Небытие спящих красавиц как возможность женского исцеления. Части вторая: Алиса в себе, третья: выбор

 

Часть вторая: Алиса в себе.



Алиса погрузилась в себя глубоко. В сказках, как и в жизни, сотворение  действительности  - это обратная сторона уклонения от действительности. Эти два состояния очень похожи и стороннему взгляду никак не определить, в каком состоянии находится женщина: в стагнации или в творческом процессе построения новой себя. Причем, в первом случае, процессы протекают и внутри снаружи ввиде пассивного, унылого состояния и этот момент в жизни женщины очень опасен. Во втором случае, при внешней пассивности, ведется глубокая внутренняя работа. Подобно всем сказочным спящим принцессам, которые также, как и Алиса, как и тысячи других незрелых, но готовых возродиться к новой жизни женщин, она погрузилась в сонное небытие.  И подобно всем сказочным героиням, она должна была проснуться исцеленной.

Прошло время пассивного саморазрушения, Алисино бессознательное искало сюжеты сказочных историй, где принцессы раз за разом проходили уроки взросления: то укалывались о веретено (сугубо женское занятие, требующее умения плести нить своей судьбы), или не выдерживали диалога со своей же внутренной Анимой (зрелой старухой, раз за разом приходившей к Белоснежке). Что же исцеляло их, где они брали ресурсы для взросления,  для победы? Задачи, которые вытекали из ответов на эти вопросы, и Алиса это знала, нужно было осознать сейчас, иначе она все реже будет чувствовать свой жасминовый запах и видеть мир, и радоваться ему.


Муж, который знал множество Алисиных настроений, почувствовал появившийся запашок внутреннего саморазрушения – он был тяжелым, делал Алису черного цвета и лишил смеха, заставил напрягаться мышцам лица, отчего ее губы превратились в две тонкие ниточки.


Тогда он заварил для нее чай и его специальный аромат увел ее подсознание к реке, которая оказалась мелковатой, с довольно мутной водой. «Не подходит»,- вялое сознание Алисы начинало просыпаться, и она мысленно расчищала берега и реку. Занималась высадкой цветов и деревьев, избавлялась от мусора и тины.. Река стала полноводной, глубокой, Алиса пила  ее чистую воду, она чувствовала запахи мяты и мелиссы…творческие ресурсы медленно ей открывались. Мысленно выходя на песчаный берег, она молилась. И тогда появились силы задать себе вопросы: а кому, в конечном счете, нужны были эти разговоры – Нине или Алисе? И почему Нина посчитала возможным указывать ей, что делать и как себя вести? В какой момент Алиса это допустила и почему? Не проще было бы сразу прочертить невидимой чертой ту область, в которую без приглашения не входят? Зачем ей нужно было проявлять такт и все больше и больше вставать на горло собственной песне в угоду разным Нинулям? Для чего ей так важно нравиться всем вокруг? Зачем ей было смотреть на себя их глазами: глазами женщин, глазами мужчин?


 В своем небытие, в этих потоках целительных рек, бурлящих в ней, Алиса пыталась найти силы для взгляда на себя своими собственными глазами, глазами первозданной женщины, направленными внутрь себя, глазами всепонимающими и любящими. Как однажды из образа угодливой служанки Золушка посмела, и  у нее получилось, взглянуть на себя этими глазами и превратиться и принцессу мечты. Для Алисы было удивительным: ощутить ту разницу, в образе, в котором ее хотят  видеть другие  и той, какой она являлась по своей сути.

Так она насыщалась «живой водой», бурлящей в ней, она пыталась прочищать все устья, рукава, источники, чтобы освободить творческое русло – этот целительный поток. Как только он перекрывается, по утверждению К.Эстес, женщина уподобляется гибнущей реке: усталая, лишенная энергии она медленно увядает, отравленная ядами своих же собственных мыслей. Интуитивно она ощутила потребность в приобщении к природе, к ее целительному воздействию.


Погружаясь по икры во влажную глину, она, подобно Персефоне, ощущала способность земли вмещать, хранить, очищать и оберегать. Внутренняя молитва и творческие порывы и подтолкнули ее взять глину ногами, чувствами, руками…она лепила из глины себя, а вылепила звезду. Почему? Кто ей сказал, что она должна быть лучше всех, участвуя в непрекращающемся забеге на привлекательность и успешность? Вот откуда эта, почти рабская зависимость от мнения значимых людей…правильная, лучшая, но…слабая. Транслируя  знания и яркость, забываем о  тепле и наполненности? Что это за сосуд без содержания? А какие мысли – подкидыши наполняют этот сосуд: тщеславие, гордость, потребительство, обида, осуждение, - чувства без тепла, без смирения. Ее руки работали с глиной, появлялись новые образы, но  и это была не Алиса. Ей удалось обнаружить некоторые мысли - подкидыши: - это были неумение принять свои слабости, вечное стремление к совершенству, нужда в постоянном одобрении со стороны и неспособность к самостоятельному действию, а значит к зрелости и к принятию ответственности за себя. Поэтому она готова была раздаривать свою энергию направо и налево, всем, кто хотел. Однако, взамен Алисе – звезде требовались благодарность и почитание.  Только в чужом одобрении она могла источать свет. Только под чужим вниманием и для чужого внимания. Наконец, на третий день, Алиса родилась. Пока из глины, но это была твердо стоящая на ногах женщина с длинными волосами и спокойным взглядом. Она твердо стояла на ногах и  не нуждалась в постоянном человеческом одобрении. Она признавала в себе иную потребность. Иное одобрение – одобрение своей духовной частью, совестью. Семья, Род, Бог, - эти понятия для новой Алисы стали ключевыми и здесь уже не было долгов ни перед кем, кроме себя.

Часть третья: выбор.


 «На предметах искусства. Дошедших до нас с древнейших времен, нам представлена женщина как высшая сила…ее красота определяется совершенно забытыми нами понятиями, которые сегодня зачастую считаются признаками уродства, - пишет А.Рич, делясь своими размышлениями о культе богини – матери. – У ее тела есть масса, внутренняя глубина, внутренний покой и стабильность. Она не улыбается; на лице выражение погруженности в себя или полной отрешенности, а иногда кажется, что ее глаза полыхают огнем. Если, как это часто бывает, она держит на руках младенца (поклонение деве с сыном, которому подчинен мир, пришло гораздо позже) она вся ушла в себя. Она существует сама по себе, не для искушения мужчины и не для его умиротворения, а только ради себя самой».


Искренне, от всего сердца  Алиса разрешила себе испытывать боль: кричать и плакать, когда болит. Взрослеет человек не медленно, год за годом, а в одно мгновенье. Алиса повзрослела в тот миг, когда ощутила благодарность к тем людям, которые ей делали больно, - они лишь показывали ей ее несовершенство. И Алиса его приняла, как  приняла мысль о не идеальности всех своих творений. Это и есть процесс становления всего живого, в несовершенстве, в поиске, в развитии. Вместе с собственным правом на ошибки, она взяла ответственность за эти ошибки на себя, теперь она себе первый критик и мотиватор. И вспомнив свой сон, взрослая уже женщина, могла почувствовать его совсем по - другому. Хватит ставить себе задачу быть всеми принятой, этого не произойдет. Лучше следовать за своей Анимой и быть уверенной, что, если ты живешь с верой и смотришь вглубь себя с пониманием и любовью, то тебе не нужно одобрение всех. С внутренним принятием ответственности за свою жизнь на себя Алиса получила бесценный подарок – свободу. Ее  свобода пахла апельсином...


 

Начало здесь:https://www.b17.ru/article/84601/


Кто хочет пройти путем Алисы? Запись на психологическую двухдневную  игру:https://www.b17.ru/trainings/samost/

2017-08-07
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?