О жертвенности

👁 22

 Всё о православной  психологии  на  psyheo.by

 «Для рационального мышления понятие  жертвы является чем-то совершенно бессмысленным, связанным с потерей, утратой и неэффективностью, но весь парадокс сути вопроса в том, что именно размером жертвы и определяется потенциал отдачи, как  готовность к приобретению чего-то большего»

О, жертвенность, добровольная основа для искупления и  спасения от одержимости  самостью повреждённой эгоизмом человеческой природы. О, жертвенность, - исцеление, обновление  и  усыновление некогда  отпавшего от  благодати  человеческого естества. О, жертвенность, акт  покаяния  и  смирения,  способ возвращения  к  Богу через  служение  ближнему,  неотъемлемое качество духовно-нравственного  сознания, победившего безраздельную  власть  эгоизма, что известно о тебе  сегодня  во  время торжества парадигмы  рациональной  психологии ?  Пожалуй, уже ничего.

Что же   представляет  собой  жертвенность, как   состояние и качество когнитивной  сферы,  какова её глубинная  сущностная основа  и доступна ли она пониманию для современного рационально-психологического  мышления?

Да, отвечают всё та же аскетика, святоотеческая психология и духовное наследие отцов Восточной Церкви, способ постижения природы жертвенности, несомненно, существует и все христианские подвижники, монашествующие  и истинно верующие  раскрывали великую обновляющую и преображающую силу жертвенности через глубокое покаяние и аскетическую практику качественного изменения состояния тела, души и духа.

Как можно понять состояние жертвенности в  психологическом  смысле  и с чем можно его соотнести современному рациональному мышлению, которое  обусловленно преимущественно рационализмом, прагматизмом и эгоизмом?

Следует сразу сказать о том, что природу состояния жертвенности, которая  принципиально отличается  от природы  эгоизма, рациональным умом  сразу  понять и принять практически невозможно в силу того, что жертвенность – это совершенно иррациональное  и  отличное  от всего  известного  качество и состояние когнитивной системы, которое гораздо выше состояния эго сознания.

Основное  отличие  качества  жертвенности заключается, прежде   всего, в  самом принципе  движения  энергии  в  нейронной   сети сознания, который  диаметрально противоположен  движению  энергии   в  эго структурированном  мышлении  и мировоззрении.

Если в  случае выраженного эгоизма личность выступает  преимущественно в  роли  захватчика, стяжателя и накопителя  всех  материальных  благ и ресурсов,  замыка  все  энергии  сугубо на   человеческое  эго («Я»),  то в  случае жертвенности личность выспупает преимущественно в  роли  отдавателя, донора  и  распределителя  тех  же   самых материальных  благ  и ресурсов, когда  «Я»  не  замыкает на   себя, а совершенно  добровольно отдаёт (жертвует) все  имеющиеся у  него энергии.

В состоянии жертвенности все   силы  человеческой  души  (ум, чувство  и воля)  работают  совершенно не  так, как  они работают  в  состояии эгоизма.  Если главной задачей  ума  в  системе  эгоизма был  захват   материальных  ресурсов  и  личное  самоутверждение  в  жизни, то главной  задачей  жертвенности является использование   ума  в  точно противоположных  целях - для  помощи другим  и наиболее  справедливого распределения   материальных  ресурсов, подчас,  даже  в  ущерб  себе.

Если чувственность в  системе  эгоизма была   средством стяжания  и получения личного удовольствия  и удовлетворения, то в  системе  жертвенности та же   чувственность направлена  на сопереживание ближнему, на сострадание  и готовность добровольно разделять  страдания ближнего, не  боясь  испытать  боль   и  страдания.

Если воля в  системе эгоизма была  силой подуждения личности  к  соперничеству, конкуренции, обогащению,  успеху, славе и власти, то в   системе  жертвенности воля является силой устремлённости личности к постижению высшей добродетели, справедливости и любви, силой  направленности ко всему  благому, светлому и чистому.

Любопытной  особенностью  состояния  и качества  жертвенности является его способность повышать уровень стабильности и порядка в  любой  человеческой   системе, в  то время, как  эгоизм  в  точности наоборот  способствует повышению  уровня нестабильности, хаоса и противостояния.

При этом  не   сложно догадаться, что  в  основе  повышения  жертвенностью  уровня  стабильности  и  порядка  лежит  её способность  активизировать  жертвенные  качества  коллективизма, когда   коллективные   интересы превалируют над  частными и личными.  При этом диаметрально противоположная способность эгоизма усиливать нестабильность и хаос  связана  с  доминированием личных  интересов над коллективными, что и  является главным  фактором  повышения степени обособленности,  отчуждённости и сперничества.

Таким образом, в  системе нравственной  и  оциальной  иерархии  качество и состояние жертвенности является  более  гармонизирующим, т.е. более  высоким и   светлым  в духовно-нравственном  отношении по отношению к качеству  и  состоянию  эгоизма.  Кстати, именно  по этой  причине  жертвенность в большинстве  случаев  выраженным  эгоизмом  совершенно  не приемлется,  а  воспринимается  как  «бессмысленное», т.е.  лишённое  смысла прямой   выгоды  действие «не от мира сего».

В энергийном смысле состояние жертвенности можно соотнести с такой  ориентацией человеческой  энергийной  системы, в  которой  стремление  к  отдаче   имеющегося энергетического  ресурса  однозначно  и безальтернативно  доминирует  над стремлением  к захвату  и  удержанию. 

В этой   связии  если  в  системе  эго  энергии циркулируют по т.н.  малому  и узкому  кругу  сугубо корыстных  и потребительских интересов  эго личности, то в  системе  жертвенности энергии личности циркулируют по т.н. Большому  кругу  общечеловеческих  и цивилизационных  проблем, а не  только личных.

Таким  образом, в  динамическом смысле жертвенность – это практически  диаметрально противоположное  векторно  состояние в  сравнении  с  эгоизмом. 

Между  состоянием  эгоизма и  жертвенности существует  совершенно определённая   связь и завимость, которая  может быть выражена  даже  математически.  Метафорически  переход от эгоизма   к  жертвенности  можно сравнить с  практикой  «выворачивания наизнанку»  всей   системы  ценностей  и интересов эго личности с  именением соответствующих качеств  эго.

Высшим  смыслом  «выворачивания  эгоизма  наизнанку»  можно считать  освоение человеческим существом  гораздо  более  высокого, чем  самоутверждение, искусства самоуничижения,  жертвования  и  самоотдачи  с  возможностью вмещать в  когнитивную  сферу  не  только личные, но общечеловеческие   проблемы.

Таким образом, жертвенность можно  в  известной   мере  рассматривать  как  способ и  одновременно  результат  духовно-нравственной  трансформации  личности в  направлении  добродетели с  последовательным  расширением  когнитивной  сферы.

Можно сказать, что  в  системе живой  природы  качество жертвенности  является  таким же естественным качеством, как  и  эгоизм, только если эгоизм  больше  характерен  миру  хищников и выраженных  индивидуалистов, то качество  жертвенности более  характерно высокоорганизованным  коллективным  сообществам  живых организмов, где  кллективные интересы и выгоды  доминируют над частными.

В этой   связи не  сложно понять, что если качество  жертвенности является по отношению  к   человеку  в  большей   степени  олицетворением коллективизма  и стремления к взаимопомощи, то эгоизм  является в  точности наоборот выражением  обособленности  и  хищности.

Жертвенность, как  глобальное  качество  когниции присуще всему живому и сознающему и даже в т.н. не  живой природе  можно найти  явления, проявляющиеся   качествами  жертвенности. Так Солнце в известной мере можно считать  общим  символом жертвенности, поскольку его тепловая и световая энергия отдаётся  всему живому как бы совершенно безвозмездно.

Аналогично  и  категория  Бога, как  высшего сознающего начала,  в  святоотеческой  традиции  всегда  выступала  образом  «Солнца»  божественной  любви  и  символом  высшего разума,  постоянно излучающего  энергию  осознания  и  жизни (любви) всем живым существам.

«что солнце для существ чувственных, то Бог - для умственных; оно освещает мир видимый, а Он - невидимый; оно делает телесные взоры солнцевидными, а Он умственные природы - боговидными. И как солнце, давая возможность видящему видеть, а видимому быть видимым, само несравненно прекраснее видимого, так и Бог, сделавший, чтобы существа мыслящие мыслили, а мыслимые были осмысливаемы,» (Григорий Богослов, Слово  21, 1)

В данной   связи, как световая  и тепловая  энергия солнца, свет Божественного сознания и любви  также носит по  отношению ко всему существующему исключительно жертвенный характер.

В святоотеческой  традиции есть метафора сравнения Бога Троицы (Отца-Сына-Святого Духа) с  тремя  характеристиками  солнечного диска – кругом, сиянием  и теплотой. На вопрос сарацинских  учёных  о разделённости сущности Бога в  христианстве, святой Кирилл – брат святого Мефодия, изобретателя славянской  азбуки кириллицы говорил:

«Не злословьте против Пресвятой Троицы, Отец, и Сын, и Дух Святой суть три Лица – Существо же едино. Посмотрите на солнце, от Бога в образе Святой Троицы на небе поставленное; в нём три вещи: круг, сияние и теплота; также и в Пресвятой Троице – Отец, Сын и Дух Святой. Солнечный круг есть подобие Бога Отца, ибо как круг не имеет ни начала, ни конца, так и Бог есть безначален; и как от круга солнечного происходит сияние и теплота, так и от Бога Отца рождается Сын и исходит Дух Святой. Сияние – подобие Бога Сына, от Отца рождённого и весь мир Евангелием просветившего; а теплота солнечная, происходящая от того же круга вместе с сиянием, есть подобие Бога Духа Святого, который от того же Отца исходит предвечно.»

В данной  связи вполне правомерно качество жертвенности напрямую соотносить с формой  проявления  безусловной  любви, которая, как и солнечный свет, также постоянно и всецело отдаётся из некоторого Источника.

Вот почему говоря о жертвенности, как  качестве человеческой  личности, речь также идёт об  ориентации  личности  преимущественно  на  отдачу  ей  другим  людям и в  мир  чего-то  жизненно важного и ценного, причём,  совершенно бескорыстно и безвозмездно  ничего не требуя взамен. 

При этом не сложно сделать вывод о том, что бескорыстно  служа  людям и миру и отдавая   в   мир  самое  лучшее, жертвенность делает  мир  в   конечном  счёте лучше  для   всех, тогда   как  захватывая всё  лучшее  только  для   себя и удерживая   его при   себе, эгоизм  делает мир и жизнь в  конечном  счёте хуже  для   всех.

В этом  отношении  эгоизм  и жертвенность в   массовом проявлении  правомерно  рассматривать как  два  полярных  и  динамичным  качества  и состояния  глобальной   природы,  способных  существенно изменять не  только состояние  отдельного человека, но и состояние всего человечества.  Жертвенная  доминанта на   уровне   индивидуального  и коллективного сознания повышает уровень гармонии и стабильности в   мире, в  то время   как  доминанта  эгоизма повышает уровень  социальной  нестабильности и противостояния, как на  уровне   индивидуального, так  и коллективного сознания.

По этой причине эгоизм правомерно  рассматривать  в  целом  как более  «тёмное» качество и состояние когнитивной  сферы, тогда как жертвенность всегда символизирует собой «свет» человеческой  души.

Эгоизм   и  жертвенность

 

Данная  схема  наглядно  отражает  векторное  соотношение  «чёрной  дыры»  эгоизма с  «ярким  солнцем» жертвенности, в  котором  вектора  движения энергии  всегда  направлен  на  отдачу во вне.

Прежде, чем начинать исследование качества жертвенности и его природы, следует обратиться к этимологии понятия «жертва».

Само понятие «жертва» в его современном значении заимствовано из старославянского языка, где глагол «жрьти» обозначает символичный акт принесения чего-либо для «пожирания» в виде благодарения. Ближайшие родственные значения глаголу «жрьти» в латинском «grates» (благодарность) и «gìrti» (благодарить, платить).

Таким образом, исходное значение понятия  и смысла жертвы – это именно «благодарение», т.е. благодарность за что-либо.

Говоря о более широком понимании смысла «жертвы» и «жертвенности», нельзя не отметить, что данный термин за последние годы претерпел целый ряд существенных смысловых изменений. В настоящее время в общественном и индивидуальном сознании существует множество самых разных значений «жертвы» и «жертвенности», как поверхностных, так и относительно глубоких, приближенных к изначальному смыслу.

Светская  психология  придала  понятию  «жертвы»  и  качеству  «жертвенности» в  последние  годы преимущественно «страдательный»  характер  и  значение  пострадавшего, т.е. потерпевшего  ущерб в результате несчастного случая, стихийного бедствия, преступных действий и т.п.

Юриспруденция  под «жертвой» понимает соответствующее действие, например, добровольный или вынужденный отказ от чего-либо (имущества, прав, полномочий,  привилегий и т.д.) ради достижения неких поставленных целей или для получения каких-то выгод и преимуществ в будущем. Кроме того, под  «жертвой» может пониматься и дар, т.е. дарение чего-либо, как безвозмездное отречение или уступка  в пользу кого-либо.

Словарь Даля определяет «жертву» как нечто «жримое» (пожираемое) или то уничтожаемое, что отдаётся невозвратно.

В примитивно-религиозном (языческом) значении под «жертвой» чаще всего понимается дар высшим силам  в виде живого существа, которое  в  итоге умерщвляется или  неодушевлённого дара. Другими словами «жертва» - это своего рода символический ритуал задабривания божества, как некой неумолимой и могущественной силы в надежде на её расположение.

В общерелигиозном значении «жертва» - это условный акт или символический ритуал восстановления  изначального единства (связи) жизни со смертью, как способ приведения  к единой мере - от слов умер, т.е. у-мер  жизни  или у общего мерила для  всего того, что было разбросано жизнью в мире отдельных форм и явлений.

В духовно-философском понимании «жертва» - это сакральный акт примирения творения с Творцом (человека с Богом) посредством признания высшей воли, как доминантной, с отказом от своей частной (человеческой) воли в надежде на согласие и искупление со стороны высшего божественного правосудия.

Высшим проявлением жертвенности во всей её полноте и глубине с философской и духовно-нравственной точки зрения, безусловно, является «Жертва Христова», как высший акт проявления Божественной любви к человеку и всему человечеству.

При этом следует учитывать глобальность масштаба Жертвы Христовой, которая воплотила в себе и соединила воедино и Жертву Божественную (Вселенскую) и жертву человеческую (частную).

Иными словами, до Христа мир не знал Жертвы столь великого и по сути вселенского масштаба,  когда  ради спасения всего человечества в Жертву  был  принесён  Богом     единородный  Сын  Божий  и  вся  Его  богочеловечность.

Вот почему подлинный смысл Жертвы Христовой – это акт высшей любви Бога к человеку, который совершен Богом  именно  для человека, для его освящения, обожествления и усыновления, а не для  правосудия или  выкупа, как полагают некоторые теории.

При исследовании категории жертвы, нельзя не коснуться вопроса качественной  природы состояния жертвенности.

1. Начать, по всей видимости, следует с главного, что характерно  качеству   подлинной  жертвенности, с добровольного  стремления человека руководствоваться   в  жизни  не  личными,  а  прежде   всего коллективными интересами, обосновывая свои мысли, желания  и поступки  не эгоизмом,  а  совестью и нравственностью.   

Характерной  особенностью  жертвенного состояния когнитивной сферы  является  активизация   в  нём,  наряду   с  мышлением,  такого  специфического когнитивного  органа,  как сердце, вооружённого  таким  инструментом, как совесть. Под  сердцем, как  когнитивным  органом, следует  понимать не  телесный  орган  кровеносной  системы,  а    внутреннее сознание  души, которое   залегает  гораздо глубже  уровня  рассудка и  которое   можно считать духовно-нравственным  сознанием.

2. Таким образом, второй  характерной  чертой и особенностью состояния подлинной жертвенности  является  активизация  духовно-нравственного  сознания, которое  главным  побудительным  мотивом  в  жизни  и деятельности человека  делает не стяжание, а   помощь и служение  другим людям, миру и Богу.  

3. При этом  третьей характерной  чертой  и особенностью состояния жертвенности, вытекающей из первых двух, является высшая цель жертвенности, направленная  на   выполнение  высшего  нравственного долга  и ощущение  своей  сопричастности  к  высшим  духовно-нравственным   доктринам  на  основе  добродетели,  нравственности,  высшей  справедливости  и Любви (с большой  буквы). 

С течением времени эта жертвенная устремлённость к добру, милосердию и служению добродетели  становится для подлинной жертвенности главным  вектором жизни, определяющим характер всей  её  жизнедеятельности.

Если попытаться выразить  это более  простыми  словами, то  главной  отличительной чертой  жертвенности  является  принципиальный  перенос  всей   системы внимания и сознания с  удовлетворения личных потребностей на потребности других людей.

Следует отметить, что качество жертвенности может иметь под собой, как религиозную основу, так  и не  религиозную (философско-гуманистическую).

Как правило, областью приложения усилий жертвенности чаще всего становятся те участки   и сферы человеческой деятельности, где труднее  всего  в эмоциональном  и человеческом  смыслах  и  где  больше всего нужны жертвенные качества – милосердие, служение, сострадание и любовь.

Именно поэтому жертвенность чаще   всего  реализует  и  проявляет себя в домах инвалидов и приютах, в центрах  материнства  и детства, в онкологических клиниках и больницах, в хосписах и домах престарелых, в психиатрических и исправительных учреждениях,  в социальных и кризисных центрах  и т.д. и т.п.

Как  уже  говорилось выше, в  состояния  жертвенности  все  силы  человеческой  души  и  соответствующие  качества  личности  претерпевают  разительные   изменения в силу  изменения   вектора   направленности  энергии  внимания. Иными  словами,  то внимание, которое  ранее  было направлено  на  эго  с  целью  его  укрепления  и самоутверждения,  теперь  перенаправлено  жертвенностью  на  других  людей  и на  мир.  

Такое качество как любовь для жертвенности, в отличие от эгоизма, не является разменной  монетой, а становится тем реальным  состоянием жертвенной  души, которым  теперь  наполнено  всё сердце.  Что  любыпытно, жертвенность ясно ощущает, что  местом, где   концентрируется  ощущение  любви   является  человеческое  сердце и  как  физиологический  орган  и  как центральная   часть  души.

Жертвенность, как  и эгоизм, является не приходящим, а тотальным качеством и состоянием сознания, которое  полностью и без остатка может овладевать когнитивной   сферой  и всем человеческим существом. Именно поэтому жертвенность – это  устойчивая  доктрина  сознания и абсолютно целостная  модель  мировосприятия и мироощущения.  

Жизненное кредо подлинной жертвенности – это альтруизм  или бескорыстное и добровольное служение людям, миру и человеческой добродетели.

Метафорически, жертвенность, как  и эгоизм,  можно считать устойчивой   когнитивной  программой, управляющей  всей  когнитивной  сферой, которая  имеет систему уровней  восхождения к  совершенству  качества жертвенной добродетели.

В самом начале своего восхождения  к  совершенству добродетели жертвенность, как   правило,  бывает  онтологически недостаточно зрелой, а  потому  умственно слабой, т.е. когнитивно  «не зрячей»  и  даже  «слепой», в  силу чрезмерной обусловленности  альтруизмом  и  гуманистическими  идеями, выглядя  зачастую  «белой вороной» на фоне других  и  большинства  рационально мыслящих людей.

Причиной этого является, с одной стороны,  потеря  жертвенностью  прежних рациональных эго  опор и  ценностных  ориентиров, а с другой стороны с отсутствие соответствующего  знания  и  практического духовно-нравственного  опыта.  

Говоря  другими  словами,  на  начальной   стадии  своего развития любая  жертвенность всегда  бывает несколько  безрассудной  и  неосмотрительной, а   потому  высоко  травматичной  и не  всегда  готовой  справляться  с  тем объёмом  внутренних  и  внешних проблем, которые  на  неё  первое  время  дружно ополчаются.

Этот первичный  этап  испытания  для  жертвенности всегда  бывает  самым  сложным в  силу  её  неопытности и  беззащитности.  Далее  жертвенность  ожидают  уже  другие   сложности и испытания, к  которым  вырабатывается  известный   «иммунитет», но  первоначальный  этап  испытаний  является  для неё  определяющим. 

Именно на  этом  этапе  многочисленные  проблемы  могут  просто  разрушить  жертвенную  личность  приступами  печали, отчаяния, уныние, безисходности и даже  потери смысла жизни. В большинстве   случаев  жертвенность просто не  знает  того, что все  глубокие переживания, депрессивные состояния, приступы панических атак, душевно-психологические и экзистенциальные  кризисы, а  также  прочие  расстройства  психики, вызванные неприятием жертвенности миром, являются  в  этот  первичный  период  вовсе  не  психопатологией, а…

…совершенно нормальной  реакцией, связанной  с  отмиранием эгоизма  и его управляющей   программы.

Жертвенность должна  просто знать о том, что все  эти состояния являются неизбежными следствиями болезненного  перехода  когнитивной   сферы  из одного качественного состояния  (эго)  к  другому  состоянию (жертвы),  и  все  эти   психопатологические провления являются  закономерным  следствием отмирания  структуры  эго («Я»), которое  не   уходит  из  когнитивной   сферы  без  борьбы и сопротивления, а  умирает  таким  вот  весьма болезненным способом.

Все  эти  дискомфортные  когнитивные  состояния жертвенности нужно просто перенести с честь и достоинством, как  соответствующие  испытания  (искушения), поскольку после  них  жертвенность снова  восстановит  целостность когнитивной  сферы, но уже в обновлённом  качестве  и состоянии.

Суть обновления будет заключаться  в  том, что взамен качеств  эго (страстей), жертвенность  сможет  обрести качества добродетели, которые и дадут  ощущение радости, любви  и смысла  жизни. И хотя  этот процесс будет  очень  медленно и поступательно, тем не  менее, он  будет  неизбежным.

Начинающей жертвенности бывает  свойственно изменённое состояние  сознания, именуемое «прелестью»  и  выражающееся   в  чрезмерной  идеализации  и гуманизации  реальности,  а также своих  подходов  и суждений  с  точки зрения  жертвенного сознания и мировоззрения.

Начинающая  жертвенность, как   правило,  не   всегда  способна  осознать до конца   ряд  сущностных аспектов  и законов  бытия, вытекающих  из  глубокой  повреждённости человеческой  природы  и  человеческих отношений эгоизмом.  Данное  обстоятельство  создаёт начинающей  жертвенности очень  много проблем в  жизни, включая  и личную,  связанных  с  её  чрезмерной доверчивостью,  открытостью и беззащитностью, что  может  сильно  препятствовать  успешному  прохождению  программы  Жертвы.

В случае успешного прохождения программы Жертвы  и  всех её уровней, когнитивная   сфера  приобретает в конечном счёте принципиально новые навыки и качества и выходит на   ещё  более  высокий уровень сущностного понимания  жизни, который   именуется  уровнем  сущности  (святости).

В случае не успешного прохождения программы Жертвы на  одном  из этапов, когнитивная   сфера, как правило,  откатывается  обратно до уровня  эго состояния, будучи  вынуждено проходить программу Жертвы заново. В таких  случаях  говорят  о падении  с  «лестницы»  духовного  восхождения.

Жертвенное  состояние  когнитивной  сферы многими  людьми в  силу  выраженности качества  альтруизма,   ошибочно  принимается  за  духовность. В этой   связи нужно знать, что  жертвенное  состояние  сознания  особенно  на  начальной  стадии  программы Жертвы  является  далеко ещё  не  духовным, а только душевным  и  потому  во многом ещё несовершенным.

Отличие  душевности  от духовности  состоит в  том, что  духовность  внутренним зрением духовного ума  видит как  несовершенства  мира  и окружающих, так  и свои собственные, причём, свои  собственные  в  первую  очередь,  тогда   как  душевность  видит  одни  только  несовершенства  мира  и окружающих,  совершенно не  замечая   своих собственных недостатков, проблем  и несовершенств.

Как уже  говорилось выше, неуёмное стремление новоначальной  жертвенности к «причинению добра»  всему  и вся, да  ещё и  с готовностью принесения себя  в жертву, создаёт ей на первом этапе программы  Жертвы немало жизненных трудностей и проблем, причём, не только душевных и психических и физических (физиологических).

Любой жертвенности нужно как Отче  Наш  знать, что живое человеческое  сердце  в  данной  программе  является  наиболее  уязвимым  местом  и  органом – мишенью, на   который  нацелено много стрел  жизни и возможности этого органа  для   вмещения всех проблем  жизни не  безграничны.

Если попытаться  составить психологический   портрет  жертвенника  с  выделением  наиболее характерных  качеств, то  это будет образ  «богача-бессребренника»  или «настежь открытого  сердца»,  доступного  для   всех  и   вся  и  всегда  готового прийти на помощь.

Жертвенная натура с психологической точки зрения – это выраженный экстраверт и  любвеобильный  альтруист, который   довольствуется  самым  малым  и  живёт только ради других и ради помощи другим.

Любая жертвенность – это излюбленная мишень для откровенного эгоизма, прагматизма и рационализма, которые  цинично  и безжалостно  испытывают жертвенность на   прочность,  подтрунивая над ней  и  вешая  на  неё ярлыки  «лузерства», «неудачливости» и даже  «психопатологии».  Жертвенности не  нужно этого бояться.

Ключевым качеством жертвенности, наиболее выгодно отличающим её от эгоизма, является  искренность, которая  и  создаёт жертвенности на первом этапе  больше  всего трудностей  и  проблем.

В отличие  от эгоизма,  подлинной  жертвенности  не нужен  внешний  блеск  и эффект, а  нужно лишь  внутреннее  ощущение сопричастности  к нравственному  закону  и  высшей добродетели, рождающее  у жертвенности радость от возможности  выполнять свой  долг и служение,  помогая в меру сил  ближнему.

Именно поэтому жертвенности не свойственно играть на чьих-то чувствах, а свойственно реально помогать другим людям в решении их жизненных проблем. Именно этим и объясняется не  пассивная, а  активная социальная позиция жертвенности в её стремлении  к  улучшению  мира  посредством  полезных и добрых дел.

Если в   программе  Эго человек  учился преимущественно обособлению и самоутверждению, то в программе  Жертвы  человек  осваивает огромную консилидирующую и объединяющую силу  приставки СО в смысле – со-действия, со-переживания, со-страдания, со-причастности, со-радования, со-творчества  и т.д.

В отличие от эгоизма, жертвенности не нужно лезть из кожи вон для утверждения  своего авторитета  или  разыгрывать  «представлений» для демонстрации своей исключительности  и значимости на фоне других. Именно поэтому такие  человеческие качества, как честность, скромность, доступность, открытость, простота и  др.  являются для жертвенности не наигранными и не фальшивыми, а совершенно естественными и подлинными качествами её натуры.

Благодаря этим естественным человеческим качествам, жертвенность доступна для настоящей и крепкой дружбы, не отягощённой какими-то корыстными побуждениями, обязательствами и интересами. Именно по этой причине у жертвенности с её простотой, всегда есть настоящие и преданные друзья,  которых  не  так  много,  а дружба в системе жертвенности всегда имеет бескорыстную  основу, в которой главным  принципом является принцип  «чем  я могу тебе помочь?».  Для сравнения главный   прнинцип  дружбы  в   системе  эгоизма  -это  «что я   могу  от тебя получить?».

Супружество в системе жертвенности – это ни с чем несравнимая радость семейного счастья и возможность полной самореализации  качества жертвенности. Супружество ни в коей мере не напрягает жертвенность, а наоборот даёт ей уникальную возможность проявить в семейных отношениях все свои лучшие качества -  ответственность, обязательность, преданность, заботливость, внимание, веру, надежду и, конечно же,  любовь, причём, именно жертвенную любовь.

Только в системе жертвенности супружеская любовь и обретает свою подлинную основу – преданности, ответственности и взаимного служения, где двое – не сами  по себе, как в условиях эгоизма, а становятся «плоть едина».

С качеством жертвенности  связано много социальных  стереотипов  и предубеждений, одним  из  которых  является  стереотитп  о чрезмерной мягкости, податливости и «бесхарактерности» жертвенности в личных отношениях, которая  не может иметь своего достоинства и лица, уподобляясь  «тряпке» или «служанке».

Подлинная жертвенность при  кажущейся беззащитности имеет представление, как о  «мужественности», так  и  о «женственности» и  поэтому  вполне   может  проявить себя как  сила, но только  не   сила   ярости, гнева,  соперничества  или страсти, а   сила мужественности и сила  женственности.

Что любопытно,  «жертвенная мужественность» никогда не теряет своей подлинной мужественности и мужского достоинства, а «жертвенная женственность» никогда не теряет своей женственности и женского достоинства. Это связано с  определяющим влиянием  на качество  жертвенности духовно-нравственного закона в  котором  определены   критерии  подлинной  женственности и подлинной   мужественности.

Вот почему в любой  жизненной ситуации  - в горе  или в радости, жертвенная мужественность и жертвенная женственность всегда остаются самими собой. Это одно из характерных качеств подлинной жертвенности и программы Жертвы.

Как уже  указывалось  ранее, качество  жертвенности является в  сравнении  с  эгоизмом  более  сплочающим,  упорядочивающим  и  гармонизирующим  любые  отношение и в  первую очередь семейные.  В реальной жизни  могут случаться такие ситуации, когда  жертвенности приходится  по  разным  причинам  терять свою привычную  социальную роль, как  доминантную, так  и  подчинённую, становясь  перед  фактом выбора   иной  роли. Для жертвенности эта   ситуация не является такой же серьёзной проблемой, какой она является для эгоизма.

Главное отличие данной ситуации в том, что в условиях подлинной жертвенности все отношения между супругами  строятся, прежде всего, на основе внутреннего закона, а  не   внешнего. Именно поэтому  главным руководящим  принципом  в  отношениях подлинной  жертвенности является преданность друг другу, полное  доверие  и жертвенная  любовь, а не социальные стереотипы, штампы и клише. 

Именно  поэтому в условиях подлинно жертвенных отношений между супругами, материальное  преимущество и положение  одной стороны, никогда не является поводом и основанием для  преимущества  и  ущемления  достоинств другой стороны. Можно сказать, что подлинная  жертвенность не  поступается  своими  внутренними  принципами  и ни за   какие  деньги не  продаёт  свою совесть и своё  сердце.

«Жертвенная женственность» в любой социальной роли до самой смерти продолжает оставаться  «женственной» для своего мужа, уважая его, как отца своих детей, будь то в богатстве, будь то в бедности, а «жертвенная мужественность» в любой социальной роли  до самой  смерти продолжает оставаться «мужественной» и «сильной», всегда готовой  защищать  честь и достоинство своей жены и матери их детей до последнего вздоха.

Такова природа подлинно  жертвенных мужественности и женственности, и в этой взаимной жертвенности  заключается  та великая и непреходящая жизненная сила любой семьи, созданной  на основе  жертвенной любви.

Только в системе жертвенных отношений любовь между супругами становится тем, чем она и есть по существу - естественной формой дарения и отдачи себя другому в виде бескорыстной жертвы от чистого сердца.

Интимные отношения между супругами в условиях жертвенности – это не просто способ получения  максимального удовольствия и удовлетворения от  страстных чувств. Любовь для жертвенности – это совершенно естественная форма выражения жертвенностью своей донорской  сути  и  природы.

Говоря об отношениях между супругами в системе жертвенности, следует сказать, что они совершенно свободны от любых форм проявления собственничества и эгоизма, т.е. от стремления целиком и без остатка владеть своим партнёром на праве личной  собственности.

Именно поэтому жертвенность, ведомая верой и надеждой,  в отличие от эгоизма, всегда спокойна за объект  её   чувств  и  наличие   у  него  той   или   иной  степени  личной «свободы»  в выражении своих  чувств и эмоций.  Своим сердцем жертвенность не   просто чувствует, а  практически наверняка знает, что где бы и с кем бы ни был объект её глубоких чувств, его (её) сердце всегда принадлежит ей (ему) и всегда остаётся с ней (с ним), несмотря ни на что, ни на  что. 

Именно это «несмотря ни на что», для которого не существует ни преград, ни расстояний,  ни условий  и является главной и единственной гарантией для жертвенности, которая  называется  жертвенной преданностью, как одним из качеств  жертвенной  любви.

Даже в том случае, когда объект жертвенной любви в  силу  обстоятельств попадает в поле стороннего внимания с соответствующими притязаниями на взаимность, жертвенность не паникует и теряет выдержки и самообладания, а сохраняет спокойствие, веру в любовь.

Говоря  другими  словами, внутренняя конфигурация  качеств  жертвенности такова, что импульс ревности у неё не переходит в недоверие, страх  потери   или  раздражение с гневом, а преобразуется  в терпение с сохранением контроля и собственного достоинства.

Ещё  одним удивительным  качеством  жертвенности, выгодно отличающим  её  от эгоизма, является её умение  прощать и отпускать, как бы больно ей это ни было.  Это и есть  один  из  результатов  искусства жертвовать  и  одно из  основополагающих  преимуществ программы Жертвы.

Сексуальные отношения для жертвенной любви – это область проявления особо утончённых, глубоких и сильных чувств, где в максимальной степени проявляется качество жертвенности, поскольку жертвенная любовь никогда не ищет удовольствия только для себя, а наоборот стремится доставить максимальное удовольствие своему партнёру, т.е. супругу или супруге.

О каких-либо интимных отношениях вне законного брака, т.е. вне рамок института семьи жертвенная любовь даже и не помышляет.

Секс в системе жертвенной любви  – это не поиск страстного удовольствия и удовлетворения, каким секс является в системе эго отношений. Сексуальные взаимоотношения в системе жертвенной любви – это взаимный обмен самыми чистыми, самыми утончёнными и самыми возвышенными чувствами (энергиями), в процессе которого происходит максимальное чувственное сближение и единение супругов  с обоюдным переживанием возвышенной радости.

Не сложно понять, что эта  жертвенная  любовь, одинаково  ощущаемая  каждым из супругов  в  момент максимальной  близости, но при  этом  не   принадлежащая   кому-то отдельно, и есть тот  удивительный  «духовный  клей», который  склеивает  их  сердца  и делает  их  одним   целым.  При этом  очевидно и то, что  с  силой  этого «клея»    жертвенной любви между   супругами, не   может  сравниться  ни одна   сила  на  земле  и ни одно  удовольствие из существующих.

Что удивительно, в системе жертвенной любви практически не бывает сексуальных затруднений, как не бывает стыдливости и фальши, поскольку любовь сама определяет формы и способы интимных отношений, которые всегда оказываются для  двух  сердец, «склеенных»  жертвенной  любовью, взаимоприемлемыми.

Подлинно жертвенная любовь  ломает многие человеческие заблуждения и сексуальные стереотипы о «сезонности» и краткосрочности интимных отношений в супружеской жизни и неизбежности климаксов женского и мужского.  С этим, разумеется, можно согласиться, но лишь отчасти, поскольку  при должной чистоте и силе жертвенной любви, сексуальные отношения между любящими супругами, остаются возможны, вплоть до самой глубокой старости.

Такова непостижимая природа  силы  и  энергии  жертвенной  любви, в которой самым важным аспектом  отношений является преимущественное уважение чувств партнёра и умение бескорыстно отдавать. Те семьи, где супруги смогли прикоснуться  к   силе  жертвенной  любви  и её   почувствовать, достигли  практически  максимальной   полноты  человеческого  счастья на  земле.

В системе подлинно жертвенных отношений главным принципом упорядочивания  процессов, явлений, отношений, чувств и т.д. является принцип нравственности, т.е. высшей   справедливости  на  основе нравственного закона (Закона Божьего).  При этом инструментом обеспечения справедливости  и нравственности в  программе  Жертвы, как уже упоминалось выше, выступает человеческая совесть,  как  своего  рода  надстройка, модулирующая  работу  всей  когнитивной  сферы.

Особенностью инструмента  совести в  системе  жертвенности является  то обстоятельство, что совесть выступает даже  не  столько внутренним анализатором  добра  и зла, сколько уникальной   силой ориентации всех  мыслей, поступков и решений  человека на добро. 

В  этой   связи  все  отношения, выстраиваемые  жертвенностью, в  отличие от  аналогичных  отношений, выстраиваемых эгоизмом, носят очень справедливый, глубоко нравственный  и  добрососедский характер.

В системе  жертвенности представление о высшей справедливости и высшем духовно-нравственном законе (Законе Божьем) имеет совершенно конкретное и определяющее значение. При этом такие понятия и категории, как  долг, честь, ответственность,  нравственность, бескорыстие, служение, милосердие, сострадание, гуманизм  и др. в системе жертвенности всегда  имеют не  абстрактный, а конкретный смысл.

В отличие от эгоизма, который ничего в жизни не делает просто так без расчёта  личной выгоды, для жертвенности свойственны подчас совершенно иррациональные поступки, идущие исключительно от души и сердца. Данаая   черта  жертвенности делает  её  подчас   чересчур  безрассудной.

Как уже отмечалось, духовность в системе подлинной жертвенности является важнейшей категорией, которая  вызывает  у  жертвенности  благоговение  и связана с безоговорочным принятием  в  сердце  категории Бога, как высшего творческого Начала  и Источника жизни и любви, выше  и совеошеннее Которого нет  и  быть не   может.

В этой  связи подлинная жертвенность в  абсолютном  большинстве  случаев  имеет теоцентричное (богоцентричное)  мировоззрение, в котором  центром и Источником   всего является Бог.

Следует отметить, что подлинная  жертвенность по своей духовной природе,  христианка. Именно поэтому, из всех религий и духовных  учений  для подлинной жертвенности ближе  всего христианство, а  из конфессий -  православие, тогда   как  эгоизм  в  аналогичных  вопросах  чаще  тяготеет  к  эзотерике, мистике, движению  New Age.

Духовность в системе жертвенности связана не с  духовным  самоутверждением, а  со служением  и  послушанием на  основе благоговениея перед  святостью, истиной и совершенством, а потому духовность является целью развития для жертвенности. Что характерно, в отличие  от эгоизма, самоутверждающегося  на духовном  знании  и личной   силе,  духовное  раскрытие   качества жертвенности во всей   его полноте  идёт прямо противоположно  через  глубокое  осознание личностью  своего несовершенства  в виде качеств эго (страстей), а  также привязанностей, слабостей и вредных привычек,  которые  человеку следует последовательно искоренять. 

В отличие от эгоизма, подлинная жертвенность в принципе не может самоутверждаться на своей духовности, поскольку благодаря  инструменту совести прекрасно осознаёт всё своё несовершенство и всю полноту своей порочности из-за повреждения эгоизмом, с  которым у неё  и идёт постоянная  борьба.  В то же   время на  начальной   стадии программы Жертвы, жертвенность довольно часто допускает  мысли о собственной исключительности, которая  всё же  более  правильная, чем  другие  и  потому «не  такая, как  все  прочие люди», но позднее эти мысли уходят от видения всей  глубины  своего несовершенства перед  подлинным  совершенством Бога.

Лишения, падения, неудачи, критика, невыносимые  люди, обстоятельства  и т.п.  в системе жертвенности не являются проблемой, а  выступают  одними из наиболее эффективных «тренажёров»  для выработки  жертвенностью  качеств  терпения, усердия,  смирения, кротости и  устойчивости. 

Уникальным  защитным инструментом  жертвенности, наиболее  выгодно отличающим  её  от эгоизма, является  её  непоколебимая вера  в  Любовь, которая  помогает  жертвенности даже  в   самых  критических  ситуациях  жизни не  ломаться, не  обижаться, не  сдаваться, не   падать духом  или разражаться  гневом,  а  использовать инструмент  прощения  и любви  для  разрешения  казалось бы  неразрешимых  противоречий, находя   выход там, где   его казалось бы  не  существует с рациональной  точки зрения.  

Миролюбие жертвенности в  повседневной  жизни  всегда вызывает к ней  уважение со стороны окружающих, которое носит больше  скрытый и непроявленный характер человеческой симпатии.

Подлинной жертвенности характерно удивительное свойство изменять характер  связей  и отношений  между  людьми,  в  результате   чего  бывшие  враги, вдруг,  становятся друзьями,  соперники превращаются  в помощников и сотрудников,  а  конфликтовавшие  примиряются.  В основе  этого преобразующего эффекта  лежит сила  жертвенной  любви, которая  и  утверждает  общий  (соборный)  дух  жертвенной  любви  в  отношениях  между  людьми, зачастую,  совершенно неосознанно. 

Таким  образом,  качество жертвенности является сильнейшим гармонизатором  человеческих  взаимоотношений в основе которого  лежит способность  жертвенности устанавливать между людьми не формальные, т.е. сугубо поверхностные, а  глубоко сущностные  и  нравственные связи  на уровне  сердца, души и духа.  Данные  связи и отношения имеют несравнимо более  глубокий  и потому  более  устойчивый характер, в сравнении  с  любыми  поверхностными  связями.

Ещё  одной удивительной  особенностью жертвенности является её трансформирующий  характер, проявляющийся  с одной   стороны  в  глубокой  трансформации  внутренней природы человеческой  личности, а  с  другой  -  в бесконечном  потенциале этой  трансформации. 

Иными  словами,  если эгоизм  (программа  эго)  имеет довольно ограниченный  потенциал  возможностей  изменения и совершенствования личности только в пределах  потенциала  качеств эго, которые их  владельца  делают  в лучшем  случае  супер хищником, помещая  на   вершину  пищевой  цепи, то…

…жертвенность может  изменять человеческую личность практически до бесконечности, выводя  человека  из  порочого круга  и цикла  бытия, как  высшего хищника, а  уподобляя  самому   Солнцу  и  Богу.  Вот каково самое  главное  и сущностное  отличие  качества  жертвенности (программы Жертвы) от качества эгоизма (программы Эго).

В этой  связи  можно говорить о том,  что носитель программы Эго  в  этой   программе  закостеневает и умирает, тогда  как  носитель программы  Жертвы,  при условии  её успешного прохождения, может  переходить к  ещё более  совершенным  программам  и доктринам  высшего  духовно-нравственного характера, именуемым программой Сущности или святости.

Таким образом,  начиная  только  с   контроля  эгоизма  на   первом  этапе,  жертвенность  в своём  развитии  может доходить до  полного  самоотречения и спасения  духовного:

«Всякая добродетель рождает жертвенность. Совершенная добродетель рождает полное самоотречение. Высшая добродетель - любовь - рождает совершенное самоотречение.

Жертвенность вырастает в самоотречение, самоотречение прорастает в Жизнь Вечную.» (Св. Николай Сербский)

Собственно, именно  по этой  причине  вступление в программу Жертвы  и  есть  основание  для  духовного спасения во всех  религиях  мира и в  первую очередь  в христианстве, давшем  человечеству в  лице  Спасителя  самый совершенный  и беспримерный  образец  подлинной жертвенности, за   которой  стоит  Жертва Самого Бога.

За  счёт чего же   происходит  столь  фундаментальное  преобразование  и расширение качества жертвенности до  уровня  божественности ? 

Это расширение  когнитивной  сферы жертвенности происходит за  счёт умения жертвенности  впускать в себя чужие  проблемы  и сопереживать чужой  боли, делая  любую  чужую боль отчасти своей и, тем  самым, становясь  как бы  чуточку  шире  за   счёт  этой  принятой  и сопережитой чужой  боли.  Так  последовательно и происходит процесс расширения духовного сердца жертвенности (душевного сознания) с повышением уровня его чувствительности и чувственности от личных  проблем  до проблем  всего человечества.

Данный процесс последовательного расширения  ёмкости сердца, который  является   весьма не простым  и  крайне  болезненным  для  человека по  причине  жесточайшего сопротивления  со  стороны  эгоизма, и есть процесс  формирования  и укрепления внутреннего  душевного человека,  но пока ещё не духовного.  Это принципиально важно для  понимания, что  по ходу  прохождения  программы  Жертвы  идёт формирование  не  духовного, а  только душевного человека*. 

Формирование  духовного   человека  происходит  только  после   успешного  завершения  программы Жертвы  в  программе   Сущности  (святости).

В то же время, в системе жертвенности, в  отличие  от системы  эгоизма, имеются более менее  ясные представления  о духовном человеке, как  совершенном и бесстрастном,  полностью  преображённом (новом), в которого со временем может трансформироваться душевный человек.

Ещё  одной  отличительной особенностью подлинной жертвенности является  наличие в её  когнитивной  сфере  гораздо  более  правильного  и полного представление о реальном устройстве мироздания  и  человеческого существа с точки зрения его телесно-душевно-духовной  «тримерии»  тело – душа  - дух.

В отличие от эгоизма жертвенность гораздо  более  ясно осознаёт существование всех  трёх  уровней  бытийности  (телесного, душевного и духовного)   и  возможности внутреннего  человека (душевного), следовать по  ступеням духовного развития.

Главным  основанием жертвенности верить в духовную  Иерархию  и  возможности внутренней  душевно-духовной  трансформации  человека  является  в  отличие  от эгоизма  не умозрительность, а личная  практика этой  трансформации  в  ходе   которой  жертвенность уже избавилась  от доминантной роли  эго и эгоизма, хотя   ещё  и не   победила эгоизм  окончательно.

В этой   связи правомерно говорить о том, что постижение духовной  Иерархии и  высших законов существования человека,  становится для жертвенности важнейшей задачей на  всю  ближайшую перспективу. Именно поэтому  в  системе  жертвенности акцент  с  внешнего  человека  (телесного)  переносится  на  человека внутреннего (душевно-духовного).

Следует ещё раз подчеркнуть, что в системе жертвенности при всей её  праведности  и нравственности, тем не менее, отсутствует реальное представление о  духовности и «духовном» состоянии человека, как проявлении  ещё  гораздо более  высокого  качества святости. Соответственно и само понимание состояния святости для жертвенности (душевности)  является в значительной   мере  недоступным.

Тем не  менее, принципиальным  когнитивным отличием  и достижением программы  Жертвы  можно считать правильное   практическое  мировоззрение, в  котором  имеется ясное  представление  о том, как в действительности иерархично  устроен   любой  живой  организм  с  точки зрения  тримерии  - тело-душа-дух и  какова иерархия  когнитивных уровней и  соответствующих  состояний человеческого естества:

  • телесное (эго состояние) - рациональное мышление,
  • душевное (жертвенное состояние) - нравственное мышление,
  • духовное (состояние святости) духовное  сознание.

Одним из достижений  программы  Жертвы, кроме   всех  прочих, можно считать  сознание  человеком того, что  эгоизм  и  его  доминантная   программа  рационального  мышления (интеллекта)  является  всего лишь  одной   из  ступенек в Большом поле    когниции  на   фоне  прочих  когнитивных  доктрин и программ, причём,  наиболее  примитивной  и  ограниченной.

Жертвенность совершенно чётко знает, что кроме   программы  Эго, как   программы  развития  рационального мышления, существуют более  совершенные доктрины  и программы:  

- жертвенности, как программы  самоотречения, самораспятия  и  выворачиная  эгоизма  наизнанку для  активизации  нравственного  мышления «Не Я» и

- святости, как программы  одухотворения сознания для  активизации  высшего духовного сознания «Мы», являющегося интегральным сознанием  безусловной и жертвенной Любви.  

Если учесть, что  по выходе   из пустыни  после  искушения  Сатаной   Спаситель  Иисус  Христос имел именно такой  тип сознания, соответствующий  30-й  ступени  Лествицы духовной, как союз Веры, Надежды  и Любви  по  слову преподобного Иоанна Лествичника, то можно  сказать, что Программа Жертвы является  по  существу  Христианской программой  последовательного формирования  и развития  христианского мышления  и мировоззрения.

Не будет  ошибкой  сказать, что программа Жертвы представляет  собой применительно к  нашему   времени и состоянию человечества программу  последовательного перехода  от рационально-потребительского мышления  на  основе  эгоцентрического мировоззрения к  жертвенному христианскому мышлению и духовно-нравственному   мировоззрению.

Таким образом,  жертвенность в   системе  духовной  иерархии – это  необходимое  условие  трансформации   эгоизма, а  программа  Жертвы – это  необходимый  этап  и стадия  развития душевного человека, как  человека  глубоко нравственного, стремящегося  к  глубине   покаяния,  но ещё не духовного  в  полном   смысле  слова. 

Очень важно понимать то, что душевный человек, т.е. проходящий   программу Жертвы,   – это человек, который  ещё  не избавился  окончательно от влияния  всех  качеств  программы  эгоизма (страстей),  имеющих разную глубину  залегания  на   всех  уровнях  тела, души и духа.  Таким  образом, жертвеннный  человек – это, вне  сомнения, очень благой  человек по своей сути и природе, но  ещё далеко  несовершенный в подлинно  духовном смысле. Под духовным смыслом понимается способность к духовному созерцанию и рассуждению о том, что находится  за   пределами  известного, как  не   имеющая  аналогов  в  мире известного.

Говоря  другими  словами,  если душевный  человек  является  жителем  мира   сего, который  мыслит категориями мира   сего, то  духовный человек – это человек  уже  не  от мира   сего, который  и  мыслит категориями не  от мира  сего  и  фактически  «святой» человек, который   ещё  при  жизни  вошёл  в  духовный  мир.  

Именно поэтому  для  душевного  человека, как  глубоко  нравственного человека  от мира   сего,  внутреннее  состояние «духовного человека»,  во всей его полноте ещё не ведомо в полной мере, причём, не   просто не   ведомо, а   может  даже шокировать  душевного человека  своей  кажущейся «безумностью».

В этой   связи  аналогичным  образом  и «телесному»  эго  человеку  состояние  «душевного»  человека  жертвенника кажется в  равной  степени  «безумным», «безрассудным»  и  совершенно  иррациональным. Такова   природа  несоответствия базовых  ценностей,  представлений  и образов   мышления  в  программах Эго, Жертвы и Сущности (святости).

Говоря  о жертвенности, как необходимом  условии трансформации эгоизма, просто невозможно не   коснуться  вопроса   технологии  обращения   сознания, а  точнее того  самого душевно-духовного  механизма,  который и лежит в  основе перехода от программы  Эго  к  программе Жертвы. Данный   вопрос   можно без  преувеличения  считать ключевым в изменении направленности мышления и образа  жизни человека, когда  от рационально-потребительского подхода   к жизни, человек осознанно переходит к жертвенному  и духовно-нравственному, кардинально меняя  при  этом  всю  систему ценностей и установок.  

Данную процедуру можно в  известной  мере соотносить с  перезагрузкой «операционной  системы» сознания  аналогично компьютерной, причём, не   просто перезагрузкой, а  с  заменой  и  самой «операционной  системы» сознания  на  более совершенную  и прогрессивную.  Речь в  данном   случае  идёт о смене рационально-потребительского  и  эгоцентрического мировоззрения и мышления  на теоцентрическое и духовно-нравственное.

В христианской  традиции  этот механизм  изменения (обращения)   сознания известен  как таинство  «метанойи»  или   покаяния. О его принципиальной   важности, как  базового  действия  в технологии  изменения мышления  говорит то обстоятельство, что именно  о покаянии  были  самые первые слова Иоанна Предтечи, Спасителя и Апостолов:

«В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». (Мф. 3;1-2)

«С того времени Иисус начал проповедовать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4;17).

 «Петр же сказал им: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа». (Деян. 2;38)

«Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться». (Деян. 17;30)

Психологический   смысл  акта  покаяния  с   вида  довольно  прост  и  состоит в действии (священнодействии)  обращения  внимания  с  мира   внешнего на  мир  внутренний, как  мир  души. Можно даже   попытаться отобразить  результат  обращения   сознания   схематически, используя   уже известную  структурную  схему эго сознания  К.Г. Юнга, с   которой   мы  сталкивались  ранее.

Схема обращённого сознания.

 

Как видно из данной схемы, эго сознание D, ориентированное ранее во внешний мир, отмеченное штрихпунктирной линией, после обращения изменило вектор направленности внимания  диаметрально  противоположно, получив расширение вовнутрь области С, которая ранее была недоступна для познания. Область С символизирует внутренние более глубокие уровни психического бытия, лежащие за границей сознательного (бессознательное).

Таким образом, принципиальной особенностью обращённого сознания   можно считать перенаправленность локуса  и фокуса внимания с   мира   внешнего на   мир  внутренний.  В данной связи можно с  полной   уверенностью говорить о том, что исследование своего  внутреннего  душевного человека  (души)  является для жертвенности повседневным занятием и практикой  в  ходе  которой  она раскрывает и содержание   своего сердца  и состояние  своей  души.  Всё то внимание, которое эгоизмом  было  ранее  сконцентрировано  на   внешнем  мире  и  утверждении  себя   в  нём, теперь жертвенностью перенаправлено  во  внутренние когнитивные   пространства души, которые подобны  многочисленным слоям луковицы.

Направленность вектора внимания  в жертвенном состоянии

Таким вот способом постоянного познания себя слой  за  слоем, жертвенность и осуществляет самоисследование, которое даёт ей очень богатую пищу о своём внутреннем состоянии, его содержании и динамике изменения.

Что любопытно, по мере углубления в познании  себя жертвенность обнаруживает внутри себя всё больше и больше того, чего она ранее в себе не замечала и о существовании чего даже не задумывалась.  Речь о качественном и  силовом (энергийном)  устройстве внутреннего душевно-духовного человека (души).

Говоря  о  таинстве   «метанойи» (покаяния),  нельзя  не   сказать о том, что  последствия  процесса  обращения  вектора  сознания вовнутрь  могут быть разными  и  не всегда   предсказуемыми.  Спектр  возможных  последствий  достаточно широк   и варьируется  от  резкого  обвала  всех установок прежней  когнитивной  модели, до постепенного  и равноускоренного процесса  смены доминантной  парадигмы сознания.

 В первом  случае  при  резкой   смене базовых  ценностных  установок когнитивной   сферы происходит  её  крайне  болезненное сворачивание  с  временной   потерей  ценностной  ориентации  и целым  рядом  неблагоприятных побочных явлений   в   виде панических  атак, вегето-сосудистых  расстройств  и кризисных проявлений, именуемых в  рациональной  психологии духовным кризисом.  В редких  случаях  при  наиболее  некорректном  обращении  возможны   случаи  психопатологии.

В подавляющем  же  большинстве  случаев при   корректном обращении сознания  к   вере данный   процесс  изменения ценностных  установок  идёт более менее равноускоренно и без резкого обвала когнитивной  сферы и  проявлений  психопатологии.

Как уже  говорилось  ранее,  пдлинная  жертвенность с самоотречением  имеют своей   конечной   целью духовное  спасение, т.е.  богоподобие.   Вот почему  применительно к покаянию очень уместна Евангельская цитата «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21),  отражающая  внутреннее  стремление личности к познанию и раскрытию божественного в самом себе посредством  исследования  и  осознания  индивидуального и коллективного бессознательного.

Процесс самоисследования внутреннего когнитивного пространства (души)  метафорически можно соотнести с повышением интенсивности освещения какого-либо замкнутого  затенённого пространства.

Например, если в большой тёмной комнате зажечь одну свечу, то она будет неспособна осветить всё пространство комнаты, а будет освещать только весьма ограниченную область вокруг себя. При этом вся периферия пространства  помещения  останется в тени, но по мере зажигания всё большего числа свечей, вся большее пространство будет наполняться светом и области тени нём практически не остаётся.

В данном  случае  каждое  новое  осознание  душой  своего устройства  и состояния, как своего рода   микро-озарение,  подобно зажённой свече.

По аналогичной схеме идёт весь  процесс самопознания и душевного самоисследования, в котором реальное знание о себе и устройстве своей души является ни чем иным, как светом внутреннего душевного знания.

 

На первом этапе самоисследования жертвенности приходится прикладывать очень много сил для  раскрытия собственного внутреннего содержания и делать это без помощи наставника  или  духовника  бывает  крайне трудно. Этим обстоятельством объясняется тяготение жертвенности к искреннему душевному общению, в котором  жертвенность не  боится обнажать свою внутреннюю суть для  исследования тех или иных несовершенств и заблуждений.

И в таком вот процессе внутреннего самопознания и самоисследования, по существу практически беззащитная в отличие от эгоизма,  открытая  людям и миру, жертвенность приближается к тому особому когнитивному состоянию, которое можно назвать «когнитивным порогом» или  моментом умерщвления своего эго («Я»).

Сам момент смерти эго или  точнее момент сдачи  эгоизмом своих доминантных  позиций в  когнитивной  сфере переживается жертвенностью  также  по-разному и с разной степенью болезненности для психики и души.   

В абсолютном большинстве случаев этот момент ощущается  и переживается  личностью  крайне  болезненно,  как  момент  полной  потери  всего своего  прежнего  существа, сравнимый  метафорически по  уровню  потрясения  и страха с  символической  «смертью»  самого себя, а  точнее  собственного «Я», как основы «ветхого» человека. 

Этот момент переживается личностью как наиболее  глубокий  экзистенциальный   кризис  (или  его  приступ)  с  максимальной  глубиной  страдания и  символичного самораспятия, после  которого   и начинается  раскрытие  потенциала  и ядра «нового» человека, как носителя жертвенного христианского сознания и мировоззрения.

Момент  переживания  смерти  эго является  крайне  важным, поскольку без  него когнитивная   сфера  даже  будучи  управляемой  жертвенностью (нравственностью),  продолжает  сохранять   большинство  глубинных  эго установок, которые  могут  быть вновь актуализированы в  результате   чего эго  может  вернуть себе со временем  прежнюю главенствующую роль  в  когнитивной  сфере.

Качество  подлинной  жертвенности является  глубоко  благодатным и тёплым, поэтому  в метафорическом смысле представляет собой некий внутренний свет (жертвенной любви), который единожды воссияв в душе в виде качеств добродетели, затем распространяется по всему пространству  души  в  виде  «негасимого огня» душевной благодати.

Не трудно догадаться, что за этим внутренним светом и огнём стоит  Свет божественной  любви, который теперь может  свободно проникать в некогда затенённое эгоизмом пространство человеческой души.

Особенностью этого внутреннего света души  является его «растворяющий» и преобразующий характер, который способствует трансформации  когнитивных  связей  и прежних качеств «ветхой»  природы в «новые». Можно сказать, что процесс покаяния запускает  в  человеческой  душе цепную реакцию преобразования «горизонтальных»  смыслов  и  когнитивных связей  в «ветрикальные» и иерархические.

Этот процесс реструктуризации  прежних когнитивных  связей эго сознания с  образорванием  новых  духовно-нравственных  смыслов  и связей  подобен  реакции брожения в  тесте: 

«Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло все.» (Мф. 13;33)

Проще  говоря,  положив  покаянием  начало  процесса  искоренения эгоизма (себялюбия) на  основе  заповедей, изложенных в Евангелие, в человеке запускается многоступенчатый процесс глубокого качественного изменения (преображения) всей   человеческой   природы – тела, души и духа.

Не следует думать, что данный   процесс  осуществляется   «автоматически»  и без  осознанных  волевых усилий   со строны  человека.  В точности наоборот, имея  свою  логику  и последовательность, данный   процесс  требует от человека  практически  полной   самоотдачи и каждодневных  усилий.

В результате  данного  процесса  происходит  самое  глубокое  преображение  и перерождение  всей   человеческой  личности при котором  каждое  отдельное качество прежнего  состояния, как  и управляющая  им  страсть  тела, души  и духа,  находит своё  отражение  в соответствующем качестве добродетели. 

Не сложно  понять, что никакая  рациональная  психология  не  способна  до такой  глубины  изменить всю  природу   человека, как  это способно покаяние, в  результате   которого  страстная   природа   человека  становится  добродетельной, но ещё  не  безстрастной.

Итогом  программы  Жертвы  можно считать успешное искоренение  всех  базовых  качеств и установок  программы  эго, а  также  управляющих ими  страстей (грехов), как  укоренённых  навыков:  чревоугодие, похоть, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость и д.р.,  которые  преобразуются  в  противоположные  им  качества  добродетели:  воздержание, целомудрие, нестяжание, кротостьрадость, трезвение, смирение и жертвенная любовь.

При этом общий   спектр качеств жертвенной  личности  практически  неспосотавим с соответствующим  набором  качеств  эго личности.  Среди  основных качеств  жертвенной  личности можно выделить такие, как: искренность, правдивость, бесхитростность, послушание, покорность, принятие, терпимость, милосердие, сострадание, доброта, нежность, внимание, ненасилие, бескорыстие, щедрость, служение, помощь, заботливость, великодушие, сердечность, сознательность, скромность, сотрудничество, уважение, братство, товарищество, коллективизм, самопознание, самокритика, честность, самоотверженность, храбрость, мужество, тактичность, благородство, податливость, содействие, взаимопомощь, миролюбие, доброжелательность, совестливость, справедливость, смирение, кротость, любовь, бесстрашие, подвижничество, сопереживание, прощение, доверие, вера, участие, неосуждение, честность, принципиальность, устремлённость, вдохновение, творчество, перспектива, ученичество, смекалка, радость и др.

Совершенно очевидно, насколько качества подлинной жертвенности выше, чище и  светлее в духовно-нравственнгом смысле соответствующих качеств эго состояния.

Такова преобразующая  сила  подлинной  жертвенности, которая  способна  необратимо  изменять  личность  человека, вызывая  удивительные перемены, идущие изнутри  его существа, в результате которых проявляются совершенно новые черты, грани и свойства человеческой личности.

Многие  люди в ходе таких внутренних душевных трансформаций изменяются настолько сильно и глубоко, что окружающие, знавшие их ранее, просто не могут поверить в подлинность такой метаморфозы, считая её актёрством или искусной мистификацией. Но эти изменения абсолютно подлинны, поскольку идут не от рассудка или психики, а из самого сердца нового человека, а точнее обновляющихся  в  ходе  покаяния  качеств его тела, души и духа. Такова обновляющая и преобразующая  сила жертвенной любви, которая   и есть по  существу любовь Христова.

К сожалению,  в  наше время, которое  не  отличается  особым  миролюбием  и  нравственностью,  подлинной жертвенности, как  и всегда,  приходится  быть гонимой и отвергаемой секулярным обществом. Тем не менее, для подлинной жертвенности это уже совершенно не важно, ведь  она имеет у себя тот  наиболее  веский аргумент, тот нетленный залог и то неопровержимое  подтверждение её  правоты, которого не имеет  в себе ни один убеждённый эгоизм.

Этим неопровержимым  аргументом, доказательством и залогом для подлинной жертвенности  является тот самый негасимый внутренний свет жертвенной любви, то самое душевное тепло и тот необжигающий божественный огонь, который постоянно исходит из самого сердца.

С некоторого времени, подлинная жертвенность уже не просто чувствует, но абсолютно точно и твёрдо знает, т.е.  видит  внутренним  душевным зрением,  что тот негасимый внутренний свет  и огонь в её душе, есть, не что иное, как  духовный свет и тепло самого Царства Божьего в человеческом сердце и душе.

Именно это осознание и это чувство дают подлинной жертвенности внутренние силы противостоять любой трудности и проблеме, поскольку:

«Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5-8)

Ещё  одним феноменом  программы Жертвы  является отсутствие страха  смерти  в  том  его  паническом виде, в  каком  он  имеет  место в  программе  Эго. 

Одной  из главных причин, по которой жертвенность не боится смерти физической, является знание о бессмертии души  и  возможности её духовного  спасения. Именно поэтому страх  смерти  (тела) в  подлинно  жертвенном состоянии как бы естественным образом трансформируется в страх более высокого уровня - Страх Божий или  боязнь не спасти душу для  Царства  Божьего.

Вот каким образом  посредством  глубокого покаяния  на  основе качества  жертвенности  человек  из  эго состояния  со свойственным ему рационально-прагматичным  мышлением и мировоззрением  может  двигаться  в  направлении более  высоких ступеней  лестницы духовно-нравственного  развития.

«Итак, умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего, и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, чтó есть воля Божия, благая, угодная и совершенная.» (Рим. 12;1-2)

 Читать далее >>>

Раздел из книги «Методологические основы нравственно-ориентированной христианской  психологии»  К.В. Яцкевич, 2014 г. 

 

 Всё о православной  психологии  на  psyheo.by

2014-08-18
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?