Четырехлетняя Маша пришла в детский сад и никак не может адаптироваться. Слезы, страдания и просьбы мамы забрать домой. Смотришь на девочку и удивляешься: активная, умеет адекватно общаться, интеллектуально развитая. Откуда же может быть проблема?

Но Вы, наверное, друзья, догадались: шерше ля фам, ищите женщину. В данном случае, конечно же, маму.

    И вот мама сидит у меня: молодая, симпатичная, современная, со вкусом одетая женщина…  Всё при ней. Только взгляд замученный и немного затравленный, виноватый.



 - Знаете, - рассказывает мама Маши, - я чувствую себя виноватой перед дочкой. Я активно работала, занималась бизнесом и во время беременности, и в  первый год ее жизни. В три года я подумала: «А вдруг навредила своему ребенку?» и пошла к психологу. Психолог меня ругала, говорила: «Вы что, так делать нельзя! Мама должна быть до трех лет с ребенком. Теперь будьте с дочкой все время вместе».

Уж, не знаю, действительно ли   именно так сказала психолог, но то, что мама именно так восприняла её слова – это точно. И вот мама, сидящая на невротическом чувстве вины, постоянно виноватая перед дочкой и постоянно реализующая совместное пребывание с собой, очень устала. И решила отдать дочку в детский сад.

Ну, вы понимаете: работать надо, в садик ходить полезно: общение со сверстниками, учат, развлекают, театры, праздники и т.д. Причин, для того, чтобы пойти в детский сад – море. Но главная для мамы была: ОНА УЖЕ НЕ СПРАВЛЯЛАСЬ С ТАКОЙ ВОЗЛОЖЕННОЙ  НА НЕЕ НАГРУЗКОЙ  –  БЫТЬ ВСЕ ВРЕМЯ ВМЕСТЕ С РЕБЕНКОМ! НЕ СПРАВЛЯЛАСЬ СО СВОЕЙ ВИНОЙ!

Нужна ли в данном случае была вина маме?

Думаю, да. Как барометр: что происходит не так, что я делаю не так, что изменить в ситуации. То есть вина быстро превращается во взятие ответственности и в совершение действия.

Но, когда вина становится огромной и она является не показателем курса, куда двигаться, а якорем, на который ты подсел и тонешь, тебя тянет на дно, то в данном случае образовывается невротическое чувство вины, которое способствует созданию кривых отношений.



Что произошло в данном случае?

Во-первых, в три года происходит сепарация ребенка от матери, окончательно рвется психологическая пуповина с матерью. После трех лет искусственно привязывать ребенка к себе, ВСЁ ВРЕМЯ БЫТЬ С НИМ,  когда у него появляется интерес к своим сверстникам, желание общения с ними (особенно, с четырех лет) – это просто лишать его возможности решать вопросы своего возраста, развиваться. Это как взять трехлетнего ребенка, укутать в одеяло, дать соску и носить на руках. Ранний возраст ушел – всё, его не вернешь и не надо полностью делать то, что взрослые делали в этот период. (Хотя, даже и для новорожденного ребенка нонсенс, если мама не будет совсем никогда спускать его с рук и быть все время - все время рядом с ним).
Во-вторых, не факт, что девочка была жутко травмирована работой мамы. Возможно, ей вполне хватало общения с близкими. Если даже  и так, то необходимо было не застыживать маму и давать ей установку слиться с ребенком, а определить оптимальный вариант взаимоотношений. А также проработать травму ребенка в кабинете психолога лет с 4 с половиной, пяти.
В – третьих, девочка интуитивно почувствовала вину мамы и ловко начала манипулировать ей. Это не значит, что ребенку было хорошо. Как мама, так и ребенок в данном случае страдали от искаженных взаимоотношений.
В-четвертых, чувство вины мамы  раздулось до неимоверных размеров, и она не в состоянии была объективно оценивать происходящее.
В-пятых, мама чувствовала себя уставшей, использованной, без своего личного времени. Но гнала от себя эту мысль, так как считала себя обязанной нести этот крест и искупать вину.

Что я сказала маме?

Примерно следующее:

«Я понимаю Ваше сожаление по поводу того, что во время беременности и в первый год жизни Маши Вам пришлось много работать.  Что Вы могли нервничать во время беременности, что после рождения не могли побыть с ней столько, сколько в этом возрасте положено. Вы уже в этом себе признались и покаялись в этом.  Но, к сожалению, данное  время ушло и прошлого  не вернешь. Вам нужно дальше строить отношения с дочерью.  А Ваше чувство вины мешает это делать.  Вы с ребенком находитесь в связке, и она чувствует Вашу вину и не может от Вас отсоединиться, начать строить свою жизнь. Простите себя, тогда Вы делали то, что могли. Сейчас Вы извлекли уроки из ситуации, осознали свои ошибки и можете строить взаимоотношения с дочерью по-новому.  Нет необходимости все время быть рядом с дочерью.  Полноценное общение с ребенком предполагает от 20 минут до 2 часов в день (игры, совместное рисование, просмотр мультфильмов, обсуждение и т.д.).  Этого достаточно.  Будьте к себе милосердны, дайте и себе свободное время для жизни».
       Мама заулыбалась. Как будто Домоклов меч, который над ней висел, разом убрали.
      Маша  после нашей встречи с мамой быстро адаптировалась, в садик стала ходить с удовольствием.  У мамы появилась улыбка на лице и огонек в глазах.

    А я еще раз констатировала для себя, как раздутое чувство вины мешает взаимоотношениям мамы и ребенка, как оно искривляет их, и корежит жизни обоим.

 

Записаться ко мне на онлайн - консультацию можно по этой ссылке:                                                                                                                     https://www.b17.ru/tanov4277/#consultation ,

на очную консультацию по телефону     +7 (988) 576-88-85 

 

Перепечатка статей в инет-пространстве разрешается с указанием авторства и ссылкой на сайт, где статья напечатана.

2017-11-28
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?