Клинический случай психосоматики из практики

👁 22

Привет, друзья!

Панические атаки, фобии и психосоматические заболевания сегодня являются одними из самых актуальных психологических болезней. Лет 150 назад внутренний конфликт проявлялся в других проявлениях: люди, например, могли «выгибаться в дугу» или у них могла быть «горячка» и др. Сейчас этих, старых, симптомов невроза практически не осталось, но они эволюционировали и проявляются в новых изощрениях, всё также указывая нам о нарушениях баланса во внутреннем мире.

Сегодня я бы хотел рассказать об одном мужчине, который страдал от психосоматического заболевания, которое не давало вести ему нормальный образ жизни. Здесь и в дальнейших случаях все данные о клиенте изменены.

Андрей, 46 лет, разведен, детей нет. Несколько лет назад переехал в небольшой городок к своему пожилому отцу. Также у Андрея есть брат, который живет в другом городе.
Три года назад у Андрея начались проблемы со здоровьем. Он описывает это состояние следующим образом: «Мне было очень неохота вставать по утрам, настроения не было постоянно, я ничего не хотел делать и думал, как бы мне пережить еще один день. Однажды я ехал в автобусе и мне стало страшно, что я задохнусь. Я выбежал из автобуса и долго не мог прийти в себя. После этого случая у меня были постоянные боли в груди, чувство тяжести и давления. Ну а примерно через год начались проблемы с носом. Я не мог нормально дышать, было такое ощущение, что в носу постоянно что-то есть, там было то чувство комка, то щипало. Я промывал нос несколько раз в день, но это не помогало».

За эти три года Андрей проходил лечение у кардиолога, двух неврологов и двух лоров, выпил около сотни сосудорасширяющих и сосудосужающих капсул, еще столько же таблеток от давления и антидепрессантов, пропил примерно пять литров успокоительных и распылил в носу столько морской воды, что этих запасов хватило бы для профилактики насморка в маленькой африканской стране.

В итоге Андрей пришел ко мне на прием. После нескольких консультаций прояснилось, что Андрей переехал в маленький город к отцу, которого боялся и уважал. Мальчика с детства воспитывали в жесткой среде, прививалось очень много убеждений относительно того, кто такой «настоящий порядочный мужчина» и что он должен делать. Физического насилия в семье не было. Безусловным авторитетом был отец. Мать умерла 7 лет назад и отец жил в своем доме один, ему был 71 год. Состояние его здоровья было плохим, и Андрей навещал его практически каждый день, помогал готовить еду, приносил продукты. У Андрея был брат, старше его на 7 лет. С братом у них были дружеские отношения, брат часто воспитывал и защищал Андрея. Около 3,5 лет назад, когда они вместе с братом жили в одном большом городе, они приняли решение, что их отец уже достаточно стар и за ним нужно присматривать. Брат Андрея не мог поехать к отцу в связи с тем, что у него была семья, которая не хотела переезжать, и работа, которой он очень дорожил. А Андрей на тот момент был уже разведен и временно не работал. Поэтому они приняли решение, что поедет Андрей, а брат по возможности будет приезжать, а в будущем, возможно, тоже переедет. Свое состояние во время принятия этого решения Андрей описывает примерно так: «Я не очень хотел ехать к отцу, я и так «сбежал» от него несколько лет назад, но понимал, что брат не поедет, у него семья и работа, и кроме меня больше никто этого не сделает, я должен присмотреть за ним».

Я думаю, вы уже начали догадываться о причинах невроза Андрея и изощренных способах его проявления.

Как и любое другое психосоматическое заболевание, этот невроз был результатом непринятия того образа жизни, который был навязан Андрею, и невозможностью проявить агрессию в сторону тех, кто ему этот образ жизни навязал.
Безусловно, Андрей бессознательно не хотел переезжать в маленький город и каждый день присматривать за стареющим отцом. Также бессознательно он ненавидел своего брата, который остался в большом городе и не разделил с ним уход за стареющим отцом. Но заявить о своих желаниях и воззвать брата к ответственности он не мог в силу своих иррациональных убеждений и авторитета брата.

Его симптомы всячески пытались проявить наружу внутреннее эмоциональное состояние.
Тяжесть и «камень на душе», а также «комок» в носу, который не давал дышать полной грудью, были ничем иным как отцом, который ограничивал Андрея в его свободе и не давал ему вздохнуть полной грудью. Агрессия и недовольство, накопившиеся в бессознательном, были направлены против самого себя, что и являлось основой психосоматического расстройства.

После нескольких недель терапии Андрей постепенно осознал свою агрессию и несогласие с тем, что он один должен ухаживать за отцом. Еще через несколько недель он поговорил с братом, донес до него, что не согласен с таким положением дел. Сейчас брат оплачивает сиделку, которая присматривает за отцом, когда Андрей уезжает. Спустя несколько диалогов, в которых братья выясняли отношения, они договорились, что брат в течение года переедет в маленький город, чтобы они поочередно ухаживали за отцом. Брат Андрея начал искать новое место работы в маленьком городе. Давление в груди и комок в носу прошли.

Харченко Иван
2018-09-05
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?