Интегративный подход в психологическом консультировании трансгенерационной травмы

👁 31

Трансгенерационные связи (так называемый «синдром предков») – понятие все более распространяющееся в сфере психологического консультирования (Я.Л. Морено, А. Шутценбергер, С.Э. Медведев и др.). Н.В. Дмитриева говорит о том, что трансгенерационные травмы – это психотравмы, проходящие через несколько поколений одной семьи. Дети уже вплетены в травмы своих родителей или же из чувства лояльности включаются в них сами. Тогда в истории семьи прослеживаются повторяющиеся жизненные сценарии. А. Шутценбергер, анализируя психотерапевтические подходы З. Фрейда, К.Г. Юнга, Я.Л. Морено и др., опубликованные результаты исследований американских и французских психологов, социологов, психотерапевтов (Г. Бейтсон, П. Вацлавик, В. Сатир, И. Гоффман, Н. Абрахам, М. Тёрёк, Ф. Дольто, М. Боуэн, И. Бузормени-Надь и др.), а также своей собственной многолетней практики психотерапии, говоря о «синдроме предков» и трансгенерационных связях, описывает такие психические феномены, как «трансгенерационная травма», «невидимая лояльность семейной системе», «трансгенерационный страх», «синдром годовщины», «склеп», «призрак», «ветер пушечных ядер», «эффект сильного слова (эффект проклятия)» и др.

Методы психологической работы в случаях проявления трансгенерационной травмы разнообразны: как классические психоанализ, трансактный анализ и др., так и составление генограммы, геносоциограммы (А. Колломб), синхронной карты семейных событий (А. Шутценбергер), методы системной терапии (В. Сатир, М. Боуэн, С. Минухин, М.Г. Бурняшев, А.Я. Варга, С.Д. Хачатурян, А.В. Черников и др.) и др. На своих консультациях я применяю интегративный подход (К. Уилбер, В.В. Козлов и др.) – кроме вышеуказанных методик использую экзистенциальную, эмоционально-образную, игровую, телесно-ориентированную и арт-терапию, а также элементы гипнотехник, введение клиента в легкое измененное, трансовое состояние сознания.

В моей личной практике было несколько клиентов, в историях которых отчетливо прослеживались трансгенерационные связи. Вот некоторые из них.

Девушка, уверенная в себе красавица, интеллектуалка, обратилась с проблемами в отношениях с женихом. В процессе анализа отношений в системах ее семьи и семьи жениха всплыла фигура ее покойного брата, который фактически занимал в ее сознании (внутренней системе семейных отношений) место и отца, и мужа. На протяжении нескольких лет после его смерти девушка ежедневно направляла свои мысли, свою эмоциональную, жизненную энергию образу покойного брата. После прощания с братом, символических похорон, сепарации этой эмоциональной связи с покойным членом семьи наладились и отношения с женихом.

«Синдром годовщины» проявился у мужчины накануне 50-летия. Он обратился с жалобами на общую усталость и депрессивные состояния, ухудшение здоровья (перенес оперативное вмешательство на жизненно важном органе), страх не только за свое здоровье, но и жизнь. В процессе консультации выявили необъяснимую тревогу, страх перед датой «50 лет», а затем выяснилось, что его отец скончался в этом возрасте, мысли об этом и вызывали негативные психические состояния. После психологической работы с применением интегративного подхода клиент избавился от депрессивных состояний, существенно увеличил свои витальные ресурсы, начал видеть и планировать перспективы своей дальнейшей жизни в позитивном ключе.

Молодая женщина (назовем ее Светланой) обратилась с запросом помочь разобраться в себе, решить проблемы в личных отношениях с молодым человеком. Уже в процессе первичной психодиагностики были выявлены повторяющиеся в ряде поколений деструктивные сценарии поведения в отношениях «мать – дочь», женско-мужских отношениях. В процессе психологической работы клиентка составила геносоциограмму своей семьи, но подробной информации о более старших поколениях не было, родителей отца уже нет в живых, а бабушка по материнской линии не горела желанием рассказывать ни о предках, ни о своей личной жизни.

На протяжении многих встреч мы совместно анализировали причины негативных псисостояний и неэффективных жизненных стратегий поведения, прорабатывали психотравмы детско-родительских отношений, трансформировали негативные родительские интроекты, деструктивные установки, стереотипы мышления, паттерны поведения; делали практики на гармонизацию и интеграцию внутренних эго-состояний, архетипов личности, практики для развития коммуникативных навыков и уверенности в себе; различными методами прорабатывали женско-мужские отношения.



В течение года регулярной работы над собой Светлана достигла желаемых результатов, сепарировавшись от матери и стабилизировав отношения с ней, сформировав свое личностное позиционирование с окружающими как зрелой, уверенной в себе, гармоничной личности, проработав и выстроив отношения с молодым человеком из позиции эго-состояний «Взрослый – Взрослый». На одной из последних консультаций она рассказала о странном сне, в котором увидела свою вполне здравствующую бабушку в необычном, пугающем виде. Так как сон вызвал у Светланы очень неприятные ощущения, которые сохранялись длительное время и беспокоили ее, я предложила поработать с этими психическими состояниями.

Предварительно сделав несколько психопрактик на формирование и закрепление позитивного ресурсного психического состояния, мы со Светланой вернулись в ее сон с помощью мягких методов введения в легкое трансовое состояние. Она увидела этот странный образ ее бабушки, вызывающий страх, физический холод, «смертельный холод», как нечто неживое, «потустороннее». В процессе психологической работы образ трансформировался: изначально холодная, «неживая» женщина в итоге плакала, обнимала и благодарила Светлану. Клиентка предположила, что это не ее бабушка, а кто-то из более далеких предков по этой линии. Мы обсудили этот вариант, а так же то, что во сне в таком неприятном, пугающем образе могло всплыть из бессознательного собственное эмоционально-чувственное представление Светланы о своей бабушке (маминой маме), то ощущение (неживая, холодная), на формирование которого повлияли как рассказы, оценочные суждения матери Светланы, так и ощущения, которые она испытывала при общении с бабушкой на протяжении многих лет с самого раннего детства. К концу консультации негативные ощущения от сна изменились на нейтральные, спокойные.

Как бы не трактовала клиентка свой сон, так или иначе он касается ее связей в семейной системе. И прорабатывая психологическими методами свои личные проблемы, она осуществляет огромную работу, трансформируя не только свои личные психические состояния, индивидуальную систему отношений с другими людьми, но и свою родовую, семейную систему в более глубоком ее понимании.

 Литература:

Дмитриева Н.В. Дочки-матери. Любовь-Ненависть. – Изд-во «Вариант», 2019. – 408 с. – Серия «Психология».

Минухин С., Фишман Ч. Техники семейной терапии / пер. с англ. А.Д. Иорданского. – М.: Независимая фирма «Класс», 1998. – 304 с. – (Библиотека психологии и психотерапии).

Медведев С.Э. Трансгенерационные связи // Журнал практической психологии и психоанализа. – 2010. – № 4.

Травма прошлого в России и Германии: психологические последствия и возможности психотерапии: материалы Российско-немецкой конференции (27-29 мая 2010 г., г. Москва) / Институт Практической Психологии и Психоанализа (Москва), Институт Зигмунда Фрейда (Франкфурт-на-Майне), журнал «Psyche» (Франкфурт-на-Майне). – М.: НОУ ИППП, 2010.

Черников А.В. Системная семейная терапия: Интегративная модель диагностики. Изд. 3-е, испр. и доп. – М.: Класс, 2001.

Шутценбергер А.А. Синдром предков: Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы / пер. с франц.: И.К. Масалков. – М.: Издательство Института Психотерапии, 2005. – 256 с.


2019-12-01
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?