Конечность

 Доброго времени суток. Так повелось, что мы говорим на темы, которые не входят в круг наших ежедневных забот и переживаний, но, тем не менее, заслуживают внимания. Сегодня я предлагаю поразмыслить на тему конечности. Человек – единственное существо, которое осознает, что смертно, и первые вопросы о смерти ребенок начинает задавать еще в дошкольном возрасте. Редко это происходит спонтанно, чаще для этого есть вполне конкретный повод – столкновение с тем, что уходит кто-то из близких или, к примеру, любимое домашнее животное. Вряд ли в детском сознании умещаются идеи необратимости и вечности, которые мы, взрослые, ассоциируем с темой смерти, но чувства вполне настоящие. Ребенок так же тревожится, скучает, грустит и горюет. Взрослые зачастую боятся касаться столь трудных тем.  Они теряются и не знают, как правильно объяснить ребенку, что происходит и как к этому стоит относиться. И, между прочим, в своей дальнейшей взрослой жизни мы точно так же стараемся оградить себя от подобных мыслей и переживаний, и тема конечности отзывается в нас неким непреодолимым неосознанным страхом.

В записной книжке моей мамы есть занятные строчки про меня трехлетнюю: «Поняла, что есть смерть. Долго плакала». Я вспоминаю про них и стараюсь представить, что я тогда чувствовала, и какие слова могли бы стать мне утешением. Как бы я разговаривала об этом со своим ребенком? Прежде всего, я бы объяснила, что смерть случается со всеми в свое время, но никто не знает, когда именно это случится. Я бы рассказала, что вернуть того, кто умер, нельзя, и это очень грустно, но можно его помнить, любить и радоваться тому, что он был. Ребенок может задавать разные вопросы: почему люди умирают? А когда я умру? А когда ты умрешь? Важно, чтобы родители могли спокойно на них отвечать. Почему? Так положено, это закон жизни. А причины бывают разные – старость,  болезни, несчастные случаи. Когда? Этого никто не знает, но обычно это происходит в глубокой старости, так что очень нескоро. Даже если вопросов будет много, продолжайте на них отвечать, ведь если ребенок видит, что родители не боятся об этом говорить, остаются с ним в его переживаниях, он и сам учится правильно относиться к смерти, воспринимать ее без неуемной тревоги и с должным уважением. Ключевое – это оставаться с ребенком в его переживаниях. Это значит замечать и помогать ребенку их выражать, начиная даже с простого обозначения того, что с ним происходит. Для этого надо быть достаточно чувствительным к собственным эмоциям, ведь если            мы не разрешаем себе злиться или бояться, печалиться или стыдиться, то не сможем принять этого и в ребенке.

Следующий этап выстраивания отношений со смертью приходится на подростковый возраст. Именно в этот период мы задумываемся о своем месте в этом мире и в том числе о том, каким этот мир будет без нас. Недаром в раннем подростковом возрасте так популярны разного рода страшилки и всяческого рода эксперименты на грани. Сейчас много разговоров об эпидемии подростковых суицидов. Умные дяди и тети рассуждают о том, кто виноват. А по мне вот какая штука происходит: ребенок остается неуслышанным и непонятым. Он приобретает опыт глубоких привязанностей и сталкивается с потерями, от него требуют достижений, а поддержки и внимания зачастую не хватает. Получается, что такой человечек вынужден справляться  со всем в одиночку, и делает это как умеет. Он старается жить в соответствии с законами взрослого мира.  Но если нет того, кто может эти законы объяснить и дать такой запас принятия и любви, что внутри останется уверенность, что трудностей в жизни будет много, но у тебя достаточно сил, чтобы с ними справиться, то уход их жизни может стать единственным доступным решением. Надо сказать, что чаще всего этот финальный шаг является всего лишь извращенной формой, при помощи которой подросток пытается справиться со своей болью и получить то внимание и любовь, в которых он так нуждается. Подросток редко осознает всю серьезность и необратимость этого поступка. Он не воспринимает смерть как точку невозврата. Для него она является шагом, который все изменит к лучшему.

Отношения со смертью могут пересматриваться на любом жизненном этапе. Поводом может стать любое критическое жизненное событие. В юном возрасте боишься чего-то не успеть. В середине жизни беспокоишься о том, чего ты уже достиг, и было ли это правильным, а главное – много ли будет шансов что-то изменить. Ближе к преклонному возрасту сожалеешь о том, что ушло безвозвратно. Интересно, что страх смерти может иметь разные формы и оттенки. Кто-то боится боли, сопровождающей сам процесс умирания. Кого-то страшит неизвестность по ту сторону границы. Именно поэтому практически все религиозные концепции имеют в своей основе постулат о бессмертии души и уделяют так много внимания описанию того, что ждет человека по окончании его земного пути. Некоторые же печалятся о том, что исчезнут, не оставив следа, так и не совершив в своей жизни чего-то достойного и значительного. На самом деле, чем больше «не свою» жизнь проживает человек, тем сильнее его страшит собственный уход.

С темой смерти неизбежно связана тема потери, утраты, горя. Каждый из нас может вспомнить в своем опыте приличное количество подобных событий.  В норме это переживание проходит ряд определенных стадий. Начинается все с первой шоковой реакции. Часто про такое состояние говорят «все как будто не со мной», «это какая-то дурацкая другая реальность».  После этого, как правило, накрывает волна эмоций по поводу несправедливости произошедшего. Злость может принимать разные формы: на себя (не уберегла), на ушедшего (как ты мог так со мной поступить), на мир (этого не должно было случиться). Затем наступает стадия торгов, когда появляется надежда все еще можно исправить. «А вдруг если я теперь буду поступать правильно-правильно, то он вернется?». Часто на этой стадии говорят, что появляется ощущение, будто ушедший вот-вот появится на привычном месте. Потом происходит окончательное осознание реальности и накрывает волна боли и отчаяния. Это стадия депрессии. И заканчивается все этапом принятия и окончательным переходом умершего из состояния «есть», из яркого и актуального присутствия в нашей жизни, в состояние «был», в наши воспоминания. Мы учимся выстраивать свой новый мир без него. В этом, кстати, сильно помогают общепринятые культурные ритуалы. Они диктуют каноны поведения и помогают правильно проститься с ушедшим. Например, те же самые плакальщицы могли довольно сильно помогать своими причитаниями тем, кому трудно выразить свою печаль. То, с какой легкостью они это делают, заставляет и других не сдерживать эмоции.

Бывает и так, что переживание горя принимает другие искаженные формы. Самая распространенная из них, когда так и не происходит принятия утраты, и горе становится хроническим. Мы словно не хотим окончательно отпустить свою потерю и оставить ее в прошлом.  Иногда бывает наоборот, человек утверждает, что вовсе не ощущает никаких тяжелых эмоций, состояние вполне вменяемое. Но что-то в его поведении наводит на мысли, что не все так просто. Здесь можно говорить о подавленном или отсроченном горе. И, наконец, если опыт потерь был неоднократным и довольно болезненным, то может обнаруживаться предвосхищающее горе, когда мы словно ждем будущих ударов и печалимся сильно заранее.

По сути дела утрата заставляет нас перестраивать всю смысловую картину мира. Это не просто потеря отдельной персоны или отдельных отношений, но и возможность более глубоко почувствовать собственную жизнь, осознать свои принципы и ценности. На опыте собственных потерь я много узнала о том, что такое настоящая боль, настоящая любовь и дружба, семейные узы и другие важные вещи. С последних похорон я, например, пришла в довольно интересном состоянии. Все казалось таким мелким и неважным по сравнению с торжественностью и важностью произошедшего события, и в то же время  ощущалась глубина, мимолетность и наполненность каждого момента. Ты как будто смотришь на свою жизнь с очень большой высоты, с которой видятся только самые ключевые точки опоры, а привычные бытовые неурядицы, которые обычно отнимают много энергии и сильно расстраивают, просто перестают существовать. Жизнь сразу кажется такой хрупкой и в то же время очень значительной.

И в заключение хотелось бы подумать о том, а как правильно относиться к конечности собственной жизни? Я задам простой вопрос: представьте, что вам подарили эликсир бессмертия, и теперь вы будете жить вечно. И как вам такая перспектива? Лично мне она кажется печальной. Если у меня в распоряжении вечность, то рано или поздно я приобрету весь возможный опыт, испытаю все возможные переживания и, в конце-концов, мне станет невыразимо скучно. Помните, как Кай из сказки о Снежной Королеве составлял из льдинок  именно это слово? В моем мире очень похоже - вечность – это одиночество и холод. А конечность бытия задает вектор, цель, направление жизненному пути, тем самым придавая ему осмысленность. И, пожалуй, единственный способ светло и правильно пережить смерть – это прожить достойную и наполненную жизнь.

 

2015-05-27
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?