О стыде и смущении

В психотерапии клиенты не так часто говорят напрямую о чувстве стыда. Чаще оно скрывается за такими формулировками как «робость в общении», «стеснительность», «застенчивость», «страх публичных ситуаций».  А иногда, напротив, под защитной бравадой («Я такой, и мне нет дела до того, что обо мне думают») или высокомерием. Дело в том, что, во-первых, переживание этой эмоции крайне неприятно, во-вторых,  открыто демонстрируя стыд, мы показываем другим свою уязвимость.

Давайте разберемся подробнее, что это за эмоция.

Поскольку стыд часто маскируется, до относительно недавнего времени психологи отчетливо не отделяли его от вины. Чтобы понять различие между стыдом и виной, проделайте мысленный эксперимент. Вспомните, какую-либо ситуацию, в которой вы чувствовали себя виноватым за какое-то действие. Внимательно отследите свои телесные ощущения, импульсы, которые возникают в теле, свою позу, мысли, которые приходят в голову. Затем вспомните ситуацию, в которой чувствовали стыд, и также внимательно отследите ощущения, свою позу, телесные импульсы, мысли. Скорее всего, вам удалось заметить различия.

При стыде кровь приливает к лицу, хочется опустить глаза и даже закрыть лицо руками, скрыться, сделаться невидимым, «провалиться под землю».  При вине тоже может возникнуть импульс не смотреть на того, перед кем человек чувствует себя виноватым, не попадаться ему на глаза, но он не так интенсивен.



Еще одно отличие состоит в том, что стыд всегда предполагает присутствие наблюдателя – реального или воображаемого. Стыд это чувство, возникающее в присутствии Другого, под его взглядом. Предполагается, что эмоция неморального стыда, или смущения, впервые появляется у ребенка, когда он начинает отличать лицо матери от лиц чужих людей. Наверное, всем знакома сцена, когда малыш прячется за маму, внезапно оказавшись в комнате полной гостей. Неморальный стыд возникает и у взрослого человека, когда его внезапно застали врасплох за занятием, которое не предполагало постороннего взгляда, даже если в нем нет ничего предосудительного. Представьте, что вы в одиночестве кривляетесь перед зеркалом, и вдруг неожиданно в комнату кто-то входит. Моральный стыд смешан с чувством вины и формируется позже в процессе воспитания, примерно с 3 до 7 лет.  В отличие от стыда вину можно испытывать и в отсутствии реального или воображаемого другого – вину перед  собой за какие-либо совершенные действия или бездействие.

В отличие от вины при стыде мы укоряем себя не за какие-то отдельные поступки, а переживаем ощущение плохости, неадекватности своей личности в целом. Чувство плохости распространяется не только на конкретный поступок, но на всего себя.

Чувство стыда переживается намного тяжелее, чем чувство вины.  Если вину можно искупить, загладить, очиститься от нее, например, понеся заслуженное наказание, то чувство стыда искупить невозможно, можно только полностью исчезнуть.

Как и все другие эмоции, чувство стыда может выполнять как положительные, так и негативные функции. Так чувство неморального стыда, смущение, сигнализирует, что мы слишком прозрачны, открыты в ситуации, в которой находимся. Моральный стыд, также как и вина, является регулятором социального поведения. К проблемам в общении обычно приводит чрезмерно сильный, так называемый токсический стыд, который возникает в процессе стыдящего воспитания. Его результатами становятся трудности во вступление в контакт с новыми людьми, или сложности в определенных сферах отношений – сексуальная жизнь, публичные выступления, карьерное продвижение, страх знакомиться с представителями противоположного пола, заявить о себе в профессии, претендовать на повышение в зарплате и т.д. Токсический стыд маскируется и под таким состоянием как социальные фобии, внешним проявлением которого является страх перед публичными социальными ситуациями и избегание их.

Что же делать с чувством стыда? «Лечение» от стыда парадоксально. Обычно мы стараемся скрыть свой стыд, замаскировать его. Но чтобы с ним проще было жить, нужно сделать нечто противоположное – как говорят гештальт-терапевты, вынести его на границу контакта в отношениях с другими. Иногда это относительно несложно. Наверное, многим знаком эффект, который заключается в том, что если при выступлении на публике признаться аудитории в своем волнении/смущении, то они проходят. В этом же направлении, на мой взгляд, действует и широко известная техника парадоксальной интенции Виктора Франкла. Пациентам, которые боялись, что окружающие увидят проявления их тревоги и смущения, Франкл предписывал намеренно стремиться к этому. Однако важным нюансом этой техники является то, что инструкция преподносится с юмором. Как результат человек начинает менее серьезно относиться к своей личности и ему проще позволить себе свои спонтанные проявления.

Что касается сильного морального стыда, то, в целом, путь тот же самый, хотя есть некоторые нюансы. Нужно предъявить свое состояние значимому другому. Но важно чтобы другой принял как нормальное не только само чувство, но и действие, которое это чувство вызвало. Поэтому в этом случае нужно хорошо понимать, кому можно предъявлять это переживание, а кому не стоит, дабы вместо помощи не получить новую травму. Важно «легитимизировать» не только само чувство, но и признать сам поступок как возможный вариант творческого приспособления в сложившейся ситуации. Если стыд связан и искусственными запретами, усвоенными в детстве, то нужна проработка этих иррациональных установок и эмоций с ними связанных. Кроме самого стыда это обычно обида и гнев.  В целом, стратегия здесь схожая со стратегией при работе с чувством вины. Для такой работы необходим высокий уровень безопасности. И, в частности для таких случаев предназначена психотерапия.

2017-03-16
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?