Направленное алхимическое воображение.



Целью алхимиков во всех культурах является осуществление качественных изменений внутри одушевлённого или неодушевлённого предмета, его «перерождение» и переход «на новый уровень». Алхимию, занимающуюся получением золота, составлением препаратов и снадобий, «пилюль бессмертия», изучением глубинной (оккультной) сущности веществ и химических реакций называют внешней алхимией. Трансмутацией духа, достижением абсолютного здоровья или даже бессмертия при помощи определенных упражнений — внутренней алхимией.

Увидеть алхимию как психологическое и символическое искусство – в этом главный научный прорыв Юнга и ключ к пониманию ее тайны. Исследование алхимии привело Юнга к тому, что он увидел в ней фундаментальный источник, основание и подтверждение своей психологии бессознательного. Влияние алхимии на его дальнейшую работу было настолько значимо, что «Добрая треть юнговских текстов прямо или косвенно касается алхимии. Она занимала его больше, чем другие его темы – типология, ассоциативный эксперимент, восточная мудрость или парапсихология». Как заметил Шварц-Салант (1995), «Возможно, Юнг в большей степени, чем любой другой современный исследователь алхимии, ответственен за возрождение этой отрасли знания в качестве достойной и уважаемой области исследований».

Процесс психотерапии, подчас, запускает череду глубоких и таинственных событий. Подчас психологу и его клиенту достаточно легко потерять путеводную нить. Часто именно поэтому многие люди с таким отчаянием цепляются за узкие и порой не адекватные теории – они, по крайней мере, дают ощущение хоть какой-то ориентации. Но если не помещать психические явления в прокрустово ложе одной из предвзятых теорий, возможно, нам стоит искать категории для понимания души в ней самой. Древнее алхимическое высказывание гласит: «Раствори вещество в его собственной воде». Именно это мы и делаем, когда пытаемся понять процесс психотерапии в терминах алхимии.

Как продемонстрировал Юнг, алхимическая символика – в значительной мере – продукт бессознательной души. Когда Юнг изучал алхимию, он обнаружил, что обширный мир алхимических образов и является «собственной водой», которую можно использовать, чтобы понять сложные содержания психики. Он писал: «Я очень скоро открыл для себя, что аналитическая психология совпадает самым забавным образом с алхимией. Опыт алхимиков был, в некотором смысле, моим опытом. А их мир – моим миром. Возможность сопоставления с алхимией и непрерывная мыслительная традиция, связавшая меня с гностиками, послужили фундаментом моей психологии».

 Алхимический процесс превращения неблагородных металлов в нечто ценное – философский камень, золото или эликсир вечной жизни – можно рассматривать на психологическом языке как определенную метафору психологического роста и развития человека.

Можно сказать, что алхимические образы описывают процесс глубинной психотерапии, поскольку он идентичен тому, что Юнг называл индивидуацией. Особая ценность алхимии состоит в том, что ее образы конкретизируют события трансформации, происходящей в психотерапии. И образы алхимии являются наиболее значимыми конечно же для того, у кого был личный опыт контакта с бессознательным.

Основным инструментом в понимании внутреннего мира для К. Юнга стало активное воображение. Его акцент на активном воображении открыл новую область исследования, включая выявление внутренних фигур и освоение мира воображения. Воображение имеет долгую и впечатляющую историю, играющую центральную роль в представлениях о духовном росте, особенно в эзотерической линии, такой как магическая и алхимическая традиции. Конечно же не каждый алхимик понимал концепцию воображения. Однако существует достаточно значимая теория воображения, которую можно обнаружить в трудах некоторых алхимиков. Взгляд алхимии на воображаемую реальность может многому нас научить в плане теории и практики активного воображения и его роли в процессе индивидуации.  Ведь алхимик, по сути, сам того не понимая взаимодействовал с внутренним образом (архетипом) и посредством этого взаимодействия направлял его (архетипа) силу в потенциальную Самость (центр психического), создавая трансмутацию (психологическую трансформацию), которая генерировала проявленную Самость (Философский Камень).

 Таким образом, основная цель внутренней алхимии – связаться с внутренней фигурой на достаточной глубине, чтобы активировать исцеляющую  функцию Воображения.  Вот один из примеров направленного алхимического воображения, где взаимодействие с архетипическим образом позволило  прийти к пониманию наличия  фиксации в деструктивном жизненном сценарии  и далее ознаменовало начало нового этапа в жизни моей клиентки:

Я сижу под деревом на лугу. Возле меня растет в траве очень крупная, спелая, сочная клубника. Указательный столб показывает, где находится Трикстер. Сегодня он там же, где и Мудрец, у озерца. Я направляюсь туда. Вижу знакомую мне скамеечку деревянную, на ней сидит Трикстер, одетый во все черное и большое сомбреро. Это молодой человек, жуликоватого вида. И рядом с ним Мудрец – медведь. Трикстер что-то говорит Мудрецу. Мудрец же просто ловит рыбу. Удочка не шевелится, на воде штиль. Мудрец молчалив и задумчив, ушел в себя. Я приближаюсь к ним. Трикстер давно уже меня приметил, а Мудрец остался погружен в свои мудрые мысли. Я подхожу. Трикстер предложил мне прокатиться на лодочке по озерцу, испросив как бы мысленно у Мудреца одобрения-разрешения. Мудрец остался недвижим. Но молча дал свое согласие. Мы сели в лодку с Трикстером, пришвартованную здесь же к берегу. Мудрец молча, задумчиво поглядывал на нас, но мы его взгляда не видели, скорее, первое время ощущали. Трикстер закутался в свой черный плащ. Это стройный человек, лет 35-30-ти (неопределенного возраста). На нем узкие кожаные брюки, длинные черные сапоги ботфорты, я не вижу его лица, лишь под сомбреро поблескивают его лукавые глаза.  Я догадываюсь, что у него тонкие черты лица, узкий, четко очерченный подбородок. Весла нашей лодки спокойно болтаются в воде. На воде легкое течение, нас слегка уносит в сторону горизонта. Практически штиль. Лодка лишь покачивается немного. Ведь так бывает даже на стоячей воде. Он раскинул передо мной на лавочке лодки карты, причем картинками наверх. И сказал выбрать три. Я выбрала карту, на которой изображена избушка в лесу с ведущей к ней тропинкой. Я посмотрела на нее, мне приятно это изображение. Затем я вытащила карту с очень красивой, темно-красной, полностью распустившейся розой. Лепестки розы по краям были покрыты снегом, инеем (ассоциация с зимней вишней). Третья карта изображала ребенка. Голенького, упитанного, скорее пупсика. Трикстер сказал, что он ничего мне не будет объяснять, ибо я и сама все понимаю. Причем все наши разговоры велись на ментальном уровне. Мысленно. И мы при этом прекрасно понимали друг друга. Вдруг небо сильно потемнело, набежала туча и началась сильная гроза с дождем. Стало очень холодно. Но я не замерзла. Внутри меня было тепло. Хотя на мне было очень легкое летнее платье и туфельки. Тело мое мерзло и шаталось на ветру, но внутри я почему-то не мерзла. Трикстер продолжал сидеть в лодке, закутавшись в свой плащ, и не предпринимал никаких попыток даже налечь на весла. Напротив, он даже закурил трубку. Как будто ничего вокруг не происходило. Нас уже достаточно далеко отнесло от берега, Мудреца уже почти не было видно. И, хотя все происходило практически на одном пятачке, но у меня было ощущение, что мы отплыли уже очень далеко. К своему ужасу, я увидела приближающихся к нашей лодке огромных рыб, морских животных: акул, касаток – не понятно. Они очень стремительно подплыли к нашему утлому суденышку и столкнулись об него, вытолкнув меня из лодки. Причем, Трикстер так и остался спокойно там сидеть. А я начала очень быстро погружаться в глубокую бездну. «Вот и все, и так быстро!», - подумала я. Ну почему же Он сидит, и не помогает совсем мне. Я все погружалась и погружалась в бездну. В толщу воды. Глубина необыкновенная. Стало очень темно в этой воде и тихо. Ноги мои запутались в этой воде, водорослях. И я поняла, что вокруг меня образовалась воронка.  Мне было одновременно и страшно и удивительно спокойно. Я лежала в воде. Наслаждаясь этим покоем. Я была в шоке – почему я не карабкаюсь, не борюсь за свою жизнь?! Но здесь так  спокойно и хорошо! И, несмотря на ледяную воду, я это осознавала, мне было удивительно тепло, как в колыбели. Вдруг вокруг меня стали появляться русалки. У них были ужасные, страшные морды. Они издавали рыбьи, пищащие звуки. Они стали кружиться вокруг меня, показывая исходившую от них угрозу. Но даже теперь я не пыталась бороться. Хотя опасность всё усиливалась. Я почти засыпала. И вдруг я открыла глаза, и увидела, что в воду возле меня погружен огромный половник. А сверху этим половником крутит-мутит воду, управляет всем этим процессом Трикстер! Половник был огромен  и доставал чуть ли не до самого дна. И вдруг в моем мозгу послышался голос Трикстера. Он говорил мне: «Ну и долго ты все это будешь вытворять?!». Я была удивлена. Но я понимала где-то в глубине своего сознания, что это именно я управляю всем этим процессом! Что это Я не хочу вылазить из этой мутной воды! Что это Я  сама добровольно погружаюсь в пучину, вызываю русалок, которые угрожают мне, но я с этим ничего не хочу делать. Он дал мне понять, как только я захочу, все это закончится. Я сделала над собой ощутимое усилие, набрала в грудь воздуха и захотела. Послала Трикстеру волевой сигнал. И вдруг меня подхватил половник, и я оказалась выброшена в лодку вместе с большим ушатом ледяной воды. Русалки и другие морские звери остались ни с чем. Вдруг снова внезапно засияло солнце, начался штиль. А я, вдруг ощутив контраст температур – от ледяной глубокой воды до жарящего солнца, вдруг стала сильно мерзнуть. Меня начало трясти, бить озноб от холода. Мое тело как будто начало понимать, что со мной происходит. В лодке была вода из глубины. Очень холодная. Я промокла вся, до нитки. Обувь была, хоть выливай. Трикстер снова дал мне понять, что это все – дело моих рук. Я попыталась расслабиться, солнце стало пригревать и обсушивать меня. Я чуть-чуть расслабилась. И вдруг увидела, что наша лодка приближается к обрыву. К линии горизонта, которая всегда казалась недостижимой. А Трикстер вдруг куда-то исчез! Я заглянула за корму своей маленькой лодочки и увидела, что я буквально приближаюсь к краю земли, краю воды, краю света. Еще секунда, и я, и лодка упали с этого края. Лодка полетела вниз вперед меня. Я – следом. У меня задралось платье. Я стала падать, как Алиса в нору (Алиса в стране чудес). Под платьем у меня обнаружились батистовые кружевные панталоны. Я летела, руки у меня поднялись вверх. Я падала очень долго. На меня со всех сторон летели брызги воды, падающей воды, дна не было видно. Только туман внизу.  У меня было время оглядеться и подумать. Сколько же мне еще так падать? Но тут появился из воздуха Трикстер. На нем был его длинный плащ и крылатые сандалии. Он позволил мне еще маленько попадать в воздухе. Затем подхватил меня за подмышки. И мы полетели с ним в сторону от этого места. Он перенес меня через океан. И высадил на берег. У той самой скамеечки. А сам исчез. Мудреца здесь тоже уже не было. И я пошла обратно к своему дереву, откуда началось моё путешествие.

Юнг видел в алхимии, прежде всего, своего рода карту процессов обретения психического равновесия (индивидуации) и психического роста человека. Эта карта так же актуальна сегодня, как это было в своё время, когда ещё молодая алхимия открывала своим адептам тайны человеческой природы, маскирующихся в трансмутации металлов и поисках Философского Камня.

Продолжение следует…

 

Литература

Зеленский В.В. Базовый курс аналитической психологии, или Юнгианский бревиарий. – М.: «Когито-Центр», 2004.

Мария-Луиза фон Франц Алхимическое активное воображение. – М.: Клуб Касталия. 2016.

Рафф Д. Юнг и алхимическое воображение. М.: Клуб Касталия. 2013.

Эдингер Э. Анатомия души. Алхимический символизм в психотерапии. М.: Клуб Касталия. 2011.

2017-04-19
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?