Сновидение является компромиссным образованием между желанием спать с одной и возбуждающим (пробуждающим) действием внутренних и внешних раздражений с другой стороны. Внутренние раздражители в свою очередь можно условно разделить на соматические (боль в той или иной части тела, переполнение желудка, кишечника, мочевого пузыря) и психические. Как известно, Фрейд считал влечения раздражениями, находящимся на границе психики и тела,  и сравнивал их с внешними раздражениями, с одним лишь различием- от влечений не убежишь и не спрячешься.  Все эти раздражения являют собой потенциальную угрозу для сна, то есть, достигнув определенной степени интенсивности, они могут просто напросто разбудить спящего. Фрейд объясняет функцию сновидения реактивным («ре- акция»- «ответное действие» на психическое раздражение) освобождением от этого раздражения, то есть, обобщая и может тем самым высказыванием совершая акт редукционистский (сведение к одной лишь экономической составляющей влечения), можно сказать что сновидение позволяет влечению разрядиться, что  будет выглядеть как исполнение того или иного желания на уровне интерпретации аналитиком сна анализанта.  Фрейд замечает, что сновидение является не нарушителем сна, а оберегает его, устраняет нарушения его покоя, несмотря на то, что обыденное мышление подсказывает обратное, а именно то, что сновидения часто мешают нормальному отдыху, под которым подразумевается сон без сновидений. Но как показывает психоанализ, без помощи сновидения мы вообще бы не спали. 

«Ему мы обязаны, что проспали хотя бы и так. Оно не могло немного не помешать нам, подобно ночному сторожу, который не может совсем не шуметь, прогоняя нарушителей покоя, которые хотят разбудить нас шумом».

Сновидение побуждается желанием, как уже было показано выше, и исполнение этого желания становится содержанием сновидения. Другой такой же постоянной чертой, по утверждению Фрейда является то, что сновидение не просто выражает мысль, а представляет собой галлюцинаторное переживание исполнения желания. Так как исток желания (как желания Другого, согласно Лакану) является загадкой в том смысле что оно имеет в своей основе бессознательный фантазм, оно если даже и не имеет прямого отношения к половому акту, является тем не менее сексуированным.



Обращению со своим желанием и выработку основных психологических защитных механизмов субъект формирует в раннем детстве, что и позволяет механизмам сгущения возвращать его (отсылать) ко всем похожим ситуациям. «Похожее» собственно говоря и есть сгущение (метафора) в противоположность смещению (метонимии, рядоположенности). Таким образом, некий конфликт, фрустрация с которой столкнулся субъект, в каком-то смысле всегда предопределены предыдущим опытом цепочкой ассоциативных связей (то есть каждый данный  конфликт сверхдетерменирован), так как в бессознательном все попавшее в него структурируется. Сновидение, как продукт бессознательного, как «королевская дорога» к нему формирует галлюцинаторное исполнение не данного уникального желания (каким оно может только казаться для не знакомых с теорией Фрейда, на самом деле ничего уникального в судьбе субъекта быть не может) а метафоры, то есть всех связанных с ним ситуаций в логическом прошлом, вплоть до условно «первой». И наиболее яркие и «первые», и чаще вытесняемые встречи с данной ситуацией относятся к детству. То есть за анализ какого бы сновидения мы не взялись, цепочки свободных ассоциаций рано или поздно приведут нас в детство, к ранним формам реализации желаний, что и является хорошим анализом, как на это указывает Фрейд. Другое дело, что это не всегда удается, так как конечном итоге сновидец сам решает до каких пределов ему следует проводить анализ сновидения, и стоит ли его вообще проводить. В «Толкование сновидений»  Фрейд приводит исчерпывающие анализы некоторых сновидений, и мы видим что ни один из полных анализов не обходится без детских воспоминаний.

«В наших сновидениях мы всегда одной ногой в детстве».

 

говорит З. Фрейд. Разобрав механизм регрессии к инфантильным способам удовлетворения влечений и возврата к воспоминаниям перейдем к ее другим встречающихся в сновидениях типам. Регрессивный характер мышления –ассоциативного процесса во сне, связан со снижением энергетического «тонуса» сознания, в результате чего

а) предметные значения слов начинают преобладать над словесными,

б) они теряют связь друг-  с другом и

в) подвергаются первичному процессу, проявляющемуся в виде сгущения и смещения.

Поэтому в сновидениях встречаются  феномены, характерные для шизофрении. Неологизм "норекдальный" известный нам из сновидения самого Фрейда, приведенного в «Толковании сновидений» образован точно так же как и неологизмы пациентов с шизофренией, с той лишь разницей, что во втором случ ае сна в буквальном значении не было. Похожие изменения сознания наблюдаются при курении марихуаны (правда не у всех) а также при приеме галлюциногенов (ЛСД, мескалин, псилоцибин), особенно относящихся к группе диссоциативов (кетамин, фенциклидин). Первичный процесс обусловлен подвижностью активной силы представлений-  «свободной энергией» по Брейеру, в отличии от «тонически связанной» энергии которая предполагает систему сознания, и по этой причине в «нормальном» состоянии, в отличие от сна, для сознания не характерны механизмы смещения и сгущения. Эта невозможность объясняется своеобразной «торпидностью», «вязкостью» энергии вторичного процесса. Добавим еще, что в сновидении нет иерархической структуры слоев, нет отрицания, нет сомнения, нет различных степеней достоверности. В «Толковании сновидений» Фрейд иллюстрирует, с какой сложностью можно столкнуться переводя обычные логические отношения с привычного нам вторичного в первичный процесс, (и наоборот) и как в итоге получается что -то вроде ребуса, который в  принципе никогда до конца так и не может быть разгадан, потому что никакой перевод по определению не может полностью соответствовать оригинальному тексту.



Сновидения находятся вне хронологического времени, они подчинены принципу удовольствия (Lust -Unlust) и регулируются им, не работают по законам формальной логики, в отличии от регулируемого принципом реальности сознания в состоянии бодрствования с доминированием вторичного процесса. Тип мышления преобладающий в сновидениях характерен в норме для детей, архаичных языков и невротических симптомов, в целом согласуясь с выдвинутой Фрейдом филогенетической триадой «ребенок - невротик - дикарь», к которой он довольно часто обращался. Сюжеты некоторых сновидений (как и бреда, галлюцинаций), схожи со сказками, мифами и религиозными мотивами различных народов, что было показано К. Юнгом. Подобные архетипические сновидения можно рассматривать как филогенетическую регрессию. Что же касается онтогенеза сновидений, то  как показывает З. Фрейд,  сновидения детей представляют собой способы отреагирования переживаний дня, непосредственно предшествующих сну. Это реакция на дневные фрустрирующие события, и в отличие от сновидений взрослого человека, исполнение этого желания происходит непосредственно, оголено. В детских сновидениях происходит совпадение явного и латентного содержания сновидения, искажение в них присутствуют в настолько незначительном объеме, что отпадает необходимость  в их толковании. Эти сновидения настолько ясны благодаря тому, что исполнение желания происходит в  не заваулированной форме («если бы все сновидения были такими же, как детские, то проблема была бы решена, наша задача выполнена, и не нужно было бы расспрашивать видевшего сон, привлекать бессознательное и пользоваться свободной ассоциацией»); они и  дают Фрейду возможность сделать вывод о том, что искажение сновидения не есть проявление его сущности. Детские сновидения «кратки, ясны, не бессвязны, не двусмысленны, их легко понять, и все-таки это сновидения. Но не думайте, что все сновидения детей такого рода. И в детском возрасте очень рано наступает искажение сновидений; записаны сновидения пяти-восьмилетних детей, которые имеют все признаки более поздних. Но если вы ограничитесь возрастом с начала известной душевной деятельности до четвертого или пятого года, то встретитесь с рядом сновидений, которые имеют так называемый инфантильный характер, а затем отдельные сновидения такого рода можно найти и в более поздние детские годы. Даже у взрослых при определенных условиях бывают сновидения, похожие на типично инфантильные». Манифестным сновидением называется видимая часть сновидения, его корпус, то есть то, что рассказывается и как оно рассказывается. То, что порождает этот явный, зримый текст является скрытым содержанием сновидения- латентным сновидением. Об этом не явном значении не знают не только окружающие, которым сновидец рассказывает свой  сон, но и в первую очередь сам индивид. Это происходит потому что представления, связанные с реализацией того или иного желания в скрытом сновидении, являются в целом для субъекта неприемлемыми,  вследствие налагаемого Супер-Эго запрета. Во сне эта структура психического аппарата (впрочем как и Эго) регрессирует, оставляя цензуру как остаточное вытеснение осуществлять функцию контроля за деятельностью  Ид, результатом чего и является явное сновидение, образованное из латентного с помощью механизмов сгущения, смещения, символизации и окончательной огранке вторичной обработкой.



После описанных высшее метаморфоз сновидение принимает более или менее «благопристойный» вид, который удовлетворяет как «Я» сновидца, так и другие структуры психического аппарата, являясь тем самым компромиссным образованием еще и с этой позиции. Таким образом, компромисс который представляет из себя сновидение имеет два структурных уровня- первый между желанием спать и раздражениями влечений, второй- между влечениями и установками Эго (или запретами сверх-Я). Это делает понятным феномен совпадения скрытого и латентного сновидений у детей младшего возраста, возникающего по причине незрелости «Я» и относительной слабости «Сверх- Я» по сравнению с взрослым. За сложности в анализе сновидения, то есть восстановление латентного сновидения отвечает все та же цензура, которая и трансформировала в свое время скрытое сновидение в явное. Преодолеть или обойти цензуру означает реконструкцию исходного кода, в чем аналитику помогают все те же свободные ассоциации, которые продуцирует сновидец относительно того или иного отдельно взятого элемента сновидения, а также сопротивление- основное препятствие и помощник в аналитическом процессе, которое проявляется в виде затруднения в воспроизводстве свободных ассоциаций, забывания отдельных фрагментов или самого сновидения в целом.

2017-08-09
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?