Все это «ужасно» подкрепляется,
слышимым каждый день
из уст местных жителей «ужасно»
в этой «ужасной» стране.


О языковых сюрпризах при иммиграции написано достаточно много. Для Чехии это «Позор! Полиция варуе» («Внимание! Полиция предупреждает») и далее сюрпризы в виде: okurky [окурки] — огурцы, voňavka [вонявка] — духи, zápach [запах] — вонь, sleva [слева] — скидка, cerstvé potraviny [черстве потравини] — свежие продукты, úžasný [ужасны] — удивительный, žádný [жадны] — никакой, záchod [заход] — туалет, děvka [девка] — шлюха и т.п.

Без проблем в НЕТе можно найти эти и другие так называемые «Ложные друзья переводчика». Казалось бы, тема раскрыта, писать не о чем, и психологу (психотерапевту) тут делать нечего. Действительно, у путешествующего человека эти и другие подобные им слова вызовут только удивление и возможно заставят быть более внимательным к тому, что говорится.

Другое дело мигрант, попадающий в новую среду, будет первое время пребывать в состоянии так называемого культурного шока, а «ложные друзья» окажутся вовсе не друзьями, а врагами и еще более усилят его шок. Что же это за состояние и какими переживаниями оно сопровождается?



А вот тут и кроется психолингвистический сюрприз – состояние, которое сопровождает культурный шок соответствует всем критериям для занесения его в список «ложных друзей переводчика». Занесения по той причине, что его там нет. А нет его там возможно потому, что оно не востребовано туристами, в отличии от которых мигрант, в первое время пребывания в новой стране, будет находиться в этом состоянии.

Состояние это (по-чешски) – úzkost [узкость].

Некоторые онлайн переводчики словно сговорились, подливая масла в огонь и сгущая краски, переводят это слово так: тоска́, трево́га, пода́вленность, страх, жуть, боя́знь, беспокойство, тревожность, страдания, тревога нападения, приступы тревоги, взволнованность. Прочитав это, можно не только пережить шок, а впасть в ступор и потерять способность что-либо делать.

Один из сайтов щадит иммигрантов и, переводя «úzkost», выдает одно единственное слово, которое и соответствует этому состоянию. Úzkost с чешского переводится как «тревога», состояние, которое, в отличии от страха, характерно своей беспредметностью.

«Тревога — отрицательно окрашенная эмоция, выражающая ощущение неопределённости, ожидание негативных событий, трудноопределимые предчувствия. В отличие от причин страха, причины тревоги обычно не осознаются» (Википедия). Тревога связана с подсознательной мобилизацией психических сил организма для преодоления потенциально опасной ситуации. Вот здесь и раскрывается вся прелесть чешского варианта слова, которое описывает это состояние при восприятии его русскоговорящими: «úzkost» = тревога. Другими словами, в стране иммиграции человеку тревожно и сознание его узко воспринимает происходящее (в себе самом и в окружении).

Получается, что тревога мобилизует за счет сужения поля восприятия и осознания происходящего, что в свою очередь усложняет адаптацию к новой среде.

Для психотерапевта работа с тревогой мигранта как «тревогой=узкостью» будет отличаться от работы с тревожным невротиком. Какой-то части иммигрантов для выхода из этого состояния достаточно будет расширить поле восприятия (убрать «узкость»). И возможно, для этого не потребуется психотерапия – в культуре достаточно инструментов, позволяющих это сделать. Но «это уже другая история».

 

P.S. Еще один «Ложный друг переводчика» - úžasný [ужасны] – изумительный.

2017-05-31
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?