К терапевту клиент изначально обращается как проситель в ситуации, когда ему трудно, когда не справляется с чем-то сам. Имея в виду такую реальность, терапевту важно не впадать в свою ловушку - что он умнее, сильнее, компетентнее клиента.

«Умнее» - и может «просчитать» клиента, знать, что ему лучше. Даже если терапевт и не собираться поступать, как более умный, в супервизиях может обнаружиться, как он берет большую, излишнюю ответственность на себя, пытаясь «подстелить соломки клиенту».

Одно из проявлений излишней ответственности терапевта – единоличное владение пониманием клиента. Да, это так, что со стороны бывает лучше видно. И терапевт может что-то видеть и понимать про клиента, что не очевидно ему самому.

Но, во-первых, это видение может быть и самообманом, не верным, ошибочным взглядом. Хорошо бы свериться, спросить у клиента о его переживаниях и видении.

Во-вторых, даже в том случае, когда терапевт прав, далеко не всегда полезно привносить свое видение: важнее помочь клиенту раскрыться, проявиться, найти свои слова.

Позиция более умного, компетентного может ослабить взаимный процесс тем, что терапевт, думая и «работая за двоих», лишает его силы и тайны диалога. А именно через диалог происходит чудо рождения чего-то нового, что невозможно ни спланировать, ни даже предвидеть.

Один из вопросов, которым терапевт может озадачиться:

что заставляет брать большую, излишнюю ответственность?

Может быть:

  • Неверие в клиента? Но почему он не сможет, не справится? Почему бы не спросить у самого клиента о чем-то просто и ясно? «Как ты это видишь? Как думаешь, что нам делать в этой ситуации? Что Тебе мешает и помогает в нашем контакте?...»
  • Мой собственный опыт? Мои настоящие обстоятельства? В них трудно мне, но это не значит, что будет трудно ему. Это его жизнь. Почему клиент не может с чем-то справиться успешнее, чем терапевт? Как чудесно удивляться и радоваться его успеху!
  • А может моя родительская позиция? Которая именно сейчас неуместна и ослабляет, обременяет клиента, а когда-то была полезна и даже необходима в наших отношениях.
  • А может я, почему-то, хочу поддерживать определенные отношения в жизни клиента? Чтобы не развелся, чтобы не бросил институт… Кто я тогда в его жизни? В чем моя терапевтическая позиция? Не становлюсь ли я в этом случае частью его жизненного контекста?
  • А может быть, я как терапевт избегаю чего-то? Например, злости, неудовольствия клиента.

Желание супервизироваться, радость от процесса и результатов супервизий – это то, что присуще зрелому специалисту.

Вместе мы можем идти по этой дороге коллегиального сотворчества:

https://www.b17.ru/trainings/skaip_supervizii_sluchaev/

 

2017-07-10
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?