотным верным помощником. Сначала она училась у короля Гороха, прислушивалась да присматривалась. Потом сама стала отдавать приказы и судить. И так хорошо у нее получалось, что Король расслабился, отошел от дел, отрастил пузо и сел писать басни и поучительные истории.

Однажды шла Василиса по своему обыкновению после обеда из королевского дворца к себе в башню. Проходя по торговой площади, она привычно разглядывала сонных после сытного обеда купцов, приказчиков, которые сквозь желание вздремнуть при ее виде изображали активность и задор, вытягиваясь в струнку и услужливо улыбаясь, и сонных котов, которые при ее виде ничего не изображали. Солнце грело, но холодный ветер с севера напоминал, что до настоящей летней жары еще далеко. Василиса остановилась у богатой лавки, где были разложены меха, жемчуга и серебряные украшения. Товар, как и ветер, был с севера, с родины ее матери. На порог вышла молодая женщина в длинном платье зеленого бархата расшитом жемчугом и сказала: «Здравствуй, принцесса Василиса. Хочешь посмотреть на наряды и украшения, которые носят в северных землях? Зайди, выбери, что понравится, и я подарю тебе то, что тебе приглянулось». Видя, что Василиса колеблется, женщина добавила: «Это будет большой честью для меня и моего мужа». Василисе показалось лицо женщины очень знакомым. Она вошла в лавку. И только переступив порог, поняла, что женщина похожа на нее, словно они сестры-близнецы. Тревожно стало Василисе. Она подумала, что стоит на пороге тайны. «Да ты уже переступила порог! Порог моей лавки», - сказала женщина. - «Ты читаешь мои мысли?» - спросила Василиса. Она не испугалась, не к лицу королевской дочери пугаться, и не рассердилась, глупо сердится, когда ты правишь королевством.  «Ты колдунка?», - спросила Василиса. - «По вашему, можно сказать и так», - ответила женщина, - «У нас все женщины «колдунки». Разве мать тебе не говорила? И ты тоже «колдунка». Разве ты не читаешь мысли иноземных послов и своих министров?». Ничего не ответила Василиса, только призадумалась. - «В нашем королевстве колдунство запрещено, - сказала она, - поэтому мама мне ничего и не  говорила об этом. Она любит меня и хочет меня защитить». - «Может и так, - сказала женщина, - только отец твой знает эту тайну, он специально приказал построить очень высокую башню для тебя, чтобы никто из женихов не пытался прыгнуть и достать колечко с твоей руки, и ты никогда не вышла замуж. Он хочет, чтобы ты осталась с ним. А когда он уйдет из нашего мира, ты займешь его место». Смутилась и опечалилась Василиса: «Значит, судьба моя остаться в девках и править королевством. Папа любит меня, он мудрый правитель. И я буду хорошей королевой для своего народа». - «Может и так, - сказала женщина, - только хочешь ли ты этого? Прикажи снести верхний этаж башни, сделай окошко чуть пониже, и от женихов отбоя не будет. Выбери самого ладного и пригожего, нарожай ему ребятишек, а потом вы состаритесь вместе и умрете в один день. И на ваших могилах вырастут кусты шиповника, и сплетутся ветвями, и люди сложат песни о вашей любви…» - «Спасибо тебе, северянка, за науку. – перебила ее Василиса, - Но не сделаю я, так, как ты говоришь. Я приму свою судьбу, и не пойду против отца с матерью». - «Подарок выбери, Василиса! Не торопись уходить». Взяла Василиса не глядя то, что попалось ей под руку, попрощалась и вышла из лавки.

Вернулась Василиса к себе в башню, села у окошка, смотрит на воду, на далекий горизонт, на корабли на рейде, - думает о том, что ей женщина сказала. Рассматривает серебряную булавку, которую взяла из лавки. А на ней узоры странные, письмена незнакомые. День уже к вечеру клонится, дела государственные не делаются, занята Василиса своими думами. Не пошла она ужинать во дворец, сказалась больной. А как стемнело, переоделась в простую одежду и пошла на торговую площадь, чтобы еще раз увидеть «колдунку» с севера и спросить у нее, отчего они так похожи и что за надписи на булавке.

До поздней ночи гудит торговая площадь даже в будний день. Приезжие купцы и горожане, обсуждают день минувший, строят планы на день завтрашний, у богатых торговых рядов негромко играют музыканты. Смеются женщины, запах кальянов смешивается с запахом моря и жареной рыбы, - любит Василиса свои вечерние прогулки по торгу. Много чего можно услышать в обрывках разговоров, и понять в молчании торговцев. Только теперь Василиса знает, чем объясняется ее особенная проницательность: она «колдунка». И как-то неловко ей, будь-то она подслушивает чужие мысли незаконным способом. Все знают с детства, что колдунство запрещено и наказывается изгнанием. Подданные Короля Гороха поклоняются единому Богу Создателю Мира, Господину всего сущего и Повелителю всего, о чем и помыслить невозможно.

Подошла Василиса к тому месту, где стояла палатка с севера, - нет палатки, все убрано, будто и не было никого. Стала спрашивать у соседей, где женщина, которая торговала мехами и украшениями. Уехала, говорят, с караваном на север, сразу после обеда и уехали, она, муж ее молчун и трое ребятишек. «Значит, сказала мне то, что должна была сказать, и больше незачем ей было оставаться, - подумала Василиса, - вот загадка по мне. Зачем она разговаривала со мной, что ей от меня надо? Сомнения посеять? У кого мне спросить про письмена на булавке? У мамы, конечно, у мамы!».

Ночь, у королевского дворца тишина, знает Василиса тайный путь в королевские покои, так чтобы пройти незамеченной для стражи. Тишина у дверей спальни Королевы Амелии, только потрескивает огонь факелов. «Мама! - тихонько позвала Василиса, - мама, можно к тебе?» Ночью тайна выглядит еще таинственней, тревога и страхи могут стать ужасом и паникой, но не к лицу королевской дочери отступать. «Мама, добрая ласковая мама, даже если она колдунка, она мне все объяснит», - думает Василиса и заходит в спальню. У порога спит любимая мамина собака Найда, открыла один глаз, посмотрела на Василису, закрыла и снова заснула. Залезла Василиса к маме под одеяло, как в детстве, обняла ее, и все тревоги прочь! Сонная Королева обняла свою дочь, и так проспали они до утра.

А утром уже все выглядит не таким таинственным. Во дворце привычная суета. Король посмеивается над Василисой за завтраком, да и ей пора заниматься государственными делами, а не думать о колдунке с севера. Так и не спросила Василиса ни о чем у матушки. Только после обеда, когда шла к себе в башню через торговую площадь вспомнила Василиса о вчерашнем дне, и только приготовилась было прогнать нахлынувшие тревожные мысли, как слышит, разговоры кругом о ней да о добром молодце, который сегодня утром приезжал к башне. Идет Василиса по площади, при ее приближении все замолкают, а за ее спиной продолжают обсуждать люди, что мол, приехал невесть откуда и уехал, а куда никто не видел. Был парень, одет богато, конь знатный. Подъехал к башне, разогнал коня и прыгнул, только не достал немного до заветного окошка, да и принцессы в башне не было. Говорят люди, что Василиса уже не ждет жениха, все время во дворце проводит, так и счастье свое пропустит.

На следующее утро не пошла Василиса во дворец, сидит у окошка, ждет. Принарядилась, нарумянилась. Только никто не едет. Так и просидела до обеда, разглядывая путников на дорогах. А из окна башни хорошо видно всех, кто въезжает и входит в город с севера, видна пристань, торговая площадь и даже королевский дворец. Правду сказала северянка, очень высокая башня, не жениха в ней ожидать, а границы Королевства охранять.  «Не гоже Королевской дочери бездельничать, сколько дней я так просижу, а дела Королевства не терпят отлагательства», - подумала Василиса и ушла во дворец.

Возвращается вечером из дворца Василиса, идет по торговой площади, сердце ее волнуется. Прислушивается, о чем люди толкуют. А люди опять только о смелом красивом парне говорят, приезжал, мол, допрыгнул до самого окошка, а Принцессы нашей нет, она все со стариками из королевского совета о государственных делах беседует. Видать, не хочет замуж. А еще говорят люди, что нет у Василисы смирения и терпения, хочет, чтобы все по ее было. Так и счастье свое упустит. А кто такой этот парень никто не знает, откуда приехал и куда уехал никто и не заметил.

Поднялась Василиса к себе в башню. «Не гоже королевской дочери и будущей Королеве не принимать во внимание то, о чем шепчутся ее подданные, - подумала Василиса , - и не к лицу мне девушке от судьбы прятаться».

На следующий день с утра принарядилась и нарумянилась Василиса. Сидит в башне, ждет, много дум передумала, а жениха нет, как не было. Уже и обед прошел. «Эй, Ваше Величество!» - кричит ей снизу секретарь министерства заморской управы. Он старый человек, ему по лестнице в башню тяжело подниматься, чтобы сделать доклад по всем правилам.  «Эй, Ваше Величество! Пожалуйте во дворец, сегодня у нас прием, без Вас никак, подумают еще, что вы заморских послов не уважаете, мнительные они, да и обсудить надо, сами знаете что. Не заставляйте меня как мальчишку Вас в окошко звать. Спускайтесь» - настаивает уважаемый секретарь. Но Василиса не выходит. Так и осталась в башне сидеть.

Вот и вечер настал, небо потемнело и только одна звезда горит, та, что следует за Солнцем. И пока любовалась Василиса ее голубым сиянием, не заметила , как у башни оказался всадник.  Конь его действительно знатный, не обычный конь, да и сам всадник красавец статный, и не из здешних мест, по одежде видно. А вот лица его разглядеть Василиса не может – сумерки уже сгустились. Разогнался всадник, подпрыгнул, словно взлетел на коне, взял Василису за руку и снял заветное колечко.  Только ахнула Василиса, когда взглянула в его ясные голубые глаза, сияющие как звезды. Как зачарованная стоит Василиса у окошка, трогает то место на руке, где колечко столько лет носила, пусто там теперь, судьба решена. И не заметила она куда он уехал. Стало небо из синего черным, высыпали на небо звезды, а Василиса не может заснуть. Снова побежала к маме во дворец. Уже не слушает о чем шумит торговая площадь. А купцы и приказчики говорят о свадьбе, радуются будущей хорошей торговле, им все ясно. Только Василиса не знает за кого ей замуж предстоит выйти.

Король с Королевой тоже не спят, сидят в зале для докладов с главным Сыщиком, специалистом по подслушиванию, подглядыванию и вынюхиванию, молчат. Потому что доложил Сыщик Королю с Королевой, что жених приезжал и до окошка на башне допрыгнул, и колечко заветное с Принцессы снял, а больше доложить Сыщику нечего, ничего он не знает о женихе. - «Не волнуйся, доченька, - говорит Король, - завтра мы объявим большой королевский прием по случаю прихода весны. А на этот прием пригласим всех Рыцарей и соседских Принцев. Так ты и узнаешь своего смельчака». - «Очень умно, дорогой, давно пора сделать государственный праздник весны и любви», - соглашается с Королем Королева. - «Издам-ка я указ, пусть весна и любовь вступят в свои права; весна никуда не денется, она каждый год приходит, а с любовью – здесь уж пусть сами подданные постараются», - размышляет вслух Король Горох. Приказал он вылезти из постелей своим министрам, раздал им указания по поводу нового праздника. А Василиса удивляется и учится тому, как отдавать такие приказания, которые и без указаний бы выполнились.  - «А как же со мной будет? – спросила Василиса, когда все ушли. - Вдруг мой Рыцарь больше не приедет, или приедет, но мне не понравится, вдруг он глупый или жадный! А если я не захочу за него замуж?», - волнуется Василиса, не знает как быть. Но не к лицу Королевской дочери и будущей Королеве суетиться и сомневаться, когда решение уже принято: « Я сама во время праздника буду разливать вино всем гостям, так и узнаю своего суженого по заветному колечку и глазам, синим и глубоким, как Срединное море». Так говорит Василиса отцу с матерью, а сама думает, что ей предстоит именно тот случай, когда не грех использовать свои колдовские способности, чтобы точно знать, того ли человека она выбрала.

А на следующий день объявлено уже по всему королевству, что Король с Королевой дают большой бал во дворце по случаю первого полнолуния после дня весеннего равноденствия. «Это день, когда весна вступает в свои права, и сердца людей открываются для любви, поэтому мы (имеется в виду не только королевская семья, а и все королевство) будем праздновать и веселиться, женихи будут выбирать невест,  а невесты женихов; мы будем дарить подарки тем, кого любим; мы откроем двери своих домов для гостей; мы в этот день простим все старые обиды и долги (денежные долги будут рассматриваться отдельно); мы будем танцевать, петь и славить Его, Создателя и Господина всего сущего и Повелителя всего, о чем и помыслить невозможно под ярким Солнцем и при свете полной Луны, когда наши сердца легки и открыты для Его милостей», примерно так объявил Глашатай на Торговой площади. А потом, когда стихли одобрительные крики, добавил: «Василиса, Королевская дочь и будущая Королева, приглашает с позволения отца с матерью всех добрых молодцев во дворец. Всех, кто придет во дворец Василиса угостит чаркой вина из королевских погребов». В ответ на это объявление все снова радостно прокричали все полагающиеся приветствия, в которых славили Короля и Королеву, родную землю, попутный ветер, хороший урожай и др. и разошлись готовиться к празднику.

И вот настал день праздника Весны и Любви. Яркое солнце стояло высоко по-летнему, так случилось, что это был первый очень теплый день в этом году. Поэтому с тех пор новый праздник Весны и Любви стали называть Ярилкин день. Солнце яркое – значит Ярилкин день. Некоторые даже стали рассказывать, что им рассказывали старики, что в старину был такой праздник древнего бога Ярилы, покровителя тех, кто выбирает себе весной пару для любви, всех зверей, птиц и людей. И  слово «яркий» значит принадлежащий Яриле. Но мы-то знаем, как было на самом деле. А если кому охота сочинять – пусть сочиняют.

Веселится народ с самого утра. Василиса из белых ручек угощает всех добрых молодцев, потчует вином из королевских погребов, а сама смотрит, нет ли на ком заветного колечка. Но нет, не видит она своего суженого. Уж и полдень миновал, и вечер близится, и во дворце зажигают свечи, накрывают стол для знатных бояр и дворян, для принцев, пожаловавших из соседних земель. Выпито много бочек вина, но еще больше осталось в королевских погребах. Устала Василиса, а Маргарита, сестра ее младшая, посмеивается да подтрунивает над женихами: «Бери, сестрица, вон того, смотри какой толстый да важный, три подбородка, приехал на вонючем трескучем коне – автомобилка называется. Я, пожалуй, такую заморскую телегу нашему сыночку куплю, пусть по городу катается, народ удивляет. Ну, не хочешь толстого, бери тощего, кушает мало, но пьет много – гляди, за второй чаркой пожаловал, с тебя глаз не сводит. Ножки то-о-ненькие, носик длинный, ну, чем не жених, весь утонченный. Или вот, сильномогучий богатырь, такой нам очень в хозяйстве пригодится, с ним мы еще несколько царств завоюем. А что говорит плохо, не все буквы выговаривает, так и хорошо. Ему же не разговаривать, а воевать надо». Так Маргарита злословила, не потому, что злая была, а чтобы хоть как-то сестру потешить. Видит она, что Василиса печалится, хочет видеть сестру веселой и счастливой. А мы помним, что: «Веселье, танцы и еда,  - все, что нам нужно: да, да, да!» - так искренне считала Маргарита. А женихи пожаловали, и впрямь, все знатные красавцы, нарядные; обед и танцы обещали пройти замечательно, и праздник явно удавался.

Вот расселись все приглашенные гости в большом обеденном зале. Король Горох сказал, как обычно, речь. Сначала поприветствовал гостей дорогих, как положено, потом про новый праздник Весны и Любви сказал, а как не сказать, ведь по этому поводу собрались. Потом про урожай стал говорить, про торговлю, сотрудничество, надежных партнеров, международную обстановку, изменение климата, восточных драконов… и, он бы еще долго говорил, до самого утра, если бы Королева не стала его ногой под столом толкать, мол, гости голодные, закругляйся. Трапезничают гости, а Василиса всех вином обносит, а сама все на руки смотрит, нет, не видит она ни на ком заветного колечка. Все гости уже танцевать пошли, только те, что постарше остались в обеденном зале. Собрались вокруг Короля Гороха, чтобы уже по-простому между собой обсудить все, о чем сказал в торжественной речи Горох. Закурили трубки, спорят, вино им языки развязало. Нет, жениха Василисы среди них, нет его и среди танцующих.  Слуги снуют по опустевшей трапезной, со стола убирают, между собой переговариваются, гостей обсуждают. Из соседней залы музыка слышна, там Маргарита, как всегда, королева бала. Одна Василиса со своими мыслями. Только видит Василиса,  сидит на печи одинокий гость, она его не знает, вином не угощала. Одет гость бедно, но сам хорош собой, хоть и чумазый. Взяла Василиса чарку вина, поднесла ему со всеми полагающимися словами вежливости, а сама на руку смотрит. Только рука гостя грязной тряпкой перемотана, есть кольцо, ли нет кольца, не видно. Да и может ли быть у такого парня ее заветное колечко, ведь не принц он и не рыцарь, и даже не купец и не боярин. Но на всякий случай просит Василиса размотать тряпку. И стал он тряпку разматывать, а Василиса и смотреть боится, глаза в сторону отвела, сердце Василисы стучит так громко, что не слышит она ничего, кроме стука собственного сердца. Вдруг вокруг светло стало, это заветное колечко на руке гостя блестит. Василиса только и смогла, что сказать: «Ах!». Что ж, так и положено вести себя настоящей влюбленной принцессе. Но будущей Королеве не  пристало долго быть в замешательстве. Взяла она добра молодца за руку, подвела к отцу и говорит: «Вот мой суженый!»  А Король и не удивился, что парень чумазый и одет бедно, поздоровался с ним за руку и сказал: «Очень приятно, будем рады принять вас в нашу семью, чувствуйте себя как дома». И приказал выдать ему одежду чистую и нарядную, и выделить покои в королевском дворце. А свадьбу Король назначил ровно через год.

Много чего произошло за этот год, только сказка не об этом, а о том, что судьба и на печке найдет, и как важно уметь ждать и выбирать. В праздник Любви и Весны ровно через год сыграли свадьбу Василисы, гостей было много, считай все королевство. Все ели, пили, танцевали и веселились. Тут и сказке конец. Только там, где одной сказке конец, другой сказке начало. Придет время – расскажу!

 

Эта  сказка написана давно. Она была первой и самой длинной. Сейчас у меня есть синяя папка на верхней полке. В ней несколько сказок, написанных разными девушками в разных ситуациях. Есть сказки явно стилизованные под русские народные, где главное действующее лицо царевна в сарафане, есть фэнтазийные варианты, как приведенный выше. Я использовала чаще всего две сказки как основу, это «Сивко-бурко» и «Царевна-лягушка».  Но вы можете, взяв большой сборник Русских народных сказок, выбрать что-то менее известное. Сказки хороши тем, что они хорошо кончаются: «Пирком, мирком, да за свадебку».

Я обещала комментарии. Мне хотелось написать о семье Ульяны, о странном персонаже, который не получает развития, о «колдунке с севера» и серебряной булавке, о названии сказки. Но комментарии могут стереть волшебство этой истории. Лучше я расскажу про Ульяну. Она вышла замуж и родила троих детей. Уже перепечатывая эту сказку, я вспомнила, что Ульяна вышла замуж через год после того, как познакомилась со своим Рыцарем.  Ровно через год, как в сказке.

Если вы хотите выйти замуж – напишите сказку. Это работает.

2015-04-26
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?