На благо клиента все инструменты хороши. Арт-терапия

👁 32

Вводная информация.

Женщина, Ж., 30-35 лет, ребенок с тяжелым генетическим заболеванием.

Это была пятая встреча с запросом. Последняя закончилась моим предложением провести арт-терапевтический сеанс, который описан в этой статье.

Встреча началась с обсуждения текущего состояния: настроение, готовность работать и  получилось ли использовать упражнение для контроля эмоций во время всплеска. Коротко об упражнении: когда клиентка начинает закипать и сердитьсянаребенка, необходимо начать напоминать себе о том, что сейчас она сердится на его болезнь (или состояние, которое не изменить).

-- За всю неделю я ни разу не позволила себе одернуть или стукнуть ребенка. Один раз была ситуация, когда хотелось "наорать". (Мое прим.: привычным образом отреагировать на раздражающую ситуацию). 
Ж. уточнила, что мысль о том, что сейчас она сердится на болезнь, помогала переключаться с эмоций на решение ситуации, вызвавшей сильные отрицательные эмоции. Единственное, что её беспокоило, это то, что разделение болезни и самого ребенка происходило после того, как она успокаивалась.
-- Я ловила себя на мысли, что это болезнь плохая, а он хороший. 
 
Сегодняшняя работа была направлена на принятие неотделимости ребенка и его болезни. Также у меня возникали сомнения относительно чувств, которые стали триггером всплеска. Ж. часто озвучивала злость. Но то, каким образом было описано предшествующее всплеску состояние, а также образ жизни клиентки, натолкнуло меня на мысль проверить ещё одну гипотезу: что, если основой для злости стала нетерпимость, неприязнь или даже брезгливость к некоторым проявлениям болезни? 
 
Итак, арт-терапевтическая часть встречи с Ж. началась со знакомства с материалом. Мною был выбран цветной кинетический песок: красный, синий, зеленый и желтый. 
Также была обозначена проблематика: отношение к болезни и к ребенку. 
Ж. сразу взяла в руки материал желтого цвета, слепив из него округлую форму. На мой вопрос, что сейчас она чувствует, получила сильные эмоции, Ж. не могла сдерживать слез. 
-- Это мой малыш, мне хочется его согреть, держать в ладони и не отпускать. 
Затем она смешала зеленый и синий песок. Сразу рассказала, что это её представление о болезни. 
-- Она холодная, жесткая, неприятная.
На мою просьбу смоделировать ребенка и болезнь, Ж. стала оборачивать желтый комочек в сине-зеленую массу. 
-- Мой малыш там внутри. Тяжело это переживать сейчас. 
Снова сильный всплеск и слезы. Мы на минуту остановили работу, необходимо было восстановить дыхание клиентки и способность работать дальше. 
Затем я предложила сделать с материалом первое, что придет в голову. Ж. сказала, что хочет отделить болезнь от ребенка, и начала снимать кусочек за кусочком слой болезни. 
-- Как бы я ни старалась, вместе со слоем болезни отрывались и кусочки сына. Это просто ужасно.
Опыт отделения во время арт-терапии показал, как попытка разделить болезнь и ребенка в жизни может привести к потере восприятия части личности ребенка. 
После того, как отделение завершилось, Ж. решила поработать с желтым комочком.
-- Явсепытаюсь сделать из него человечка. А он разваливается. Наверное, ему лучше в виде комочка. 
Эту метафору мы тоже перенесли в жизнь. В том состоянии, в котором находится ребенок Ж., попытки сделать из него условно "нормального", здорового, останутся, скорее всего, безуспешными. После чего желтый комочек обрел комфортную для себя форму.
Т.к. нам необходимо выявить чувства к болезни, я попросила Ж. вернуться к сине-зеленому песку. Показательно, на мой взгляд, что клиентка не брала его в руки, а кончиками пальцев уминала по столу. 
-- Что чувствуешь?
-- Она холодная. Твердая. Я не хочу её касаться.
-- Так ты с ней не подружишься. (Мое прим.: здесь имела ввиду, не сможешь узнать лучше). И посмотри, там есть частички желтого.
-- Вот от этого проще как-то становится, что там есть его часть.
Ж. взяла в руки и начала разминать.
-- А вообще, я хочу ее ударить. 
-- Ударь.
К слову, сама явесьсеанс сминала кусочек материала, а тут со всей силы бросила его на стол. Клиентка повторила за мной. 
-- И сильно так ее сжать хочу! 
Сжимаем каждая свой кусочек. Обращаю внимание Ж. на свойство песка, становиться плотнее при сжатии. Такая способность фракций помогло создать еще одну метафору для работы.
-- Когда я злюсь, его болезнь будто сильнее меня становится. 
После этого пришло время воссоединить желтый комочек и сине-зеленую массу.
-- Как ты себе это представляешь?
-- Я не могу снова завернуть его в это. Ужасно. Просто ужасно. 
-- Ж., твоя первичная модель больше напоминает яйцо: в центре желток, сверху скорлупа, которую можно очистить, будто у твоего ребенка просто гипс. В реальности его болезнь... -- Это его состояние. Понимаю.
Ж. начинает добавлять зеленый песок в желтый комочек. И плачет.
-- Ты не должна делать это сразу. Ты можешь добавлять постепенно. 
Спустя какое-то время у Ж. в руках оказывается большой желтый комочек с зелеными разводами.
-- Он даже какой-то красивый стал. Необычный. Не просто желтый, а своеобразный. 
-- Что бы с ним ни происходило: иногда зеленого будет больше, иногда желтого. И всегда он будет разный. 
Мне даже показалось, что она любовалась им. Решаю завершать сеанс.
-- Что бы ты хотела сейчас сделать с ним?
-- .... (не выпуская из рук)
-- Знаешь, я хотела предложить тебе забрать его с собой. 
-- И что я буду с ним делать?
-- Например, когда чувствуешь злость, доставай его, чтобы помять. Смотри на новые узоры. И вспоминай о том, что мы тут говорили, делали, о твоих чувствах. 
-- Да, спасибо. 
Протягиваю подготовленный зип-пакетик. 
-- Он же может помяться в сумке.
-- Ж., ты сильно расстроишься, если он помнется?
-- Да!
-- Тогда возьми контейнер. 
Освобождаю из-под песка контейнер и обмениваю его на пакетик. 
-- Спасибо!! 
Бережно кладет комочек в контейнер, а его в сумку. До конца сеанса остаётся несколько минут, и всё это время Ж. поглядывает на сумку.
Во время закрытия сессии обращаю внимание на одну деталь.
-- Ж., что ты чувствовала, когда тыкала пальцем зелень? 
-- Мне было неприятно. Есть такое чувство, неприязнь?
-- Конечно, есть. К некоторым проявлениям болезни мы испытываем неприязнь. Это нормально. И я считаю, что основой твоей злости стала именно неприязнь к некоторым проявлениям болезни сына. 
-- Брезгливость. Еще брезгливость.
-- Возможно, что даже брезгливость. И это тоже нормально. При всей любви к малышу, ты вполне можешь испытывать брезгливость к проявлениям его болезни. Ты не заставишь себя полюбить то, что тебе неприятно. Это и не нужно.
Обсуждаем еще недолго сеанс, его необычность. Ж. благодарить за встречу. Договариваемся встретиться через неделю в это же время. Прощаемся.
 
Публикуется с согласия клиента. Спасибо. 
Полина Васильева
2018-09-30
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?