Когнитивно-поведенческая терапия супружеских пар

55Когнитивно-поведенческая терапия супружеских пар
Когнитивно-поведенческая терапия супружеских пар

Поиск психологической помощи для любой пары в девяти случаях из десяти выступает альтернативой развода. Обращение к семейному психологу, как правило, рассматривается в качестве последнего спасительного средства, когда все остальные способы уже испробованы. И это, к сожалению, значит, что кризис в отношениях «запущен» уже до такой степени, что партнеры буквально парализованы своими негативными чувствами друг к другу и вымотаны семейной ситуацией. Как правило, когда пара оказывается на диване у психолога, самые страшные слова уже сказаны, недопустимые грани пересечены, а вариант будущего «без него» или «без нее» исследован в самых мельчайших подробностях. Именно поэтому первая встреча с психологом, собственно, любого психотерапевтического направления, не только в КПТ (когнитивно-поведенческой терапии), по большей части посвящена тому, чтобы партнеры смогли сбросить накопившиеся негативные эмоции на кого-то, помимо друг друга. При этом полноценная терапия может начаться уже со второй сессии.

Какую специфику терапевтической работы может предложить КПТ супружеской паре? Проще, наверное, будет начать с того, чего не будет в КПТ пар. Когнитивно-поведенческий терапевт не поможет решить вопрос, подходят друг другу партнеры или нет, не даст советов, как поступить, не скажет кто прав, а кто виноват, не расскажет, как жить правильно и не ругаться. За всем за этим – к психологам других направлений, но вряд ли их советы дадут долгосрочный эффект. КПТ пар поможет партнерам в трех вещах: разорвать поведенческие повторяющиеся циклы, наносящие вред отношениям и продиктованные разрушительными схемами мышления, изменить сами эти схемы и научиться общаться на высокоэффективном языке, которому, как правило, не учат родители и окружение.

Ранее КПТ активно использовало в терапии пар обучение позитивному взаимодействию и эффективной коммуникации. Этот подход давал 70 % результативности в восстановлении отношений. Остальные 30 % неудач имело место по следующим причинам: 1) реальные проблемы супругов не решались – их просто учили правильно разговаривать и заботиться друг о друге; 2) формирование привычки вести себя по-новому – энергоемкий и долгий процесс, полный рецидивов и требующий известную долю терпения, на которую многие пары неспособны; 3) когда один из супругов перестает использовать полученные навыки, другой не может продолжать их применение – это как разговор с самим собой.

Именно поэтому на помощь в работе с парами пришло одно из направлений КПТ «третьей волны» (направления, разрабатывающиеся с начала XXI века) – схема-терапия. Методы этого направления помогают найти особенности мышления (схемы), которые мешают личности взаимодействовать с другими людьми. Такие «разрушительные» схемы есть у каждого человека – они являются результатом детского опыта, особенностей воспитания и отношений со сверстниками в школе. Например, схема покинутости приводит человека к мысли, что его обязательно рано или поздно бросят (включая смерть партнера) или предадут. Человек со схемой самопожертвования ставит потребности значимых других людей выше своих собственных и посвящает жизнь заботе о ком-то. Люди со схемой слитности с другими не мыслят своего существования без близких, они неспособны к принятию самостоятельных решений и долгой изоляции. Схема подверженности физическому вреду приводит человека к постоянному ожиданию того, что он заболеет или с ним произойдет какое-то несчастье. Есть и другие схемы, их очень много.

При этом, наверное, каждый человек, состоящий в отношениях, замечал, что все ссоры с его второй половиной развиваются по одному и тому же сценарию. Это может, например, выглядеть следующим образом: (она) начинает высказывать свою точку зрения по какому-то вопросу, (он) высмеивает эту точку зрения, (она) критикует его за неуважительное отношение к себе, (он) начинает доказывать, что поведение не было неуважительным, (она) вспоминает примеры, когда грань неуважения все же была им пересечена, (он) критикует ее за злопамятность, (она) начинает критиковать его за отсутствие любви и принятия, вспоминая другие пункты, по которым она ранее его не устраивала, (он) начинает оправдываться, комментируя каждый пункт, (она) закрывается в комнате и плачет, (он) уходит во двор и покупает пиво, (она) начинает писать ему сообщения, прося вернуться домой, (он) давая понять, как зол и обижен, говорит, что хочет «пообщаться с мужиками» и придет тогда, когда сочтет нужным, (она) не может найти себе места и начинает названивать ему, обвинять в бессердечности и плакать, (он) возвращается, (она) продолжает плакать и обвинять его в черствости, (он) садится смотреть телевизор, (она) ложится спать, (он) ложится спать под утро, (она) не разговаривает с ним на следующий день, (он) пытается быть веселым и делает вид, что ничего не случилось, (она) начинает обсуждать с ним нерешенные бытовые вопросы, (он) злится, когда она намекает, что ряд вопросов не решен из-за него, и начинает кричать, (она) вспоминает вчерашний конфликт и соединяет два конфликта в один – начинается новый цикл выяснения отношений по тому же или уже новому сценарию. И такая последовательность повторяется из раза в раз. Так вот – именно подобная одинаковость поведения, слов и мыслей во время конфликтов и говорит о том, что партнеры мало того, что находятся во власти своих разрушительных схем мышления, так еще и подвержены влиянию взаимодействия схем друг друга. Причем каждое новое состояние, которое переживает кто-то из этой пары, запускается «предсказуемой» реакцией другого на предыдущие действия первого: это похоже на перекидывания мячика, когда заранее известно, с каким лицом и словами каждый его поймает. Иногда супруги даже выбирают друг друга потому, что их деструктивные схемы взаимно дополняют друг друга. Например, схема покинутости «вписывается» в схему слитности с другими, а схема подверженности физическому вреду «сцепляется пазлом» со схемой самопожертвования.

Состоящие в паре порой даже не понимают, что зачастую воспроизводят сценарии, идущие из собственного детства. Это не значит, что человек повторяет поведение или судьбу своих родителей, хотя и такое встречается нередко. Это значит, что, например, ожидая от своего партнера безусловной «родительской» любви, другой партнер слышит, вместо его слов, критикующие и карающие родительские послания. Что, пытаясь уладить разногласия с партнером привычным для себя способом, человек совершенно не понимает, что методы решения проблем, которые работали всю жизнь с другими людьми, не работают в супружеских отношениях. Что переживая состояние брошенности, предательства, никчемности и другие негативные чувства по отношению к своему партнеру, человек воспроизводит состояния, которые испытывал в детстве.

И именно когнитивно-поведенческий терапевт может помочь разорвать порочный круг травмирующего поведения, выйти из-под власти разрушительных схем и написать новый позитивный сценарий отношений. И чем раньше пара обратиться за психотерапевтической помощью, тем быстрее и эффективнее пройдет совместная работа по восстановлению отношений.


Поделиться:


2018-11-22
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?