Подростки — это самый трудный возраст для воспитания. Это возраст, в котором всё путается, теряется ниточка понимания между членами семьи. Как удалось вам вырастить подростка, который живёт в столь путаном и противоречивом мире? Какие трудности встретились на пути взросления вашего ребёнка?

Самая главная наша ошибка, нас, как воспитателей, — это попытка принять процесс воспитания за некое программирование человека, который растёт рядом. Мы всё время пытаемся запланировать конкретный результат конкретного воспитательного действия. И если созданная нами "программа" работает не так, как хотелось, то мы испытываем чувство вины, несостоятельности и плохость.

А ведь всем известно, что результат воспитательного действия может быть другим, чем мы ожидаем. И это, наверное, чудесно.

Воспитание подростка не имеет однозначных воспитательных стереотипов. Это что-то вроде танца. Когда все члены семьи пытаются как-то импровизировать. Я очень часто советую родителям: попробуйте сделать так, чтобы на некоторое время подросток, который хочет найти своё собственное "Я", который проходит через своё второе психическое рождение, попробовал получить вас. И если вы внимательно его слушаете, отражаете его зеркалом своих глаз, занимаетесь творчеством и при этом сохраните свою искренность, может быть, вы сможете что-то изменить в этом сложном и противоречивом возрасте.

Подросток испытывает некоторый внутренний конфликт. Разве что около 10% людей этого конфликта не испытывают. Главное в этом конфликте, с одной стороны, желанное прощание с детством, с его безмятежностью, а с другой стороны, тяжесть расставания с детством и появлением ответственности.

Куда человек может сбежать от ответственности? На самом деле из семьи, которая его уже не устраивает, т.к. подросток пытается сформировать свой мир, он может сбежать по направлению своей группы. В этой группе всё тоже будет не просто, но, самое главное, группа должна иметь отличительные черты. Если в этой группе характерной чертой являются брюки клёш или шапочки наизнанку, то подросток станет это носить.

Если родитель не пытается ничего впихнуть в подростка, то, оказывается, он вкладывает гораздо больше, чем привычка делать анализ причин, по которым подросток попал в какую-то ситуацию, и попытками читать ему нравоучения.

Что нужно подростку? Конечно, слова любви и признание его подростком.

Как сделать воспитание ненавязчивым? Ведь подростку хочется рисковать. Потребность в риске порой не очень оправдан, но продиктован непонятным желанием самоутвердиться. Хотя, если мы поищем, то на донышке своей души мы найдём это желание самоутверждения. Если папа или мама ещё не научились рисковать в рамках своих возможностей, то, значит, с приходом подросткового возраста своего ребёнка пришло время учиться этому и вам.

Не бойтесь рисковать на своей территории! Не бойтесь делать ошибки! Чем больше вы настойчивы в своём желании опробовать какие-то новые способы взаимодействия, тем скорее вы начнёте говорить на одном языке. Главное, чтобы подросток не переставал удивляться нашей с вами изобретательности. Стихи, юмор, творчество, наверное, самые главные способы.

Подросток — это человек, который чувствует какую-то тайну бытия вокруг себя. Он никак не может в эту тайну проникнуть, а родители чаще пытаются "заземлить". Родители с ужасом слушают то, что показывают по телевизору и считают, что все страсти, которые происходят на экране, в новостях, и фантазируют, что все эти беды обязательно могут произойти с их чадом. Это вовсе не обязательно!

Подросток желает быть уникальным. Это потом нас с вами жизнь заставляет, чувствовать, что мы живём как все, переживаем на одни и те же темы, едим одну и ту же еду, купленную в супермаркете, едем, как все в транспорте… Но где-то в глубине души, чувство уникальной роли, как образа и подобия божия мы проносим через всю свою жизнь.

Нужно сделать так, чтобы интересного дома было больше. Чтобы уходя в некую компанию, ему хотелось, хотя бы иногда вернуться или что-то наше пронести через жизнь.

Может ли быть слишком много материнской любви? Не знаю. Потому что уж больно много смыслов мы вкладываем в понятие "материнская любовь". Материнская любовь, как настоящая любовь, это далеко не всегда способность встать за ребёнка грудью в школе, целовать его с ног до головы, обнимать, спать с ним в одной кровати… очень часто то, что имеют в виду под любовью — это своевременное отпускание на свободу. Может быть, чтение стихов на ночь, после того, как дети вернулись из своих боёв (из школы, института), и является высшей формой любви?

Почему я говорю об этом, потому что мне не хотелось бы, чтобы наши подростки лишились бы материнской любви. Любовь, опека и обеспечение — это совершенно разные вещи. Любовь — это не только умение опекать, но и умение однажды вовремя выпустить на свободу. И баланс между этими формами любви настолько сложен и хрупок, что вряд ли его можно обсудить коротко. Любовь подразумевает умение отпустить.

И вот тут вспоминается "Сказка о царе Салтане". Если вы помните, царь-отец на войне, царица родила ребёнка, и ребёнок этот был объявлен неведомой зверушкой. Ткачиха с поварихой, с сватьей бабой Бабарихой решили извести ребёнка и царицу. По сути, это три няньки. Эти няньки совершают некое деяние, в результате которого мальчик и становится царём. Если бы они этого деяния не произвели, то и сказки бы не было. И, может быть, маленький барчук достал своих нянек просто до предела. Какое деяние они производят: создают в бочке новую матку. И обратите внимание:

"…И растёт ребёнок там

Не по дням, а по часам".

Там, внутри абсолютно рискованной ситуации, вместе с мамой, будущий царь становится человеком. Не будь этого риска, в котором вместе оказались мама и сын, из подростка бы ничего не получилось. Пушкин создаёт Гвидону самый настоящий обряд инициации.

И царевна лебедь, которая воспитывает подростка, который только что вылез из бочки, говорит:

"…Не тужи, что за меня

Есть не будешь ты три дня…".

Лебедь учит не замечать некоторые мелочи и замечать важное.

В семье должна быть загадка. Загадка, которая отличает семью от других семей. Свои традиции, свои способы отмечать праздники и будни. Семья — это маленький мир, планета, на которой должна быть жизнь. Если этого нет, то пока не поздно, это нужно придумать. Поскольку создание традиций в семье — это творчество, которое вполне по плечу подростку, которому мы доверяем.

А как договориться с подростком! И обычная схема общения звучит примерно так: "Если ты сейчас не сядешь за уроки, то я не дам тебе играть за компьютером!". Не работает?

А попробуйте начинать свои фразы с такой — "Я могу тебя понять".

Если фраза строится через слова — "Я могу тебя понять", то она звучит примерно так: "Я могу тебя понять, что тебе иногда не хочется делать домашние задания. Это зависит от настроения и, наверное, скоро пройдёт. Но вот если твоё нежелание затянется, и ты будешь сидеть и ничего не делать, то ты так и не успеешь вечером поиграть за компьютером". Или "…ты так и не успеешь пойти на каток", или "мы с тобой вместе так и не успеем попить чаю с конфетами".

Если наше с вами воспитание, от занятости, построено только на требовании в послушании, то может произойти следующее: он действительно выучится тому, чему мы учим. Это значит, что он усвоит своё право наказывать другого человека. И когда он вырастет, он идентифицирует себя с нами же и с нашими требованиями и начнёт наказывать нас. И чаще это не физические наказания, а моральные.

Наказания иногда входят в понятие любви, когда делаются такие вещи, которые не заслуживают ничего другого. Но оно должно быть чем-то исключительным. Тогда оно запомнится и принесёт свою пользу. Если же ребёнка наказывают постоянно, то ребёнок перестаёт запоминать события, за которые его наказывают. И по факту он помнит только наказание. Этим можно объяснить, что ребёнок делает одно и тоже, за что его всегда наказывают.

Э. Шпрангер ещё 100 лет назад предлагал очень простую и очень очевидную вещь. Это некое разделение детей по ценностям и интересам на условные типы. Я вкратце могу перечислить эти типы.

  • Он выделял детей теоретических. Детей, которые стремятся к познаниям, для которого самое главное — осмысление теоретических закономерностей того, что происходит.
  • Детей экономических. Детей, которые, в первую очередь, ищут пользу, выгоду в познании, и что происходит вокруг.
  • Детей эстетических. Это дети, которые стремятся познать мир через некое оформленное впечатление через самовыражение, через рисунок или музыку.
  • Детей социальных, которые пытаются найти себя в общении с другими.
  • Детей политических, стремящихся к власти.

Шпрангер считал, что та область, в которой лежат интересы ребёнка, должна быть для него областью свободы. Надо предоставлять экономическому ребёнку искать пользу и учить его, как эту пользу добывать. Теоретическому ребёнку теоретизировать, а политического ребёнка нужно учить, как получить влияние в своей компании или в своём классе.

Подростки часто рассказывают в терапии, что они ссорятся со своими родителями, что им трудно найти с ними общий язык. Как помочь этой беде подростку? Нужно беседовать. А беседовать можно примерно так.

В семье маленькой, большой, полной, не полной, существует одно правило, и может быть подростку это будет трудно понять, но оно заключается в том, что кто-то в семье должен быть умнее. Подросток может понять своих маму или папу? Правило понимания ведь действует в обе стороны. Не только родители должны найти в своей душе своего подростка, но и подросток в своей душе должен найти своих родителей. Из-за чего мама или папа раздражаются? Из-за чего начинается ссора? И, скорее всего, окажется, что подросток в чём-то был очень виноват перед родителями, и они теперь не очень верят. Неужели родители такие не хорошие, что не понимают, что юный человек может ошибаться. Можно предложить подростку почувствовать, что твориться на душе у мамы или папы, дать этому название.

Когда у нас в жизни что-то не получается, например, в нашу сторону не смотрит человек, который нравится, мы не получаем того, чего хотели бы, или не удаётся что-то воплотить в жизнь, найти отличную работу,.. мы, взрослые, чувствуем себя неудовлетворёнными. Часто и подросток говорит родителям: "Зачем ты меня родила?", — и ровно то же самое испытывает взрослый человек. Времена очень не простые. И путаются в этом времени и взрослые, и дети. И мама чем-то не удовлетворена. И папа не воплотил свои мечты в жизнь. Наверное, у родителей меньше денег, чем рассчитывали, из-за этого меньше возможностей. А родители тоже ещё молодые.

В представлении подростка, родители − это стареющие люди, у которых нет никаких желаний, да и быть не может. Подросток воспринимает родителей старыми и пытается захватить главенство в семье по праву молодости. Но, тем не менее, родители не чувствуют своего возраста. И, порой, не получается у них вести себя солидно. И мама или папа хотят чувствовать себя молодыми. И точно также как подростку хочется сказать: "Эх, мама! Ну почему ты меня такой родила?", — им тоже хочется кого-то обвинить в том, что не получается что-то в жизни. И кто-то должен научиться это чувствовать. Родители не виноваты, что родили очаровательного ребёнка на свет. И ребёнок не может быть виноват во всех бедах родителей. Но иногда так хочется найти виноватого и перенести на него свою внутреннюю боль. В психологии это называется перенос. И тогда этот другой должен научиться чувствовать, что обвиняют не потому что виновата, а потому что человеку плохо. Помогите подростку понять, что можно подойти к маме, ткнуться к маме в плечо и сказать: "Мамка (или папка), успокойся! Ты же у меня самая (самый) лучшая (лучший)!". Может быть, мама и поревёт от неожиданности. Но этих конфликтов станет меньше, если подросток научиться чувствовать, что то, что не удовлетворяет подростка, конечно, что-то очень похожее не удовлетворяет маму или папу.

Ещё один приём, который может пригодиться.

Прежде чем обвинять в чём-то ребёнка, подростка, дайте ему десять минут.

Привычно бывает так: "Иди сейчас же мыть посуду!" — и следом два подзатыльника.

Попробуйте иначе, обратившись к ребёнку по имени: "… сейчас ты играешь, а через десять минут пойди, помой, пожалуйста, посуду". Вы тем самым даёте человеку некоторую паузу, во время которой он может отложить игру, переключиться и сохранить самоуважение.

Есть ещё приём, начинать фразой — "Ты меня удивил!"

Обычно: "Я тебе тысячу раз говорила после мытья убирать ложки в шкаф!"

Иначе: "Как ты меня удивил! Помыл посуду, а ложки в шкаф не убрал".

Обычно: "Накрывая на стол, положи вилки!"

Иначе: "Ты меня удивил! На стол накрыл, а вилки не положил. Будем есть ножами".

Пробуйте!

Воспитание − это, в первую голову, творчество.

 

Зачем всё-таки подростку кризис: http://www.b17.ru/article/65954/

2016-08-30
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?