Мир счастливого и мир несчастного: философия Людвига Витгенштейна

То, что вообще может быть сказано,

может быть сказано ясно,

а о чем невозможно говорить, о том следует молчать

Людвиг Витгенштейн

 

Многие направления философии ХХ века развивались под влиянием "Логико-философского трактата", представленного Л. Витгенштейном в 1921 году, во многом под влиянием друга Витгенштейна, Бертрана Рассела, с которым они познакомились в 1911 году. Еще с детских воспоминаний Витгенштейна (род. в 1889 г.) интересовали проблемы языковой реальности. Он вспоминал: "Когда мне было 8 или 9 лет, я пережил опыт, который если и не был решающим в моей будущей жизни, то по крайней мере был в духе моего характера той поры. Как это произошло, я не помню. Вижу лишь себя стоящим у двери, и размышляющим: "Зачем люди говорят правду, когда врать гораздо выгоднее". И я ничего не мог понять в этом". 

Девиз Логико-философского трактата - известного произведения Л. Витгенштейна - упрощение: "Все что люди знают, а не просто восприняли слухом как шум, может быть высказано в трех словах". В спорах с Расселом рождалась его личная истина, философская система, ворвавшаяся в ХХ век и перестроившая современное искусство, да и всю общественную жизнь… Рассел пишет в дневнике: "Витгенштейн - ужасный спорщик… Я попросил его принять, что в этой комнате нет носорога, но он не принял". Язык и реальность строятся по одному принципу, изоморфны. Предложения языка - это отражения фактов, затемнённые, нагромождённые друг на друга. Если захотеть, мы можем выразить одну и ту же вещь совершенно разными способами, однако истина таким образом только скроется от нас, и так возникает непонимание. Цель философии - вскрыть эти лабиринты и повторы, "логически прояснить мысль". Все, что может быть выражено, должно быть сказано ясно. А о том, что выражено не может быть - лучше не говорить вообще. Витгенштейн дает понимание того, что поведение людей подвержено тем же правилам "языковой игры": приписывание значений (сигнификация), эмоциональные отношения, поведенческие модели (шаблоны, паттерны) строятся и обусловлены системой языка.



Люди моделируют свою (индивидуальную) психическую реальность неосознанно, а психика человека напрямую связана с системой языка. Выйти из привычной системы жизни-языка весьма затруднительно. Например, Витгенштейн упоминал: "Когда я говорю: "У меня не болит желудок", то это уже предполагает возможность наличия боли в желудке. Мое нынешнее состояние и состояние при наличии боли в желудке лежат, так сказать, в одном и том же логическом пространстве. (Так, как если бы я сказал: "У меня нет денег". Это высказывание уже предполагает ту возможность, что деньги у меня появятся. Оно указывает на точку отсчета денежного пространства). Негативное предложение предполагает позитивное, и наоборот". Другой пример: в обычной жизни человек жалуется, что у него депрессия. Если подвергнуть эти слова пристальному анализу, не окажется ли, что человек имеет в виду под депрессией совершенно не то, что мы имеем в виду (например, сегодня он просто не выспался). И второе - упоминание о депрессии несет в себе совершенно четкое понимание того, что ее может и не быть.

"Мир счастливого совершенно другой, чем мир несчастного" - напоминает Витгенштейн.

2015-03-16
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?