Лучше умереть, чем быть похожей на мою мать!

Это девиз женщины, «застрявшей» в Эдиповом комплексе.

Мальчик в Эдиповом комплексе испытывает влечение к матери, ревнует к отцу и хочет занять его место. В его психической реальности это равносильно убийству отца. За эти побуждения он ожидает наказания от отца в форме кастрации. В его психике формируется карающая инстанция – Суперэго, которая подавляет его инцестуозные побуждения и побуждает идентифицироваться с отцом.

Первое влечение девочки тоже испытывают к матери. Но в 2-3 года они обнаруживают у себя отсутствие пениса и начинают испытывать зависть к нему. У девочки рождается завистливая привязанность к отцу, она видит в матери соперницу и обижается на нее. Соответственно, здесь тоже имеет место стремление убить мать и занять ее место.

 

В дальнейшем желание обладать пенисом отца смещается на желание иметь собственного ребенка, для реализации которого необходима идентификация с матерью, которая в сочетании с дочерней любовью побуждает девочку отказаться от притязаний на отца, уступить его матери.

Что же происходит, если идентификация с матерью невозможна?

Это часто происходит в случае развода родителей, особенно пришедшегося на первый (3-5 лет) или второй (подростковый) эдипальный периоды. Если речь идет о том, что отец «бросил» мать, как же дочери идентифицироваться с женщиной, которую отец (объект влечения и преклонения) отверг за ненадобностью? Девочка полна желания соблазнить отца, она не может отождествить себя с объектом, который отца больше не возбуждает. Если мать «бросает» отца, а тот при этом сохраняет привязанность к дочери, она не может превратиться в отвергающую фигуру (идентифицироваться с матерью). Идентификация возможна, если отец отвергнет любовь девочки, вымещая на ней обиду на ее мать. Тогда дочь хочет отвергнуть его в ответ и сможет отождествиться с матерью. Правда, эта идентификация угрожает ей ролью пожизненной мужененавистницы.

 

Идентификация так же невозможна, если мать «пустая», мертвая, отсутствующая (в случае депрессии или алкоголизма). Физически она присутствует, но эмоционально не контактирует с ребенком, и ощущается пустой. Отождествить себя с тем, чего нет, невозможно.

Еще один непреодолимый для идентификации случай – когда мать непредсказуема. Когда она сверхтревожна и подвержена внезапным вспышкам агрессии, причины которых ребенку не ясны. Этих причин в реальной ситуации может вообще не быть, вспышки ярости могут быть просто «выбросами» накопившегося неразряженного возбуждения, порождаемого базовой тревожностью.

От такой матери ребенок обычно защищается ненавистью, стремясь максимально увеличить дистанцию между собой и ею, избегая «заражения» постоянным мучительным беспокойством. Ибо пребывание рядом с матерью сродни пребыванию внутри шейкера…

 

Что же произойдет во взрослой жизни с девочкой, которая не смогла идентифицировать себя с матерью?

Самая распространенная проблема – это бесплодие. Женщина не может позволить себе стать матерью, ибо это значит – стать такой, КАК мать.

Ещё одна распространенная проблема – дисморфофобия, ненависть к своей внешности, уверенность в том, что ты урод (толстая, тощая, бледная, кривая…). Это если девочку настигает внешнее сходство с матерью, которая отвергается как объект идентификации.

Отвержение матери может принять формы отвержения женственности, как таковой, и компенсироваться гомосексуальностью. Кстати, в первых двух случаях латентная гомосексуальность часто присутствует.

Еще один признак отсутствия идентификации с матерью – вечное участие в любовных треугольниках, продолжительные или короткие, но систематические романы с женатыми мужчинами, как продолжение вражды и соперничества с матерью.

 

Путь решения этой проблемы предлагает психоаналитическая психотерапия. Здесь, в терапевтическом поле, можно пройти идентификацию с психоаналитиком, как с фигурой, замещающей мать в материнском переносе.

 

 

2016-06-28
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?