Граница между "работать психологом" и "быть психологом" чаще всего размыта. Если психолог присутствует в своей профессии, увлечен ею, то вскоре из профессии, т.е. способа заработать себе на жизнь психология становится образом жизни. Соответственно, и окружающий мир становится более "психологическим" - например, начинаешь чаще замечать городских сумасшедших или же сочувствовать детям, которых на твой взгляд чрезмерно ругают родители. Если психолог дружит с профессиональными границами, то ему более-менее удается разделять профессиональное и личное. Например, не "лечить" и не поучать близких. Но если для психолога такие границы - важный этап в профессиональном развитии, то ситуация с близкими и прочими окружающими людьми сложнее.

Ожидания от окружающих касательно психологов нередко преувеличены. В целом их можно описать следующим образом: психолог не вступает в конфликты, сдержан, он умеет отлично решать конфликты, если они случились, он очень хорошо знает про себя и про других и, соответственно, у него не существует проблем. И т.к. область психологического простирается практически на всю человеческую жизнь, то и область применения таких ожиданий достаточно большая. Например, для сантехника его роль или профессиональная функция появляется в момент поломки какой-нибудь трубы или крана, т.е. это вполне четкие границы его деятельности. И если от него чего-то и будут ожидать, так это помощи "для своих" при поломках и, например, работающую сантехнику в его собственном доме по принципу - "другим делает хорошо и у себя дома хорошо".

В этом плане если психолог еще не может смириться с собственным несовершенством, еще надеется быть прекрасным и замечательным, то любое несоответствие этому образу будет ощущаться весьма болезненно. Нередко это мешает начинающим психологом работать с клиентами. Например, можно услышать фразы типа "я не готов" или "я еще мало знаю" от тех, кто уже годами обучается в различных программах и протер не одну пару штанов в клиентском кресле. В этом плане, такому человеку приходится чаще держать лицо и жертвовать свободой в угоду весьма абстрактному образу.

В первый же семинар про отличительные черты гештальт-подхода на группе третьей ступени по гештальт-терапии прозвучала следующая черта - "ебнутость как свобода". Как бы презумпция ебнутости. Иначе говоря, психолог вправе оставаться собой и при этом быть вполне компетентным специалистом. Один из столпов этой компетентности - способность переносить собственное несовершенство. И это существенно не только в плане развития. Например, ошибся - пошел с супервизору и стал еще лучше. Клиентам, которые страдают от токсического стыда, которые практически захлебываются в стыде значительно легче переносить внимание со стороны человека, который дает себе право на ошибки, способен их признавать и при этом остается устойчивым. С другой стороны, психолог, который из всех сил старается сохранить свое лицо рискует стать очередным недостижимым идеалом для клиента, тем самым ставя крест на контакте между двумя людьми.

В этом же ключе я считаю тщетными попытки не ударить в грязь лицом перед окружающими, т.к., на мой взгляд, это все равно рано или поздно произойдет. Ошибки будут и их не бывают лишь у тех, кто вообще не вовлекается в какую-либо деятельность.

2015-07-07
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?