В комментариях к статье о контейнировании и контакте пользователь karga поделилась интересными мыслями и вопросами о чувствах в терапии, за что я ей очень благодарна. В ответ родился целый текст, который предлагаю для обсуждения.

О принятии терапевтом чувств клиента

karga писал(а):
Что значит "принять чувства клиента"?karga писал(а):
Принимает ли терапевт чувства клиента? Или он обращается к опыту своих переживаний, то есть достаёт из него свои такие же чувства?

Бывает по-разному: иногда опыт терапевта резонирует такими же (похожими) чувствами, иногда чувства разные. Например, клиент стыдит себя, переживает себя никчемным, а терапевт в этот момент, напротив, чувствует к нему симпатию и тепло. Или даже так: клиент боится, а терапевт злится.

Главное в идее принятия, по-моему, вот что: дать чувствам быть. Терапевт признает реальность клиента, его право на все его чувства: то есть не «борется» с ними, не останавливает их, не пытается преждевременно утешить, успокоить, взбодрить клиента.

Если чувства клиента и терапевта не совпадают – это не значит, что чувства клиента «неправильные», и принимающий терапевт способен оставаться в этом несовпадении и обращать на него внимание, исследовать его вместе с клиентом.

В гештальт-подходе принятие чувств служит, пожалуй, двум основным целям:

1) дать чувству вызреть, не гасить преждевременно, дать развернуться – чтобы стало ясно, что это за чувство, «о чем» оно: с каким опытом связано и какая потребность за ним стоит;

2) позволить клиенту увидеть, что он не одинок, что он в контакте, на связи с терапевтом, у него есть опора в виде терапевта. Опора не означает, что  я-клиент обязательно совпадаю с терапевтом в чувствах и потребностях – иногда я от этой опоры отталкиваюсь, проверяю по ней себя, как по лакмусовой бумажке, как с помощью пробного камня,  и могу обнаружить их не только на основе сходства («себя как в зеркале я вижу»), но и на основе различий («у него так, а у меня так, но он меня за это не отвергает, а дает мне право быть другим»). Чтобы это стало возможным,  различия должны быть легализованы, допущены.

Как и любая модель, описанное, конечно, есть идеальная схема. В реальности не всегда это получается, и терапевты могут сваливаться в свои травмы, сбегать из трудных мест, не справляться с контрпереносными реакциями. И это время от времени происходит со всеми терапевтами, а не только с «плохими». Но, в общем и целом, чем больше опыт терапевта, в том числе и его клиентский опыт – опыт личной терапии, тем терапевт устойчивее: он знает свои травмы, значит, способен видеть свои автоматизмы и действовать не автоматически, а творчески.

О «пролеченности» терапевта

Не все последствия травм можно устранить. В конце концов, характер – наш устойчивый способ реагировать на мир – результат пережитых травм. И можно его скорректировать, сделать более гибким. Но стать человеком без характера, идеально  сбалансированным, – невозможно.  

И гибкость и «пролеченность» терапевта иногда выражается не в том, что он никогда не пугается чувств клиента, а в том, что пугается, но остается, не сбегает из контакта.

karga писал(а):
У меня есть подозрение, что если у терапевта нет опыта встречи, например, с чувством одиночества и опыта его благополучного проживания, то я не поверю ему, что он меня понимает, когда говорю ему о своём одиночестве.karga писал(а):
терапевту его опыт благополучного прохождения сквозь одиночество позволяет быть опорой своему клиенту в этой встрече.

Тут я исхожу из идеи, что каждому человеку знакомы все чувства: мы все испытываем боль, боимся, печалимся, чувствуем себя одинокими, стыдимся, завидуем… Ситуации могут быть разными, сами чувства могут проживаться по-разному (быть разной силы, быть сотканными из разных ощущений), но тем не менее, все чувства есть у всех.

Считаю, что благополучное прохождение – это не обязательно победа над трудностью («был одинок – нашел пару»; или в варианте «…но теперь я этим горжусь!»), а встреча с ней: осознание своих болевых точек, чувств и реакций, без подавления, отрицания, избегания.  

О том, как именно терапевт помогает клиенту проживать чувства

karga писал(а):
А дальше для меня вопрос: вот это "помогает" как происходит? Мне кажется, что терапевт видит (Не понимаю - как ему это удаётся:) Наверное, по себе судит?) в клиенте способность выдерживать это чувство, видит в нём силу его проживать. Или опять как в зеркале клиент видит в терапевте силу - свою силу, и таким образом открывает её в себе? Всё это на уровне бессознательном, на уровне тела происходит.

Думаю, тут действует и «зеркало» («терапевт может – и я могу», «проживать чувства – это, оказывается, реально, в отличие от того, что я усвоил в родительской семье»), и есть еще несколько вещей:

1) в гештальт-подходе это рассмотрение, в первую очередь, препятствий, которые мешают клиенту проживать чувства;

2) обращение клиента к его реальному опыту и ресурсам: бывает важно заметить, что те чувства, которых клиент боится или не принимает в себе, он уже когда-то пережил – и при этом выжил, справился;

3) идея, что невыносимыми чувства становятся, если переживать их в одиночестве, а само присутствие другого человека облегчает проживание (если, конечно, другой этому не препятствует: не затыкает, не предлагает «забить» и т.д.).

 

***

Друзья, коллеги, а как на поставленные вопросы отвечаете вы? Что для вас означает «принимать чувства клиента»? Чем именно терапевт помогает клиенту в проживании его чувств? Должен ли терапевт сам успешно разрешить проблемы, аналогичные проблемам его клиента?

Интересны ваши мнения. 

2015-11-12
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?