Как справиться с горем: опыт личных переживаний

               Известие о смерти всегда было для меня неожиданностью.

          Помню, как умирала бабушка  - тихо так, уменьшаясь в теле, времени и пространстве. Тело её постепенно усыхало, времени, которое она проводила в общении с нами, становилось всё меньше, и меньше, а её отделённости в пространстве, если можно так выразиться – всё больше. Отделённость заключалась в том, что бабушка теперь не выходила из своей комнаты, всё больше спала и жила, в своём сне отдельно от нас.

         Я знала - бабушка умирает.

         И, тем не менее, когда однажды утром позвонил брат и сказал, что бабули больше нет…

         Это переживалось как «гром среди ясного неба». Это было не просто неожиданностью, это было ТО, чего НЕ МОЖЕТ БЫТЬ. Не может быть, чтобы бабушки больше не было…,

          но необходимо было организовывать похороны, а на следующий день после похорон, я с подругой улетела в Амстердам. Поездка была запланированной, и я решила её не отменять. Надо жить дальше, думала я, не подозревая тогда ещё, что невыплаканные слёзы сами по себе никуда не исчезнут.

         Накрыло меня совершенно неожиданно и, Слава Богу, быстро, при посещении одного из музеев Амстердама. Глядя на картины, иллюстрирующие события Ветхого и Нового Завета, я вдруг ощутила непереносимую боль, появились мысли о бабушке и потекли слёзы. Я рыдала. Я наконец-то поняла или скорее ощутила, что бабули больше нет. Что мне больно и горько от этого…

         И когда, сейчас я пишу эти строчки о ней, о себе, вытираю вновь нахлынувшие слёзы, то понимаю, что тогда - в 2009, я так до конца и не отгоревала, не отплакала свою бабулю. Закрутилась, как говорят, в водовороте событий, а слезы – вот они - никуда не исчезли.

         Позже, когда получала второе образование – психолога и психотерапевта я познакомилась с наукой горевать. Познакомилась сначала чисто теоретически на семинаре: «Горе и стадии его проживания». А затем, когда неожиданно умер близкий мне человек, пришлось сдавать практический экзамен.

 

         Сдавала вместе со своим психотерапевтом, потому что, несмотря на все свои отличные теоретические знания про процесс горевания, про стадии горя. Несмотря на мысли, что вот-вот всё наладиться, и я снова начну жить ведь у меня есть ради чего: дети, муж, интересная работа. Несмотря на всё это, я наконец-то поняла, что внутри испытываю нестерпимую, ноющую, удушающую боль и САМА Я НЕ СПРАВЛЯЮСЬ…        

        

               Мы начали «с простого»: я очень долго рассказывала об этом человеке, я пользовалась временем своего терапевта, потому что не хотела тратить время своих близких. Я наконец-то могла рассказЫвать о своём горе. Очень важно - не рассказАть, а рассказЫвать. Рассказывать столько раз, сколько необходимо именно мне. Я «нашла уши», которые умели слушать, не останавливая моих переживаний, и в этом оказалось много поддержки.

         Совсем не сразу - постепенно моя боль стала уменьшаться. Я вместе с терапевтом собирала себя по кусочкам. Я тогда так и говорила: для меня сейчас самое главное – собрать себя в кучу, в единое целое. Получилось.



        P.S.

         Вместе можно пережить горе.

         Вместе с кем, наверное, мысленно спрашиваете вы сейчас? По-разному. Для меня этим человеком стал терапевт.

         Терапевт помог терапевту! - прямо лозунг какой – то.  Улыбаюсь. Нет, в данном случае, терапевт помог обыкновенному человеку справиться с  его нечеловеческим горем и научил жить заново.

2017-10-27
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?