Из негативного переноса в позитивный и объектные отношения. Эссе

👁 22

Когда клиент приходит за помощью психолога, он приносит с собой травмы, переживания, весь личный опыт общения. Он рассказывает о своей жизни, о родных – родителях, сестрах или братьях и других членах семьи. Но сами они не приходят в живую к вам в кабинет, клиент приносит свои переживания о них, те образы, которые возникли у него внутри с детства из общения с ними. Иными словами, терапевт имеет дело с внутренними объектами клиента.

Далее, становится видно, как в речи клиента, разворачивающего в терапевтическом процессе свою жизненную историю, так или иначе начинают звучать эти внутренние объекты. И, как правило, это не голоса поддержки и сопереживания. Скорее бывает наоборот. Так устроено, что психика, в целях уберечь человека от травмирующих переживаний, использует различные защиты. Перенос может занимать важное место среди них, и ему уделяется особое внимание в любом терапевтическом процессе, когда клиент приписывает терапевту собственные  враждебные и неприемлемые мысли и переживания.

В негативном переносе на психолога может быть слышен критикующий голос отца, невыраженная скрытая злость матери, обида и агрессия на сиблинга. Человек защищается всеми силами от бессилия и беспомощности, которая была невыносимой в детстве и остается непереносимой сейчас.

И добраться до этих чувств и выразить их терапевту действительно сложно. Даже мысли о такой возможности рождают много страхов быть неуслышанным, осмеянным, отвергнутым, опасением стать ненормальным в глазах терапевта, и конечно все это сопровождается чувство вины. И только в хорошем доверительном контакте с терапевтом, где есть безопасное пространство, клиент может попытаться выразить эти чувства - гнев, злость, разочарование, покинутость, как и в отношениях с терапевтом «здесь и сейчас», так и по поводу отношений со значимыми людьми из своей жизни.

Такой контакт и пространство складываются не сразу и требуют времени. Как и в повседневной жизни, доверие формируется медленно, от сессии к сессии; терпение, бережное отношение терапевта играют немаловажную роль в этом, как и усилия и заинтересованность самого клиента.

Вместе с тем, такая работа, озвучивание своих чувств в контакте с терапевтом дает клиенту новый опыт – когда человек, которому вы выражаете свои негативные эмоции, не дает реакцию человека в обычном общении, не уходит в собственные защиты, не начинает проявлять негативные эмоции в ответ, он выдерживает напор, контейнирует его, при этом оставаясь в контакте с вами. Раз за разом клиент все больше понимает, что эти эмоции можно выдержать, можно дать им волю и при этом не потерять себя и не потерять контакт с другим человеком. В то же время идет переосмысление многих процессов: как того, что происходит между терапевтом и клиентом на сессии, так и старого эмоционального багажа клиента.

Клиент вбирает в себя этот опыт, впитывает его,  формируя, таким образом, свой позитивный внутренний объект. Внутренний голос внутри начинает звучать по-новому, все меньше критикуя, и больше принимая и выдерживая все эмоции, не защищаясь от них. В то же время отношений клиента и терапевта меняются, перенос все больше приобретает знак «плюс». Клиент как бы становится терапевтом самому себе, интегрируя полученный в терапии опыт.

Подводя итоги, хочу добавить, что в этом очерке я попыталась описать, как в общем виде процесс терапии представляется мне, мои мысли и переживания, вынесенные из личной терапии и из опыта работы с клиентами. Возможно, получилось местами слишком упрощенно, местами слегка идеализированно.

И как завершение сказанного на ум приходят слова Финна Скэрдеруда: «В психотерапевтическом диалоге мы работаем над тем, чтобы приблизиться к боли. Однако это делается для того, чтобы затем оставить ее позади».

Марина Мутляева
2018-11-09
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?