Неиспользуемые возможности цветовой теории Гете



Исследованию цветовых явлений закономерно уделяется значительная роль в современной теории искусства, смежных областях, а также в междисциплинарных исследованиях, связанных с искусством.Отсюда следует значительная роль теории цвета в искусствознании, психологии искусства, арт-терапии и так далее. Рассмотрение современного состояния теории цвета дает основание считать, что физическое цветоведение, основанное на работах Исаака Ньютона, все меньше оказывается способным правильно толковать психологические факты восприятия цвета человеком, все больше отдаляется от жизненной реальности в сторону абстрактного теоретизирования. Рекомендации по применению цвета в искусстве, технике, в обиходе, а также в терапевтических практиках, основанные на ньютоновской колористике, не выдерживают испытания практикой, хотя в силу сложившейся академической традиции продолжают множиться и даже популяризироваться.
Осознание этой проблемы заставляет внимательнее рассмотреть в качестве альтернативы цветовую теорию Иоганна-Вольфганга фон Гете, который, как известно, являлся последовательным оппонентом теории цвета по Ньютону. Бытующее сегодня в среде колористов отношение к теории Гете можно выразить двумя словами – «устаревшая» и «ненаучная», однако ни один из этих пренебрежительных «тезисов» не находит прочного обоснования. 
Недостаточно изученным остается вопрос взаимосвязи учения Гете о динамическом характере возникновения цвета с вопросами динамики психики человека, что в дальнейшем исследовании может иметь перспективы, в частности, для развития психологии искусства и арт-терапии. Не рассмотрены возможности цветовой теории Гете в части объяснения и прогнозирования психологических феноменов, связанных с явлениями цвета.
Таким образом, данная статья преследует две последовательные цели, а именно:
– рассмотрение цветовой теории Гете как альтернативы теории, основанной на работах Ньютона, в части изучения динамической природы цветовых феноменов;
– выявление принципов и направления исследования взаимосвязи цветовых феноменов и динамики человеческой психики.

Для объяснения того факта (мимо которого прошел Ньютон), что закономерности смешивания красного, темно-синего и зеленого цветов отличны от закономерностей смешивания желтого, голубого и неспектрального пурпура, в 19 веке была разработана трехкомпонентная теория цветового зрения, до сих пор, кстати, не нашедшая полного физиологического подтверждения. Однако в любом случае и названый факт, и эта теория уже противоречат тезису Ньютона, что все «цветовые лучи» качественно однотипны. Сегодня любому человеку, работающему в области, скажем, графического дизайна, известно о существовании двух закономерностей смешения цветов – аддитивной, в которой основными цветами (2) объективно являются красный, зеленый и темно-синий, и субтрактивной, где основными есть голубой, пурпурный и желтый. Первым способом образуются все цвета на экране, скажем, телевизора или монитора компьютера, второй используется в полноцветной полиграфии. Две названые триады цветов (именуемые по первым буквам английских наименований цветов соответственно RGB и CMY) образуют полный шестицветный цветовой круг.
И, возможно, один из наиболее примечательных фактов (3) в науке о цвете состоит в том, что этот цветовой круг, нашедший широчайшее применение в современной технике, в точности соответствует именно цветовому кругу, составленному И. -В. Гете почти двести лет назад! (рис.2). Не следует ли на основании только этого факта отказаться впредь от характеристики цветовой теории Гете в категориях «ненаучная» и «устаревшая»?! Возможно, правильнее утверждать, что она опередила свое время!

Цветовая теория Гете изложена в его труде «Учение о цвете». В предисловии к этой работе Гете описывает обстоятельства, заставившие его обратиться к изучению цветовых феноменов. Интересуясь вопросами как искусства, так и науки, Гете решил повторить эксперименты Ньютона и с этой целью одолжил у друга комплект оборудования для опытов – в первую очередь призмы. Однако, будучи занят другими проблемами, не успел в оговоренный срок поставить эксперименты и, возвращая аппаратуру владельцу, в спешке решил хотя бы взглянуть сквозь призму. К удивлению Гете, он не увидел мир «раскрашенным всеми цветами радуги», как это могло бы следовать из теории Ньютона о разложении белого цвета на спектр. Любой наблюдатель, повторив этот элементарный эксперимент, увидит то же, что и Гете – а для повторения опытов Ньютона требуется сложное оборудование и специальные условия. Из одного этого можно предположить, что опыты Гете направлены на исследование реальности, а опыты Ньютона – на подтверждение теории. Итак, в опытах Гете цвет возникает только на границе света и темноты, причем в одном направлении возникает половина спектра от фиолетового до голубого, а с противоположной стороны – вторая половина, от красного до желтого. Зеленый цвет в таких условиях не возникает вовсе.
Поставив еще несколько опытов, Гете обнаружил условия, при которых возникает зеленый цвет – для этого нужно, чтобы желтая и голубая сторона двух «полу-спектров» наложились одна на другую (4). Следующий опыт – наложение противоположных, то есть красной и фиолетовой сторон полу-спектров – привел Гете к изучению феномена пурпура – цвета, отсутствующего в прямом спектре (то есть в радуге). Именно открытие пурпурного (5) позволило Гете закономерным образом замкнуть цветовой круг (напомним, что цветовой круг Ньютона образован незакономерно, по внешней аналогии с музыкальной гармонией). Гете называет этот цвет также «абсолютно чистым красным» или «кармином», однако и по описанию, и по известной акварели Гете) очевидно, что речь идет о цвете, называемом в современных европейских языках «magenta» – тем более что описанный эксперимент несложно повторить и увидеть этот цвет собственными глазами, не полагаясь на иллюстрации и описания.
Вот как формулирует сам Гете основные принципы своей теории цвета: «…для возникновения цвета необходимы свет и мрак, светлое и темное, или, пользуясь более общей формулой, свет и несвет. Непосредственно близ света возникает цвет, который мы называем желтым, ближайший к темноте — другой, который мы обозначаем синим. Эти два цвета, если их взять в самом чистом виде и смешать между собою так, чтобы они оказались в полном равновесии, образуют третий цвет, который мы называем зеленым. Но и каждый из первых двух цветов в отдельности может вызвать новое явление тем, что он сгущается или затемняется. Он приобретает тогда красноватый оттенок, который может достичь такой высокой степени, что в нем едва уже можно признать первоначально синий или желтый цвет. Однако самый яркий и чистый красный цвет можно получить преимущественно в группе физических цветов тем, что оба конца желто-красного и сине-красного соединяются.»
Для целей нашего исследования основные выводы теории Гете можно изложить следующим образом.
1. Цвет един и неделим (у Ньютона – состоит из отдельных цветных светов).
2. Цветовые феномены возникают в процессе динамического взаимодействия света и темноты (именно возникают, а не проявляются, как у Ньютона) (6). Желтый и красный есть «затемненный свет» (пример – закат солнца, когда солнечный свет затемняется слоями атмосферы). Синий и фиолетовый – это «просветленная темнота», пример – цвет неба, в котором тьма мирового пространства видима сквозь освещенную солнцем атмосферу.
3. «Цвет есть элементарное явление природы, которое раскрывается чувству зрения», то есть цвет существует в природе (у Ньютона цвет – всего лишь реакция глаза на различные разновидности света).
4. Важнейших цветов всего два, а именно: желтый, усиливающийся до красного, и синий (голубой), затемняющийся до сине-фиолетового (у Ньютона все спектральные цвета можно считать чистыми и основными). Зеленый цвет есть результат смешения желтого и голубого (у Ньютона это – один из чистых цветов). Пурпурный цвет возникает в результате «усиления» («потенцирования») красного и фиолетового, «высвобождается» при взаимодействии этих двух темных цветов (7) (Ньютон рассматривает пурпур как результат простого смешения красного и фиолетового). То есть, основных цветов объективно существует ограниченное количество. «С этими тремя или шестью цветами, которые удобно располагаются в виде круга, единственно и имеет дело элементарное учение о цвете. Все остальные, до бесконечности меняющиеся оттенки относятся уже скорее к прикладной области, относятся к технике художника, маляра и вообще к жизни.»
Таким образом, цветовой круг Гете может быть динамически рассмотрен в нескольких аспектах, например:
1. Желтый и голубой, двигаясь в сторону света, успокаиваются в зеленом, а двигаясь в сторону темноты – усиливаются до (соответственно) красного и фиолетового, и в итоге до пурпура.
2. Желтый и голубой противоположны друг другу по динамике возникновения (желтый есть «затемненный свет», голубой – «просветленная темнота»). Так же противоположны друг другу зеленый и пурпур. Зеленый – успокоение желтого и синего, пурпур – напротив, их взаимное усиление(8).
Труд Гете содержит еще несколько важных методологических положений, позволяющих развивать теорию и практику арт-терапии. Например, при изучении цветовой слепоты(9) им впервые сформулировано требование рассматривать нарушения как вариант нормы и показано, как динамическое понимание цветового круга позволяет исследовать подобные отклонения. Гете показывает, как исключение одного цвета из круга нарушает восприятие остальных цветов (что подтверждает целостность света и взаимосвязь цветов), и такая методика применима в диагностике и терапии цветом.
Терапевт, использующий в своей практике цвет, должен отчетливо иметь перед собой образ цвета как цельного организма. Фраза «Каждый охотник желает знать…» должна исчезнуть из употребления всякого здравомыслящего человека (как образец отношения к цвету как к бессмысленному набору названий, требующих зазубривания) и быть замененной на динамический образ перетекающих один в другой цветов, как например мы видим на закате голубой цвет неба перерождающийся в зеленоватый и желтый, желтый становится оранжевым, затем оранжевый алеет и превращается в кармин и пурпур. В то же время, на востоке, цвет небесной лазури становится сначала темным прусским, затем ультрамарином и уходит в индиго ночи. Так перед нами разворачивается цветовой круг в его естественной последовательности. Свет, освещая мутную среду на фоне темноты – холодеет от голубого до индиго или фиолетового. Свет, просвечивая через мутную среду – теплеет от желтого до кармина.
Первый тезис о неделимости цвета – это прямая рекомендация работать с полным цветовым кругом при терапевтических акциях. В одном сеансе или за несколько сеансов, но пациент должен прикоснуться ко всем цветам радуги. Можно предложить такой подход к разработке практических рекомендаций в этой области.
Направление прохождения цветового круга определяется тезисом о «затемненном свете» и «просветленной тьме». Если в задачах терапии стоит переход от состояния сжатия (физиологического или душевного) к большей раскрытости, расширению, то мы выбираем путь от фиолетового в направлении голубого, а если среди терапевтическая задача противоположна и заключается в переходе от рассеянности к концентрации, то мы продвигаемся в обратном направлении к красному и оранжевому. Пользуясь образами Гете: в первом случае «к большему просветлению тьмы светом», во втором – «от просветленной тьмы к активному свету». Важно пережить и понять направление взаимного движения света и темноты: в случае появления голубого свет направлен от человека в темноту, в случае красного – сквозь темноту к человеку.
Можно привести и другие примеры взаимодействия цветов, например, говоря о преодолении явлений наполнения и пульсации мы, начиная с красного, постепенно вытесняем его через фиолетовый в сторону голубого. Гиперактивность и неконтролируемые двигательные реакции требуют продвижения из алого через оранжевый, желтый, лимонный к салатовому и изумрудному. Пассивность и вялость реакций – от изумрудного к салатовому, лимонному и желто-красному, меланхолические и депрессивные состояния – от голубого через ультрамарин и фиолетовый к пурпурному, побуждение к действию, активности – от голубого через зеленый и желтый к алому и кармину. В любом случае мы, следуя положению о «нарушении как вариациях нормы» начинаем с текущего состояния и движемся по цветовому кругу в направлении желаемого.
В любом случае арт-терапевт должен видеть весь цветовой круг и терпеливо от занятия к занятию сопровождать пациента в одном направлении, тогда появится внутреннее естественное душевное движение пациента в заданном направлении и можно видеть что, через несколько занятий человек начинает своим эмоциональным настроем предварять цветовое настроение упражнения, как бы по инерции самостоятельно опережая предложенную терапию.
Качества динамики цвета, вытекающие из теории Гете, подтверждаются многочисленными наблюдениями психических феноменов – следовательно, возможно и обратное, то есть прогнозирование. В цветоведении известна проблема трактовки сочетаний цветов – эти трактовки часто оказываются субъективными и трудносистематизируемыми, если исходят только из наблюдения. Теория Гете дает прочное основание для предвидения восприятия и действия сочетаний цветов, что представляется перспективным в дальнейшем исследовании. Например, можно рассмотреть известное упражнение на основе пар цветов «желтый-синий» и «красный-зеленый» Желтый и синий подобны ахроматичным, это свет и тьма, но в динамике. Первая ступень упражнения – желтый (лимонный) свет в голубом (прусский голубой) поле имеет терапевтическое значение именно потому, что лимонный стремится одновременно и к зрителю и за рамки голубого, а голубой, обнимая и окружая лучащийся лимонный, не зажимает его, а скорее помогает сохранить поле действия. С другой стороны, зеленый-красный – равновесие формы и внутреннего движения (ахроматично они подобны, то есть трудноразличимы по светлоте и насыщенности). Упражнение «красный и зеленый» приводит в равновесие через свободу, поскольку (в отличие от «желтого в синем») здесь нет объективной закономерности сочетания (красный на зеленом или зеленый на красном – равно возможны, хотя имеют разную интонацию – это уже вопрос диагностики). Это упражнение приводит к реальности, обращает наружу, поскольку это сочетание – цвета природных объектов, в дальнейшем развитии приходящие к земным цветам – коричневым, умбре, охре и т.д. В то же время «желтое в синем» стремится к цветам духовным, к внутреннему и неземному (изумруд, бирюза и т.д.)
Следует также обратить внимание на явление последовательных зрительных образов, которое Гете впервые систематически изучал как закономерность (до него в этом видели недостаток зрения). Если долго смотреть на цветную поверхность и затем перевести взгляд на белую стену, то некоторое время перед глазами стоит пятно другого цвета – «послеобраз». После цветов пурпурных оттенков цвета послеобразов – зеленые, алых – голубые, оранжевых – синие, желтых – фиолетовые. Даже для сложных цветов этот закон срабатывает всегда однозначно: например в сиреневом цвете в основном розовом есть синий – послеобраз будет сложный: тепло-салатовый – зеленый основной цвет (послеобраз розового) с оттенком в теплый оранжевый (послеобраз синего). Оттенок будет изменяться в зависимости от малейшего отклонения воспринимаемого цвета, однако при этом сохраняется закономерность цветового круга.
Гете в целом верно объяснил это явление адаптацией зрительного аппарата: «Когда глазу предлагается темное, то он требует светлого; он требует темного, когда ему преподносят светлое, и проявляет свою жизненность, свое право схватить объект тем, что порождает из себя нечто, противоположное объекту». Однако еще в начале 20 века Р.Штайнер обратил внимание, что в этом случае должна происходить не только физиологическая, но и психологическая адаптация, что следует из понимания цвета как целостного душевного феномена. Штайнер рекомендовал использовать это явление при создании здорового окружения для детей различных темпераментов: «Возбудимого ребенка следует растить в окружении красного и красно-желтого цветов(10), в эти же цвета должна быть окрашена и его одежда, а вокруг апатичного ребенка должны преобладать синий и сине-зеленый цвета. Все зависит от того, какой дополнительный цвет возникает

2015-10-27
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?