Мастерство терапевта или немного о том, как его выбирать.
 
Сегодня предлагаю поговорить о том, как выбирать психотерапевта. Попробуем понять, по каким признакам можно определить, что перед нами действительно профессионал и мастер своего дела.
 
Я думала о том, что в каждой профессии есть критерии, по которым можно отличить дилетанта от мастера. Где-то эти критерии предельно ясны. Хороший бухгалтер, например, прекрасно ориентируется в цифрах и документах, может быстро и безошибочно их подготовить. Хороший врач быстро и точно поставит диагноз и назначит верное лечение. В психотерапии такие критерии выделить не так просто. Эта профессия овеяна множеством мифов и заблуждений. Нет даже единой договоренности о том, к какой области отнести психотерапию. Варианты предлагаются от мистических до научных.
 
В этой статье я попробую описать, каким вижу хорошего психотерапевта, в чем заключается терапевтическое мастерство, на какие критерии я бы ориентировалась при выборе психолога. Вспоминаю своих коллег, которых считаю мастерами своего дела. Они все очень разные, но в каждом ощущается то, что мы, психологи, называем «индивидуальностью». Это особый авторский почерк во всем, что они делают. Отчасти это подтверждает расхожее мнение о том, что рабочий инструмент терапевта – его собственная личность.
 
Важным элементом профессионального мастерства являются знания. Базовое теоретическое образование позволяет сформировать особую картину мира, определиться с приверженностью к той или иной школе. Дополнительное практическое образование помогает отточить конкретные навыки. Действительно хорошие терапевты, которых я знаю, причисляют себя к разным школам, используют разные техники, но одно можно сказать точно – их работа выглядит целостной и осознанной. Во всем, что они делают, чувствуется их авторский стиль. Они обладают тем, что можно назвать «терапевтической позицией», особым взглядом на мир и на природу человека, исходя из которого, они отслеживают и оценивают то, что происходит в терапии. Эта позиция является одновременно устойчивой, что позволяет клиенту почувствовать опору, и гибкой, что позволяет ему ощутить принятие. Хороший терапевт обладает высоким уровнем осознанности. Он способен отслеживать то, что происходит с клиентом, с ним самим и в отношениях между ними. Одним словом этот навык можно обозначить как способность «присутствия». «Присутствие» сочетает в себе умение отслеживать и погружаться в то, что происходит здесь и сейчас, но включает в себя и способность видеть взаимосвязи в смысловых, когнитивных и эмоциональных явлениях жизни клиента. Терапевт всегда видит ситуацию чуть шире, чем на это способен клиент.
 
Базовый навык, необходимый терапевту – это умение устанавливать контакт, вести диалог. Понятие «диалог» я употребляю здесь в экзистенциальном смысле, имея в виду встречу двух субъективностей. Поскольку «субъективность» понятие очень живое и не терпит закостенелости, то истинного мастера терапии отличает его желание развития. Инструменты, позволяющие обеспечить это непрерывное развитие – это личная терапия и супервизия. Они помогают терапевту понять и расширить границы своих возможностей. Хороший психолог осознает свои ограничения. Он может очертить круг тем, с которыми работает, и доступно объяснить, как проходит эта работа. Эти границы, как правило, очерчиваются с помощью терапевтического контракта. В нем оговаривают продолжительность и частоту встреч, оплату. Если эти условия размыты, терапевтический процесс будет неэффективным и небезопасным.
 
Иметь дело с человеческими переживаниями – очень ответственная задача. Она содержит в себе много соблазнов. Раз за разом приходится сталкиваться с вопросами, на которые нет ответов. Раз за разом приходится выдерживать то, от чего очень хочется сбежать и отвернуться. Нужно иметь определенное мужество, чтобы быть способным оставаться рядом с самыми разрушительными переживаниями, не исчезая, не теряя себя. Снова и снова приходится проживать свою беспомощность, уязвимость, раздражение. Еще одним соблазном является периодическое желание решить, что ты действительно волшебник и приобрел реальную власть что-то менять в чужом внутреннем мире. А у клиентов обязательно будет желание такого чудесного исцеления. Сопровождая это исцеление, очень важно соблюдать баланс. Быть способным взять на себя обязательства, очертить свои границы, отслеживать последствия своих интервенций, но при этом уметь выдерживать неопределенность и неоднозначность, признавать свои ограничения. 
 
Терапия во многом похожа на искусство. Можно ли научить, как стать вторым Моцартом или Леонардо? Вряд ли. Но можно заметить в себе особую чувствительность к свету или звуку, отточить свои навыки годами занятий в музыкальной или художественной школе. Но для того, чтобы стать настоящим мастером, этого будет недостаточно. Быть мастером – значит быть в постоянном поиске. Осваиваешь одну грань, оттачиваешь ее до тех пор, пока эта способность не станет частью тебя, затем наощупь ищешь новую, знакомишься, вплетаешь в себя, пока и этот навык не станет таким же естественным, как умение дышать. Настоящий мастер помимо высокого уровня умений и особой чувствительности, обладает высокими личными стандартами и всегда ответственен за результат своего творчества. А творчество - это во многом мучение, когда верный шаг долго не приходит. Что-то получается, может, даже отлично получается, но «не то». Многим терапевтам знакомо это ощущение незавершенности по клиентским сессиям или группам, когда вроде все прошло хорошо, были неплохие интерпретации, глубокие упражнения, но «магии» не случалось. 
 
Мастер умеет присваивать результаты своего труда. По тому, что я говорила ранее, может сложиться впечатление, что терапия – это сплошное мучение. Но это не так. Когда видишь изменения, когда осознаешь, что присутствуешь при увлекательном путешествии человека к самому себе, когда понимаешь, что твой опыт и навыки позволили сделать некоторые шаги на этом пути более легкими, а какие-то и просто возможными, это особое удовольствие. Так художник смотрит на свою лучшую картину, а композитор слушает лучшее свое произведение – «неужели это я сотворил?». В любом творении отражается субъективность творца. Нужно иметь смелость ее воплотить. Признать «Да, это дело моей жизни. Именно этому я посвящаю себя». Присваивать – означает отвечать за результат того, что я делаю. Ответственность я рассматриваю в том смысле, что специалист готов встречаться с самым трудным, делать выбор на каждом этапе терапевтических отношений. Бьюдженталь в книге «Искусство психотерапевта» пишет, что эти холодные слова в реальности означают, что все внутри тебя сжимается, ты весь обращаешься в интуицию, когда отчаявшийся человек думает о самоубийстве, сопротивляющийся клиент угрожает насилием, женщина решает, что ее многолетний брак рухнул или кто-то ощутимо приближается к психозу. Тогда слова «мужество», «страх», и «обязательства» становятся совершенно конкретными переживаниями.
 
Попробую теперь рассказать, какие качества могут осложнить путь к тому, чтобы стать хорошим психологом. Прежде всего, у специалиста должен быть интерес к исследованию внутреннего мира, как своего собственного, так и другого. Нерефлексивному человеку будет сложно. Этот интерес должен сочетаться со способностью к ведению диалога, умением слышать другого и создавать для него безопасную доброжелательную атмосферу. Человек, для которого существует только его собственное мнение, а других он воспринимает лишь как объект своего воздействия, не сможет стать истинным мастером психотерапии. Широта и гибкость взглядов при этом сочетаться с устойчивыми и осознанными личными границами терапевта. Истинный мастер прекрасно чувствует собственное «я», может на него опираться, что позволяет ему и у клиента замечать глубокие и искренние проявления чувств, отличать важное и основное от ненастоящего, внешнего, несущественного, наносного. Человеку, который сам плохо знает, кто он, который «ныряет» в другого, как в возможность убежать от себя самого, будет сложно в этой профессии. Хороший специалист всегда открыт новым знаниям и далек от убеждения, что нашел ответы на все вопросы. Он умеет выдерживать неопределенность, ужас, боль, не сбегая и не разрушаясь о них.
 
В качестве резюме приведу список условий, на которые можно ориентироваться при выборе терапевта, а главное при принятии решения о том, чтобы им стать, из книги Джеймса Бьюдженталя. Мне они кажутся достаточно точными.
 
Истинный мастер психотерапии обладает:
 
- глубоким чувством смирения и ответственности при встрече с чужой субъективностью.
 
- специальным образом организованным состраданием, которое выдерживает границы и жесткую конфронтацию. 
 
- адеквантым положительным отношением к знаниям, но без зависимости от них. 
 
- постоянно растущей способностью осознавать, оценивать и использовать свою интуицию.
 
- широкими взглядами на человеческую жизнь и на потребности более широкого общества
 
- искренней приверженностью постоянному росту и развитию.
 
На сегодня это все размышления, которыми мне хотелось поделиться.
 

 

2015-08-20
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?