На самом видном месте небольшого кабинета, уставленного цветами, коллекция старинных фотоаппаратов. За окном привычно сигналят машины: на одной из центральных улиц Абакана даже в жаркий полдень перегруженный трафик. Ветер раздувает жалюзи, монотонно гудит компьютер. Сразу и не скажешь, что здесь, ни много ни мало, решаются человеческие судьбы.

Практикующий психолог Сергей Акимов, председатель координационного совета Южносибирской ассоциации практических психологов, ведет прием вот уже более 20 лет. К нему идут супружеские пары на грани развода, мужчины, которые не могут победить зеленого змия и тягу к табаку, женщины, уставшие от бесконечных попыток похудеть. Сюда, на третий этаж обычного офисного здания, с последней надеждой вразумить взбунтовавшегося ребенка устало поднимаются по ступеням мамы.

 Психолог - не терапевт

- Востребованы ли практикующие психологи?

- Уверенно отвечу - да. За последние 15 – 20 лет ситуация в плане доверия психологам значительно поменялась. Обращаются часто и люди разных возрастов. Причин тому несколько, главная – это повышение психологической грамотности людей. Нам наконец-то удалось донести мысль: выход можно найти из любого положения. Если не справляешься сам, то обратись к специалисту.

- Как определить, когда пора идти к психологу? Ведь есть особо восприимчивые и тревожные люди, которые зачастую делают из мухи слона. Как у Чехова в рассказе «Смерть чиновника».

- Действительно, у каждого человека свой предел: что для одного - мелочи жизни, для другого - катастрофа. То есть суть не в самом событии, а в отношении. Порой люди без тени смущения на лице делятся такими вещами, от которых у других бы волосы дыбом встали. Я сам, бывает, поражаюсь их адаптивным возможностям – оставаться спокойным, несмотря на тяжелейшую психотравму...

- Многим людям, на ваш взгляд, требуется помощь психолога? Лично мне кажется, что большинство моих знакомых находятся в состоянии постоянного стресса, который опутал их, как клубок, ведут борьбу с проблемами, которые становятся неразрешимыми.

- Да, многим. Но нужно понимать, что психолог не выпишет рецепта, как терапевт. Суть моей работы в том, чтобы не накормить человека, а дать ему в руки удочку. Я не стану решать ваши проблемы, а помогу разглядеть их. Моя задача - спровоцировать, смотивировать на какие-то действия, направить, иногда научить.

Я вам больше скажу: некоторые психологи пользуются помощью коллег, это называется личная терапия. Впрочем, лично я не сторонник вспоминать здесь поговорку «Сапожник без сапог». Нет, психологи конечно, обычные люди, и проблем у них хватает, но все-таки хороший специалист должен уметь самостоятельно решать свои проблемы. Он может испытывать разные эмоции – и злость, и раздражение, но обязан распознавать их и управлять ими. Для того, чтобы помогать другим, нужна личная сила, а она приходит только с опытом, только через кризисы, причем требуется пройти их конструктивно. Мне тоже есть что забыть в этой жизни.

- То есть баловень судьбы с хорошим психологическим образованием не сможет стать хорошим специалистом?

- Наверное, надо вернуться к тому вопросу, который возник у меня более 20 лет назад, – что такое психология? В новосибирский университет я пришел учиться уже с определенным опытом работы, как бы это странно ни звучало, и был уверен в том, что все белые пятна и недопонимания, которые возникли у меня в процессе общения с клиентами, заполнятся с помощью академических занятий. Но один из мэтров, который поразил меня сначала своим неформальным внешним видом, огорошил, «Господа, психология – это не наука». Тогда у меня в душе все перевернулось, но сейчас я с ним полностью согласен. К сожалению, не все получившие диплом психолога, таковыми являются. А бывает, наоборот, человек, не имеющий базового образования, владеет определяющим для психолога качеством – умением «вчувствоваться» в другого человека, как бы присоединиться к нему, чтобы понять и повести за собой.

- Сколько сеансов нужно, чтобы исцелиться?

- Опять же у всех по-разному. Только что мне прислала письмо девушка, которая за один прием осознала корень своих проблем, она пишет, что «жизнь заиграла новыми красками», и благодарит за помощь. Другим нужен курс из 10-15 встреч. Но в любом случае нельзя подсаживать людей на помощь психолога, а то будут постоянно ходить за волшебным пенделем. Нужно вовремя человека отпустить, как ребенка, и пусть он сам решает свои проблемы.

 

В поисках счастья

- А вам самому приходилось обращаться к психологам? Обмолвились, что вам есть что забыть.

- Да, мой путь в психологию начался с похода к психологу. Сейчас мне трудно представить, что около 30 лет назад написал такие строки: «Одинокий и нелюбимый, словно волк, потерявший стаю. Неприкаянный и гонимый, для чего я живу? Не знаю». Это была серьезная депрессия, поиски, алкоголь и другие неприятные вещи…

Тогда было крайне мало специалистов, никаких книг по психологии, никакого интернета, чтобы найти информацию или общение на форумах с «братьями по несчастью». Но так случилось, что рядом оказались нужные люди.

По своему первому образованию я инженер-механик литейного производства, около 10 лет отработал по специальности, был технологом, слесарем по ремонту оборудования, заместителем главного металлурга, главным механиком…И в начале 90-х устроился на работу заместителем директора по технической части в фирму, которая предлагала разные оздоровительные услуги. Там мне окончательно уже помогли расставить пазлы, которые до этого не складывались. Именно там я осознал, что техника - не мое призвание. И вот решил кардинально поменять профессию, потому что почувствовал, что психология – это мое.

- Как семья отнеслась к этому? Ведь у вас к тому времени была стабильная работа и хорошая зарплата?

- Очень плохо отнеслась. Дело доходило чуть ли не до развода, который в конечном итоге состоялся, правда, намного позже. Но я сделал этот шаг и ни разу не пожалел. Жизнь слишком коротка для того, чтобы жить с тем, кого ты не любишь, и заниматься тем, что тебе не нравится. Это банально, но живем-то мы не на черновик, хотя многие предпочитают потерпеть «немножко» ради иллюзии будущей жизни.

- Сейчас вы полностью довольны  жизнью?

- Я очень люблю свою работу. Я работаю, как хочу, сколько хочу и отдыхаю, как нравится. Уже 10 лет, как начал ходить в горы. За эти годы был в Ергаках больше 60 раз, то есть летом как минимум шесть раз, иногда хожу один, но чаще с друзьями. У нашего небольшого клуба есть свои традиции, к примеру, на пик Молодежный всегда поднимаемся в День молодежи, вот и нынешний год не стал исключением. Первый раз я поднялся на этот пик в 2010 году накануне своего 50-летия, сделал себе такой подарок. Подумал: «Смогу я дойти один?» Первый раз не получилось, не рассчитал время и не рискнул идти в темноте, вернулся на половине дороги. Через неделю попробовал еще раз – дошел! В общем, это не так страшно. Пик Молодежный - не самый высокий – 2060 метров над уровнем моря. И не самый крутой. Можно подняться даже без веревок.

Красота в объективе

- В походах в горы больше всего цените чувство свободы? Туристическое братство? Или физическая нагрузка становится психологической разгрузкой?

- Наверное, лучше, чем Высоцкий, не скажешь: «Внизу не встретишь, как ни тянись, за всю свою счастливую жизнь десятой доли таких красот и чудес». Там, действительно потрясающе красиво, просто голову сносит. Обостряются чувства, и ты все время живешь в реальности, испытываешь, как бы банально это ни звучало, единение с природой. Здесь, внизу, мы постоянно чем-то озабочены. Идешь по улице, тебе навстречу – тела. Сознание их где-то в другом месте, они продолжают незаконченные диалоги, беспокоятся о том, чего еще не было. Там все по-другому. Я видел, как молодые мамы на трое суток забыли о своих детях, – настолько переключаешься с повседневности и суеты на первозданную красоту дикой природы.

- Видела ваши снимки из походов. Вы серьезно увлеклись фотографией после того, как стали брать с собой в горы фотоаппарат?

- Ну, вообще я фотографирую с 14 лет. И все это время фотография так или иначе присутствовала в моей жизни. Но вот так, как сейчас, заниматься художественной фотографией, природным и городским пейзажем начал уже в последние годы с приходом эпохи цифрового фото. И особенно тогда, когда начал ходить в горы. Очень хотелось хоть как- то поделиться с другими людьми тем, что я там видел.

И еще я бы добавил, что фотография – это не просто хобби, это один из мощнейших психотерапевтических приемов. На самом деле многие видят вокруг себя только плохое, а как научить свой мозг видеть хорошее? Известная американская фотохудожница Доротея Ланж сказала: «Фотокамера – это предмет, который учит людей видеть мир без фотокамеры». Или вот еще она же: «Хотя камера и не может сказать нам больше, чем видят наши глаза, но она показывает, как мало мы замечаем». И это правда. Когда вы приезжаете в лес и хотите сделать на память снимок,  не станете фотографировать неприглядные кучи мусора, глаз будет искать живописные уголки, цепляться за чистые полянки. Наша реальность - не хорошая и не плохая. Просто нужно суметь разглядеть цветы под мусором. В итоге мозг постоянно работает в этом направлении, ищет хорошие кадры, тем самым улучшается эмоциональное состояние.

- Вижу, что вы коллекционируете и фотоаппараты. Вот такой был у моего папы, когда он фотографировал нас с сестрой в детстве, значит 80-х годов.

- В моей коллекции порядка 70 экземпляров, в основном советского производства. Многие я приобретал в антикварных магазинах, какие-то приносили знакомые. Есть экземпляры выпуска 1930-35 годов. А первый фотоаппарат подарила мама, когда было мне 14 лет.

Я не настоящий коллекционер. Настоящие собирают технику в коллекционном состоянии (исправные и презентабельные вещи), особенно ценятся коробочные экземпляры, то есть абсолютно новые, не бывшие в эксплуатации. Для меня это неважно, скорее, наоборот. Представляете, какую память имеет каждая из этих фотокамер. Это же целая жизнь! А может быть, и не одна. Когда-то объектив старинного фотоаппарата был свидетелем грандиозных событий чьей-то жизни и стал носителем духа тех мгновений. Поэтому старые вещи, помимо естественного интереса к их устройству, вызывают особые эмоции – они трогают, будоражат, вдохновляют. Поэтому же обожаю смотреть хакасские писаницы – Боярскую, Шалаболинскую, Подкунинскую, на Шишке, на Сундуках… Это же тоже своеобразная фиксация реальности, как и фотография. Всегда думаю: «Вот бы хоть одним глазком взглянуть на того человека, который выбил в камне этого оленя, лося или охотника…»

- А вообще, любое увлечение – это терапия.

- Безусловно. Увлеченные люди более цельные, устойчивые, они могут находиться в детском состоянии. Многим клиентам я, немного перефразируя, цитирую слова Христа: «Будьте как дети». Ребенку все интересно, он живет с широко открытыми глазами,  увлечен познанием мира, жизни, себя. Он ничего не боится, никого не осуждает, не завидует. Бывает, что он злится, расстраивается, да и то недолго, быстро забывает обиды и не может лицемерить. Если бы мы могли быть как дети, насколько же стало бы больше счастливых людей.

 Анастасия ХОМА. «ЧР» №51 от 4 июля 2017 г.
Источник: http://www.черногорскийрабочий.рф/node/16389

2017-07-05
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?