Комплекс стыда и комплекс вины

👁 24

Вина истыд– слова, понятные каждому из нас с раннего детства, так как они очень рано начинают сопровождать нашу жизнь. 

Несмотря на то, что дети не имеют нужного объема социального и психологического опыта, они обычно хорошо понимают, о чем идет речь, и эти переживания начинают включаться. Это значит, что ребенок испытывает стыд или вину даже если не очень понимает причины, по которым ситуация считается «стыдной» или «неправильной». А плохо осознанный интенсивный стыд (или вина) создает дезориентацию в ситуации и вызывает страх спонтанного поведения.

К сожалению, взрослые часто воспринимают эти чувства как средство воздействия на ребенка и используют их чрезмерно прямолинейно: если тебе стыдно, ты не будешь этого делать, раз делаешь – значит не стыдно (и продолжают стыдить сильнее, грубее, жестче).

Поскольку чувства эти крайне мучительны, то, ребенок, действительно, чаще всего стремится избавиться от них любой ценой. Поэтому он может делать (или пытаться делать) все, что хотят взрослые.

Но результат редко бывает таким, каким взрослые хотели бы видеть его.

Во-первых, попытка следовать указаниям может не увенчаться успехом, даже если ребенок очень старается. А при этом стыд ивинаусиливаются, затапливая психику и создавая крайне непродуктивные состояния.

Во-вторых, давление на человека при помощи этих чувств часто сталкивается с сильнейшими защитными реакциями в виде гнева, протестов, пассивной агрессии или апатии. В результате, эти чувства не подстегивают хорошую и правильную активность человека, а наоборот, блокируют ее. Человеку хочется бежать, прятаться или конфликтовать, чтобы защититься. Иногда эти переживания приводят к обесцениванию ситуации и вашего мнения о ней. Обычно это происходит ближе к подростковому возрасту, но тем труднее вернуть диалог – ребенок успел уже настрадаться и дистанцироваться.

В-третьих, оба этих чувства, если их чрезмерно провоцировать, самым фатальным образом влияют на самооценку. Может запускать своеобразная «карусель» стыда, вины и неудач: под влиянием прошлого опыта «стыдных» и «неудачных» ситуаций человек начинает очень сильно переживать в новой ситуации, терпит неудачу, испытывает стыд, а потом вину, убеждается в собственной никчемности, потом ещё больше волнуется и снова и снова попадает во все более глубокую яму из этих чувств. Многие «зажатые» люди - это люди, живущие под непрекращающимся гнетом стыда и вины, которые полностью парализуют их активность.

Стыд и вина – совершенно разные чувства, хотя в быту их часто путают между собой. Психологические возможности человека в этих двух состояниях отличаются.

В состоянии стыда крайне затруднительно думать и что-либо предпринимать, обычно поведение человека очень скомкано и нелогично. Стыд очень сильно сужает сознание и все внимание концентрирует вокруг собственного Я, человеку кажется, что ВСЕ на него смотрят и ВСЕ видят какой он плохой, осуждают. Стыд создает состояния слабости, уязвимости и ощущение полной беспомощности. Мысль парализуется, как и действия, если они не касаются попыток скрыться.

Стыд – ориентирующее чувство. В том случае, если человек справляется с чувством стыда, ему удается защитить собственное Я и лучше почувствовать свои границы, а, следовательно, и собственные возможности. Тогда приступ заканчивается и возвращается возможность действовать и думать, а полученный опыт способствует развитию личности. Если же справиться не удается, то человек может долгое время провести в навязчивых мыслях о самом себе и собственной «плохости», а к действиям так и не вернуться.

В состоянии вины переживания, напротив, стимулируют мыслительный поток и поведение. Вина – побуждающее чувство. Внимание концентрируется на ситуации и её участниках, на тех ее аспектах, которые оказались «неправильными». Психологические страдания, которые вызваны этим чувством, связаны с ощущением того, что вы являетесь причиной чьих-то проблем. Если вина не слишком интенсивна, то ею порождается поиск сценариев исправления ситуации. В состоянии интенсивной, затапливающей вины, человек испытывает приступ самоагрессии, а его действия и мысли могут концентрироваться на поиске подходящего наказания для себя самого, а не на попытках что-либо исправить. Часто вина сопровождается страхом перед реакцией других людей, что так же может оказаться дестабилизирующим, а детей часто побуждает обманывать.

Вина более сложное образование чем стыд, она требует определенного уровня личностного развития. Стыд, согласно имеющимся исследованиям, родственен смущению, которое маленькие дети склонны испытывать уже в возрасте около 4-х месяцев. Переживание это проявляется у всех в разном объеме, достаточно сильно только у наиболее чувствительных и робких младенцев. Оно заключается в чувстве чрезмерной уязвимости и открытости перед другим (обычно чужим) человеком. Это переживание тесно связано с ощущением основы собственного Я.

Способность стыдиться требует минимальной способности к оценке и возникает чуть позже смущения внутри значимых отношений. Мать (или другой близкий человек) может дать ребенку почувствовать, что он действует «неправильно» и тогда это переживание охватывает его Я. Оно тесно связано с переживанием отвержения, ребенок чувствует себя недостойным, слабым и беспомощным. Если эмоциональное напряжение матери не чрезмерно, и она сохраняет позитивную связь с малышом, то это помогает ему «выдержать удар стыда». Стыд – сильнейшая реакция, сконцентрированная внутри человеческого Я, поэтому дает возможность это Я ощутить. По мере отделения от материчувствособственного Я начинает расти с опорой на различный жизненный опыт. Если ребенка часто и сильно стыдить, то его самоощущение будет болезненным, в общении он будет постоянно бояться сказать или сделать что-то не так. Но при благополучном переживании этой эмоции, она ориентирует человека в социальной среде, помогает почувствовать удачные или неудачные линии поведения.

Вина появляется также в отношениях с людьми, но уже в более широком контексте. Основной для её появления становится способность к сопереживанию и сочувствию, ощущения, что твои действия могут причинить вред другому человеку. Вклад в формирование этого чувства создает переживание угрозы наказания. Маленький ребенок, чьи чувства очень сильно сконцентрированы на отношениях с матерью, может испытать вину даже в ситуации, когда мать тревожится или расстраивается по какому-то внешнему, не связанному с ребенком поводу. Это часто происходит даже если она не сообщает о своем состоянии ребенку. Эмпатические переживания в этот момент подсказывают ребенку, что с мамой происходит что-то неправильное. Так как маленькие дети по своей психологической природе эгоцентричны (то есть склонны переживать все происходящее в связи с собой), то чувство «неправильности» с высокой вероятностью принимается на свой счет.

Вина может быть нормальной и тогда она сочетается с ответственностью, то есть способностью активно действовать, чтобы исправить ситуацию. Но также она может быть и патологической. В этом случае она становится поводом избегать активности, превращается в непрерывное состояние страдания и мучений и иногда выплескивается во внешний мир через приступы агрессии по отношению к другим людям.

Человек, страдающий от патологической вины или патологического стыда, как правило, вынужден от них защищаться. Защитное поведение обычно неосознанно, оно не планируется и не контролируется человеком. Его основное назначение – защита собственного Я от потери целостности и самоуважения. Формы защитного поведения могут быть различными, некоторые из них имеют вид социально-желательный и даже привлекательный.

Например, это повышенная ответственность и стремление тратить все свои силы на то, чтобы добиться успеха. В отличие от обычной целеустремленности такая защита предполагает зацикленность на идеальном результате, много тревожности и мало сочувствия, как к себе, так и к другим. Такой человек хорошие достижения ставит впереди хороших отношений. Он не готов допустить халатность или безответственность. Его поведение довольно сухо и в близких отношениях он может быть очень тяжелым. Такой сценарий тем не менее сохраняется, так как помогает через тщательный контроль спастись от тревоги, связанной со стыдом или виной.

Другой вариант компенсирующего поведения может выглядеть как зацикленность на карьере, достижениях и построении собственного блестящего образа. Защитная установка говорит человеку, что он будет неуязвим для стыда, если его образ станет воплощением самых высоких социальных стандартов. К сожалению, эта защита не продуктивна: любая ситуация, угрожающая стыдом, вызывает тем большие страдания, чем большего успеха человеку удалось достичь. И этот стыд уже так мучителен, что человек стремится его ликвидировать любыми средствами, не считаясь с другими людьми. Этот сценарий поведения лежит в основе нарциссического расстройства личности.

Иногда психологическая защита приводит к обратной линии поведения: человек начинает действовать так, как будет ничего не стыдится и ни за что не хочет нести ответственность. Такие люди выглядят хамами и эгоистами. Их, кажется, ничего не смущает, не заставляет краснеть, они с готовностью объявляют о том, что им требуется от других, а взамен ничего не предлагают. Это инфантильный сценарий, одной из его составляющих часто бывает неспособность выдерживать давление стыда и вины, так как Я человека сильно нарушено. Оно не справляется с самым минимальным объемом этих переживаний. При попытке обвинить в чем-либо таких людей приходится сталкиваться с яростной и плохо контролируемой агрессией.



Общение с человеком, страдающим от комплексов стыда или вины, требует тактичности и очень бережного отношения.

Во-первых, важно помнить, что спровоцировать у таких людей приступ внутреннего паралича или защитной агрессии проще простого. Достаточно чтобы им показалось, что их в чем-либо обвиняют (или они в чем-то виноваты), чтобы этот сценарий запустился. Чтобы продуктивно общаться, необходимо избегать провоцирующих фраз, а вместо слов «твоя/моя вина» и «ты/я виноват» лучше использовать слово «моя/твоя ответственность». Тогда человек будет ощущать, что результат каких-либо действий – зона его контроля. Ответственность, в отличие от вины, предполагает право на ошибку и возможность ее исправления.

Во-вторых, с людьми такого типа важно очень тщательно соблюдать границы. Стоит подчеркивать, что каждый имеет право на свои чувства, мысли и интересы, что любой человек достоин уважения; что ценность личного пространства очень высока. Стоит заранее договариваться о том, кто именно и за что именно несет ответственность, а также о том, что будет, если с этой ответственностью кто-то из участников ситуации не справится.

В-третьих, людям с комплексами вины/стыда необходима тактичная и надежная эмоциональная поддержка. Не стоит акцентировать внимание на их слабостях, поэтому она не должна быть навязчивой или демонстративной. Полезно твердым и уверенным голосом сообщать им, что вы в них верите; что трудности – явление временное, а результат будет непременно. Стоит отмечать в чем их сильные стороны или удачные решения. Лучше, если все эти комментарии не будут иметь вид утешения, а это будет преподнесено как ваше уверенное мнение (поэтому важно не говорить того, во что вы не верите сами). По этой же причине не нужно хвалить, когда результат не блестящий, когда что-то и правда не получилось. Но тут человеку поможет, если вы тактично отметите, что-то, что, возможно, повлияло на результат (если это действительно так). Например, «у тебя получилось бы лучше, если бы ты был выспавшимся» или «в такой шумной обстановке действительно непросто работать». Опять-таки хорошо, когда это подается не как оправдание, а как отражение реальной ситуации.

Владимирская Анна
2018-09-29
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?