Материнское девиантное поведение

👁 21

     Материнское поведение (норма) – направлено на сохранение и развитие физического, психического и социального здоровья ребенка (мать заботится об адекватном развитии ребенка, усвоении им социальных и культурных норм. Материнское девиантное поведение – не способствующее сохранению здоровья ребенка, препятствующее, нарушающее, затрудняющее нормальный процесс его развития.

     Определить норму материнского отношения довольно трудно, так как содержание материнских установок меняется от эпохи к эпохе. В то же время отклоняющиеся проявления материнского отношения существовали всегда и могли носить более скрытые или открытые формы.

     В нашей стране эта тема исследуется очень недавно; такие исследования связаны с вопросами психологической практики, оказания психологической, социальной и медицинской помощи.  В литературе об особенностях семейного взаимодействия речь в основном идет о воспитании ребенка, о его возрастных особенностях, стилях семейного воспитания. Авторы концентрируют внимание на том, что матери всегда любят детей, и есть только немногие, кто рассматривает дитя как обузу. По умолчанию в психологической и педагогической литературе советского и постсоветского периода все матери любили своих детей, иногда могли их баловать, потакать их капризам, но испытывать негативные чувства (агрессии, ненависти, отвержения, боли) к ним не могли в принципе. Психологические особенности послеабортного состояния женщины упоминались исключительно в медицинском контексте, поскольку существовала определенная опасность развития психоза.

Девиантное материнское поведение можно рассматривать как:

- отсутствие материнской заботы;

- жестокое отношение к ребенку;

- сексуальное насилие и растление ребенка;

- отказ от ребенка, материнства вообще;

- инфантицид (детоубийство, в том числе преднамеренный сознательный аборт, в отличие от аборта по медицинским показаниям).

     Материнское девиантное поведение может сопровождаться и отцовским девиантным поведением, когда он не принимает на себя ответственность за ребенка, отказывается исполнять отцовские функции. В этом случае возникает феномен девиантного родительского поведения.

  С феноменом материнского девиантного поведения тесно связан материнский инстинкт. Существует несколько точек зрения о материнском инстинкте и одна из них – материнский инстинкт является врожденным (присущ всем женщинам в той или иной мере, проявляется в ходе нормального развития каждой девочки, обретения ею психологической модели женского поведения). Противоположная ей точка зрения состоит в том, что материнское поведение не задано женщине изначально, это прежде всего, способность его осуществлять (развивается в процессе воспитания, взаимодействия матери и ребенка, когда ребенок с младенчества запечатлевает бессознательно поведение и общение с ним матери в качестве образца). Например, известны опыты Г.Ф. Харлоу, когда лишенные общения, с матерью выросшие обезьяны оказались неспособны  как к социальному, так и к репродуктивному поведению, не могли спариваться, когда их выпускали в вольер к другим обезьянам. Если и удавалось их искусственно оплодотворить, они агрессивно вели себя с детенышами, не заботились о них, были равнодушны к ним. Обезьяны грубо отбрасывали и били детенышей тем сильнее, чем отчаяннее малыши пытались найти у них защиту.

     Эти опыты косвенно подтверждают воззрение на материнский инстинкт как на способность, которую можно сформировать и развить; она не есть изначально и не проявляется автоматически. Но человек отличается от животных не только способностью регулировать свои инстинкты. В человеческом обществе существует масса примеров поведения в социуме, когда человек волен выбирать ту или иную поведенческую стратегию, определять для себя жизненные приоритеты и смыслы.     

     Однако материнскому и отцовскому поведению, заботе друг о друге и о детях необходимо учить, причем с раннего возраста, запечатлевая не только образ родительской модели поведения, но и человеческих взаимоотношений. Для этого нужна особая духовная культура, жизненная мудрость и личностная зрелость. Моральная, психологическая, духовная готовность к родительству необходима всем: создает атмосферу в семье, от нее зависит ответственность человека не только перед самим собой, но и перед близкими, перед обществом.

     Отказ от ребенка в родильном доме – одна из форм девиантного материнского поведения, наиболее изученная в настоящее время. Изучением этой проблемы занимались В.И. Брутман, С.Н. Ениколопов, М.С. Радионова (1996). Они исследовали отказ от ребенка у жертв сексуального насилия. Авторы показали, что в основе отказа от новорожденного лежит сложное сочетание социальных, экономических, психологических и патологических факторов. Изнасилование выступает в качестве мотива отказа от ребенка в 8-10 % случаев (в исследование включались только наиболее достоверно верифицированные случаи, исключая случаи спорные, предполагающие элементы условной желательности сексуальных отношений). Практически во всех случаях такая беременность – последствие так называемых скрываемых изнасилований, при которых родные узнают о случившемся поздно, иногда только после рождения ребенка, а в отдельных случаях не узнают вовсе. Беременность, возникающая как следствие изнасилования, практически всегда воспринимается молодой женщиной как «удар судьбы», как нечто чуждое, враждебное ее благополучию и поэтому априорно нежеланное. Поэтому, как только обнаруживается беременность, у молодых женщин возникает острое желание избавиться от нее любыми способами, а сохранение беременности во всех случаях оказывается вынужденным. Как отмечают исследователи, жертвы сексуального насилия, вынашивающие ребенка, - это незрелые, подчиняемые, пассивные в выборе жизненных позиций девушки, а также крайне инфантильные, интеллектуально неразвитые подростки, в экстремальных ситуациях у них легко возникают панические состояния, острейшее чувство страха перед реальной угрозой вызывает состояние беспомощности и общей двигательной заторможенности. Женщины, тем не менее, сохраняют беременность из страха разглашения и стремления во что бы то ни стало скрыть ее от родственников. Психологическое состояние женщины в этом случае – сложное и амбивалентное, включающее растущее чувство угрозы от развивающейся беременности и страх унижения, заставляющей оттягивать время каких-либо решительных действий. Эти переживания сопровождаются чувством враждебности к близким, с которыми и до этого не было эмоционально теплых и принимающих отношений. Социальные, нравственные и психологические последствия такой беременности весьма тяжелы.

     Затем в качестве одной из форм девиантного материнского поведения назывался отказ от  материнства в ситуации нежеланной беременности (А.Я. Варга, В.И. Брутман, М.С. Радионова, 1998). В одной из работ на эту тему они анализировали социальные, психологические и психопатологические факторы, лежащие в основе отказа матери от ребенка, и предлагались методы раннего выявления групп риска, разрабатывались теоретические основы социальной и психологической работы в условиях кризиса, приводящего к отказу от ребенка. В рамках проведенного исследования ученые обнаружили, что наиболее значимым фактором для формирования искаженной матрицы материнского поведения служат особые социальные и семейные условия развития будущих «отказниц». В первую очередь, это психологическое отрицание собственного материнства и идентификация девочки с отцом.

     Среди «отказниц» часто встречаются женщины с выраженными личностными нарушениями. Для многих характерна личностная и эмоциональная незрелость, зависимость, аффективная несдержанность, низкая толерантность к стрессам, амбивалентность установок на материнство. Это делает их особенно зависимыми от негативного влияния социального окружения.

     Анализ результатов психологического тестирования женщин-отказниц обнаружил у них эмоциональную психологическую незрелость, неготовность к браку в силу эмоциональной неустойчивости и эгоцентризма. Обычно это женщины, подвергшиеся в детстве психологической депривации и агрессии или которым не удалось решить свои детские или пубертатные конфликты. Такие лица бывают сосредоточены лишь на своих проблемах, для них характерно наличие чувства пережитой несправедливости и недостатка любви.  Иногда у них видна чрезмерная зависимость от собственной матери или отца. У некоторых можно усмотреть явное и, возможно, неосознанное стремление ко все новым эмоциональным переживаниям. Очень часто это приводит к многочисленным сексуальным связям, которые из-за незрелости личности не находят у нее эмоционального удовлетворения. По-видимому, личностная незрелость, неготовность воспринять новую социальную роль и являются важнейшими психологическими факторами, формирующими аномальную материнскую мотивацию.

     Один из видов материнского девиантного поведения – сознательный отказ от материнства вообще. Он может быть мотивирован различными причинами: от материального и социального неблагополучия семьи или женщины до стремления женщины к самореализации, полному раскрытию своих способностей. Сочетать материнство и активную социальную жизнь получается далеко не у всех. Чаще сознательно отказываются от материнства женщины с высоким образовательным цензом, высоким уровнем социальных притязаний, ориентированные на успех в материальном и социальном плане. Нежелание иметь детей часто возникает у женщин, чьи собственные отношения с матерью были или есть травматичными, напряженными, вселяющими тревогу и страх.

     В качестве оправдания своей позиции женщины, отказывающиеся от материнства, часто ссылаются на «американский» и вообще зарубежный опыт – «большинство умных женщин выходят замуж и заводят детей уже после 30, когда получено образование и устроено рабочее место». Однако позиция агрессии, неприятия по отношению к детям в молодые годы (до 30 лет) часто резко сменяются «синдромом захлопывающейся двери», когда женщина понимает, что ее детородный период не бесконечен. Женщины в таком положении начинают лихорадочно предпринимать усилия по поиску мужа – отца своих детей, или просто партнера – спермодонора, потом тщательно следуя рекомендациям врачей (а беременная женщина после 30 лет  рассматривается как старородящая, следовательно, относящаяся к группе риска), беременеет, и с трудом сохраняя, вынашивает ребенка. В таких условиях ребенок воспринимается матерью как сверхценность – с трудом перенесенные тяготы поздней беременности, родов, детские болезни часто не позволяют уже даже и мечтать о втором. Из-за этого дети стареющих матерей часто воспитываются в атмосфере гиперопеки, что отнюдь не способствует сохранению их психологического здоровья. Так, один вид девиантного материнского поведения меняется на другой, столь же деструктивный.

     Есть еще одна форма девиантного материнского поведения – явная или скрытая форма инфантицида, стремление к умерщвлению собственного ребенка. Современное легальное проявление явного инфантицида – аборт, искусственные роды и другие формы прерывания беременности. Скрытая форма стремления к инфантициду проявляется в пренебрежении ребенком, игнорировании его нужд и потребностей вплоть до полного оставления или отказа от ребенка.

     Аборт – до сих пор самое популярное средство планирования семьи в России. Решение женщины в пользу аборта при наступившей беременности имеет ряд особенностей. Женщина, решившая прервать беременность, относится к зародившейся внутри нее жизни, как к плоду.

2014-01-04
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?