Материнский захват

В своей книге «Дочки-матери: третий лишний» психоаналитика Кэролин Эльячефф и социолог Натали Эйиш предлагают очень интересные модели материнского поведения, которые оказывают влияние на развитие психики дочери. Разумеется, это скорее теоретические конструкции, однако они помогают понять причины женских психологических проблем и внутренних страданий.

Каждая мать оказывается балансирующей между двумя ипостасями: женственность и материнство, служение семье и личное развитие, установление связей с другими и автономность… То, как она справляется с этими задачами и насколько гармонично ей удается «балансировать» между противоположными ролями, влияет на последующую психическую жизнь ее дочери.

Матери, которые "больше матери, чем женщины"

Этот тип матерей сконцентрирован на ребенке, телесный контакт с ним доставляет им больше эмоций, чем объятия с мужем. Они узурпируют все родительские функции, оттесняют отца и бабушек от воспитания и полностью отдаются материнству. Разумеется, в раннем периоде такая повышенная «первичная озабоченность» матери ребенком (термин Д. Винникота) нормальна, однако такие матери и потом не могут перестать считать ребенка центром своей жизни. В результате, если речь идет о девочке, развивается очень сильный риск симбиотического слияния с мамой, рядом с которой дочери впоследствии приходится выполнять еще и роль ее психологического «супруга».

Другой опасностью такой модели является то, что мать сама отказывается от реализации в профессиональной и другой сфере и помещает свои амбициозные ожидания в дочь, превращая  ее в продолжение своих стремлений. В итоге девочка растет под грузом того, что ей надо постоянно развиваться,  стремиться к чему-то, что ей сознательно и бессознательно навязывается мамой. Фактически – проживать чужую жизнь.

При этом такой «психический захват» ребенка и его гиперопека не сочетаются с реальной любовью к нему, с принятием его уникальной идентичности. В результате девочка вырастает психически «сплавленной» с матерью и вместе с тем внутри у нее огромный голод, нарциссическая потребность в постоянном подтверждении своей ценности, уникальности, «хорошести».

Обычно таким матерям также психологически очень тяжело пережить отдаление дочери в подростковом возрасте, проявления бунта и желания сепарации. Они воспринимают это как предательство, испытывают глубокое разочарование и нередко наказывают девочек-подростков отчуждением. Им трудно бессознательно принять новый телесный образ дочери, а также ее развивающуюся сексуальность.

Выросшая девочка в таких сковывающих отношениях с матерью испытывает трудности с ощущением своей идентичности. В наиболее тяжелых формах материнский «захват» приводит к тому, что дочь посвящает всю свою жизнь обслуживанию эмоциональных и физических потребностей матери, которая теперь уже сама становится ее символическим ребенком.

 

2016-12-23
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?