Я расскажу вам историю про Иоланту.

С первого своего появления в группе она моментально стала своей среди прежде незнакомых людей. Иоланта была маленькая, изящная, подвижная, очень доброжелательная к людям и открытая всему новому. Ей было 59 лет, но, несмотря на видимые следы, которые годы оставили на ее лице, она воспринималась, как молодая женщина. Она модно одевалась, следила за собой. Со спины, по фигуре и по движениям, ее можно было принять за девушку. Всех пациентов, даже молодых, терапевты называли за глаза по фамилиям, и только ее – по имени. Она умела и любила пошутить. И еще она была мастером высокого класса по маскировке и скрыванию своего состояния.

Ее диагноз был депрессия. Кроме того, у нее были постоянные очень сильные боли в левой руке, искусственный плечевой сустав + остеопороз. Она уже долгое время принимала большие дозы морфинов, как обезболивающие. Ей нужен был новый сустав, но состояние костей не позволяло подобной операции. Ситуация казалась безвыходной.

Сначала мы даже не имели возможности заметить ее моральные и физические страдания. У нее все всегда было супер. И только когда уровень доверия стал достаточным, ей захотелось рассказать то, что она никому еще не рассказывала. Внешне ее жизнь выглядела замечательно: прекрасный любящий муж, уютный дом, полный достаток. Никому не могла она рассказать, каково ей живется на самом деле. Она была иностранка из восточной Европы, очень рано вышла замуж за обеспеченного немца. К разнице менталитетов она не смогла привыкнуть за всю свою длинную семейную жизнь: в родительском доме она привыкла свободно выражать свои эмоции, для ее мужа это было неприемлемо. Он не позволял ей открыто радоваться, также и печалиться было запрещено. Она была очень несчастна в этой, безжизненной атмосфере, где она не могла быть самой собой. Но самой большой болью Иоланты было то, что у нее не было детей. Она несколько раз пыталась усыновить ребенка, но это ей так и не удалось. Она говорила, что, когда она видела ребенка, оставленного без присмотра в коляске, ей страшно хотелось его украсть.

К арт-терапии Иоланта относилась с большим интересом, наблюдая процессы, происходящие с другими пациентами. Сама она тоже охотно пробовала рисовать или лепить.

Первой ее работой была композиция из глины «Ресурсное место». Она слепила прекрасный остров со множеством тонких изящных деталей. Там было то, что она любит и, что ей было необходимо для приятной жизни на острове. Работа, к сожалению, не сохранилась по причине ее хрупкости (Когда работы рождаются, они начинают жить своей собственной жизнью, иногда это бывает очень показательно, как с этим островом). Иоланта объяснила свое желание иметь собственный персональный мир, куда нет доступа другим (имелся в виду муж). Этот райский остров – часть ее души, которая пока ей самой тоже недоступна, но куда она очень хотела бы попасть.

Тема «Я в виде животного». Иоланта нарисовала собачку-клоуна. Клоун смешит людей, носит маску веселья на лице, он не должен показывать свои истинные чувства. На самом деле, он очень печален и плачет. Иоланта говорила нам о своих опасениях, что уже не сможет испытывать подлинные чувства потому, что она уже не может различать, где она – настоящая, а где – лишь играет некий предписанный ей образ.

                                          

 

«Я учусь лучше понимать себя. Иногда я смеюсь и замечаю, что, я могу временами быть веселой по-настоящему. Иногда я грущу, но мне это запрещено. На самом деле, оба чувства имеют право на существование.»

«Мой муж не понимает меня. Он не позволяет мне радоваться, я не должна себя так вести, особенно при чужих людях. Это я, и я имею право быть такой, какая я есть. Я не позволю больше себя прессовать!»

Размышления над этим почти детским рисунком помогли Иоланте увидеть, что она еще не утеряла способность испытывать настоящие чувства, и что любые ее эмоциональные проявления являются нормальными, поскольку она – живой человек.

 

                              

Рисунок по теме «Дерево» показывает, как ресурсы пациентки, так и ее проблемы. Дерево очень большое мощное, как и ее природная энергетика, хорошо укорененное (добрый родительский дом), но оно, как будто страдает от засухи. Листья на нём преимущественно желтые, верхушка уже почти опала. Пейзаж вокруг тоже довольно безжизненный, больше похож на перепаханный пустырь, да и огромное солнце шпарит нещадно. В верхней части рисунка можно видеть немного холодных тонов: голубой и совсем немного зеленого. (Верхнюю часть рисунка относят к ментальной сфере, среднюю – к уровню тела, подземную или подводную – к бессознательному.) Символика рисунка хорошо согласуется с состоянием пациентки. Ментальная сфера наиболее живая, но депрессия ее постепенно убивает. Уровень тела очень пострадал, перспектива облегчения страданий не просматривается. По словам Иоланты, дерево – ее друг, оно дает ей защиту, она охотно его обнимает, сидит под ним.

                                 

На следующем часу работа над рисунком была продолжена. Было предложено дорисовать на прозрачной бумаге, положенной поверх рисунка, то, что может улучшить жизнь дерева, сделать его счастливее. Иоланта нарисовала лейку, изливающую на дерево любовь в виде сердечек – символ принятия самой себя и заботы о себе. Небольшое, но крепкое деревце с зеленой листвой и плодами по соседству выражает ее желание общения с близким человеком, моложе ее, могущим заменить ей  ребенка. Она еще не утратила веру, что встретит кого- то, кто будет о ней заботиться и кому она могла бы подарить свою нерастраченную заботу (со слов пациентки). Тема гнезда и пары птиц, летящих к нему, повторяет родительско-детскую тему. Вокруг дерева появилось некоторое количество зеленой травы. Самое удивительное дополнение – облачко с накрашенными пухлыми губами. Облачко может принести влагу, защитить дерево от палящего солнца. Но причем здесь губы? Разгадка нашлась несколько позже.

Работа с глиной «Я и моя проблема». В этой работе всплыла очень важная тема, про которую Иоланта раньше не говорила.



Самой большой проблемой Иоланты оказался страх. Страх перед болью, страх быть покинутой (ее мужем), страх перед одиночеством. Свое ощущение страха она описала так: страх очень большой, стоит за ее спиной, она не может его видеть, но чувствует. Он парализует ее, не дает двигаться, ясно думать. Но, как не велик был страх, Иоланта не забыла придать своей фигуре отчетливые женские формы. На словах она сказала, что хотела бы, чтобы признаки были еще более выражены, например, чтобы грудь была больше.

Из этой работы выкристаллизовались два результата:

  • Была озвучена и проработана проблема страха. По словам пациентки, страх перестал быть таким неопределенно-диффузным, он уменьшился, стал не таким сильным, как был.
  • Обозначилась еще одна важная проблема – в осознании своей женственности. Как правило, признаки наличия проблемы появляются уже раньше в виде намеков (облачко с губами). В результате несостоявшегося материнства и, возможно, подавления эмоций, Иоланта очень серьёзно сомневалась в своей женской состоятельности. Ей нужно было постоянное подтверждение того, что она – женщина, отсюда забота о своей внешности, подчеркнуто соблазнительные наряды, кокетство.

Эта волнующая ее тема, нашла свое отражение в следующем чрезвычайно интересном рисунке по теме «Превращение».

                                

Здесь Иоланта изобразила себя - женщину внутри безжизненной оболочки, имеющей мужской облик (со слов пациентки). Большая черно-серая безжизненная фигура, как бы беременна ее женской ипостасью. Рождение еще не произошло. В разговоре мы выяснили, что оболочка имела защитные функции и часто спасала ее, но Иоланта считала, что сейчас она уже достаточно сильна, чтобы не бояться быть самой собой и выйти наружу.

Рисунок же говорит, к сожалению, об обратном. Иоланта пока находится внутри. Ее фигура статичная, очень робкая, нерешительная, скованная, со слабыми признаками женственности, вся в сером. Единственная цветная деталь – это цветок, который она держит, перед собой, как оружие, он направлен на солнце, как бы заряжается от него. Психоаналитики сразу определят его, как фаллический символ. Он отделен от тела, мужчина превратился в женщину, но женщина продолжает использовать мужское начало для защиты. Женская ипостась повернута лицом влево, в сторону прошлого. С этой стороны светит солнце (низко – восходящее солнце - детство?) и живые зелено-синие тона. Исходя из рассказов пациентки, солнце, скорее всего, символизирует родительский дом, он до сих пор дает ей мощную энергетическую подпитку. За счет нее она выживает. Правая сторона (будущее) наглухо закрыта, там серо и черно. Большая серая фигура парит в воздухе, у нее нет опоры. 

На выходные пациентов иногда отправляли домой. Это называлось «Тренинг нагрузки». Для Иоланты нагрузка оказалась непосильной: ее муж был не готов к изменениям, произошедшим с ней. Выходные прошли в тяжелом выяснении отношений, Иоланта была совершенно подавлена. В ней боролись два противоположных чувства: желание отстоять свое право быть самой собой и страх потерять мужа, остаться одной. В своем теперешнем состоянии она была от него вдвойне зависима. Результатом этого стал рисунок с американскими горками. Направление движения влево, в сторону регрессии. 



На следующем рисунке нарисована пара, стоящая перед детской кроваткой, женщина беременна. Солнце, сердечки и имя Иоланта нарисованы с большой любовью. Когда я увидела этот рисунок, я подумала: «О Боже, только не это!», полагая, что Иоланта рисует свою несбывшуюся мечту о ребенке. К счастью, я ошиблась, она изобразила своих родителей, ожидающих ее появление. У нее было очень счастливое беззаботное детство и любящие родители. Она рассказала нам немного о родительском доме. Соприкоснувшись с чувствами родителей к ней через рисунок, Иоланта обратилась к своим ресурсам. Она сказала, что и сейчас чувствует их любовь и поддержку, мощный позитивный импульс из прошлого.

 

Последний рисунок Иоланты был по теме «Иона и кит». Эту тему я выбрала специально, как прощальную, многие пациенты заканчивали терапию. Иона покидает чрево кита и рождается в неизвестный ему мир. Каким будет этот новый старый мир для Иоланты? В клинике она научилась по-другому относиться к себе и другим. По сути, мир остался прежним, это ее взгляд на мир изменился, для нее он стал другим. Как примет внешний мир ее изменившуюся? Хватит ли у Иоланты сил, чтобы выдержать давление внешних обстоятельств?



Иоланта рассказала о своих переживаниях, выраженных в рисунке:

«Кит выплюнул меня из темноты на свет. Я очень радуюсь свету, солнцу, но и немного опасаюсь: что там, в новом мире. Очень трудно прощаться с группой, с клиникой. Мне грустно, я плачу, но одновременно я радуюсь и смеюсь. Я чувствую себя живой. Моя жизнь тверда, но я стала мягче.»

 

Хочу сделать несколько пояснений.
Интерпретация рисунков - вещь очень тонкая. Она должна восприниматься не как нечто незыблемое, а скорее как подвижная, живая модель. Это инструмент, требующий постоянной настройки.
Нужно не забывать, что интерпретация легко может быть ошибочной , например, по причине переноса или контрпереноса со стороны терапевта.
Интерпретация должна согласовываться с биографическими данными и текущим состоянием пациента. Очень ценным дополнением являются пояснения пациента. Часто интерпретация рисунка дает почву для новых предположений, которые, однако, требуют проверки. 
Терапевт никогда не озвучивает свою интерпретацию пациенту. 
2017-01-01
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?