Обоснование психологической модели психического здоровья

👁 34

Малейчук Геннадий Иванович

 

Обращение к понятию «психическое здоровье» является важным и актуальным по той причине, что оно выступает в качестве центрального понятия в современной деятельности практической психолога. Используемая им в работе модель психического здоровья выступает непосредственным «инструментом» для оценки состояния обратившегося к нему за помощью человека, и от того, какой видится профессионалом эта модель, будет во многом определяться содержание и стратегия оказываемой им психологической помощи. Понятие психического здоровья, определяемое в рамках существующих медицинской и патопсихологической модели, выступая в качестве средства мышления в современных теоретических и прикладных аспектах психологии и психиатрии, сегодня уже не соответствуют тенденциям гуманизации, свойственным развитию современного общества, а также запросам психологической практики. В этой связи актуальным является разработка в рамках психологической модели феномена «психическое здоровье», определение условий его формирования, выделение структуры и критериев его диагностики.

В публикациях последних лет по психологии всё настойчивее чувствуется призыв к амплификации понятия «психическое здоровье» в сторону психологической составляющей [3;4;8;10;11]. Рядом авторов делается попытка ввести новые понятия – психологическое здоровье (Слободчиков В.И., Шувалов А.В., Дубровина И.В. и др.), личностное здоровье (Б.С. Братусь). И это не случайно. Понятие «психическое здоровье» и часто употребляемое как его синоним понятие «норма психического здоровья» используемая в медицинской модели ориентирована на внешний уровень проявления психического здоровья, связанный с отсутствием симптомов, мешающих адаптации человека к социуму и не учитывает внутреннего уровня – мира субъективных переживаний личности. Однако, для психологической модели здоровья традиционно используемое понятие нормы не применимо, поскольку оно не учитывает важнейшей характеристики личности – динамичности, позволяющей человеку не только адаптироваться в обществе, но и развиваться. Альтернативой норме в случае психологической модели здоровья становится не болезнь, а отсутствие возможности развития, неспособность к выполнению своей жизненной задачи. В этой связи достаточно логичным является утверждение Б.С. Братуся о том, что для все большего числа людей становится характерным диагноз: «психически здоров, но личностно болен» [4].

Говоря о феномене психического здоровья, мы будем рассматривать его на двух уровнях проявления: внешнем, рассматривающем этот феномен с точки зрения наблюдателя (врача, психолога), и внутреннем, или субъективном, с точки зрения самого человека, переживающего себя как здорового или нездорового. 

Внешний уровень проявления психического здоровья представлен отсутствием проявлений заболевания - симптомов, синдромов, что составляет клиническую картину здоровья. Внутренний уровень представлен в виде комплекса переживаний человека, составляющих его внутреннюю картину здоровья (ВКЗ). 

В зависимости от того, какой из уровней становится ведущим в определении здоровья, сложились два основных подхода к пониманию проблемы психического здоровья: 

1) понимание здоровья «от болезни» (патоцентрическая модель здоровья);

2) понимание здоровья «от здоровья» (саноцентрическая модель). 

В рамках первого подхода, здоровье человека в целом (и психическое здоровье в частности) определяется отсутствием симптомов и синдромов заболеваний, жалоб и болей, объективных нарушений в функционировании разных систем организма. При этом внимание исследователей уделяется преимущественно описанию и изучению проявлений болезни, нездоровья в психике больных.

В рамках второго подхода, здоровье приобретает более «позитивный статус». Оно начинает определяться с учетом наличия индивидуальных ресурсов и возможностей человека, его способности к развитию, самореализации и самосовершенствованию. Внимание ученых акцентируется на проявлениях психики здоровых, творческих людей (например, изучается «внутренняя картина здоровья», способность к самоактуализации и др.). 

Многие ученые, обращаясь к понятию «психическое здоровье», понимают его либо в рамках первого, либо второго, обозначенных выше, подходов, используя при этом один и тот же термин «психическое здоровье». Но при этом, вкладывают в этот термин разное содержание. Это является причиной терминологической путаницы, приводит к непониманию между специалистами.

Обращение к психологической модели психического здоровья является результатом холистического подхода к личности. В рамках данного подхода предпринимается попытка изучить личность в целом. На сегодняшний день при определении психического здоровья рядом исследователей, придерживающихся целостного подхода (Бойко О.В. Мельник Ю.И. Гришанова З.И., Левченко Е.В. и др.) наряду с традиционно выделяемыми объективными критериями (адаптация, приспособление к окружающей среде, отсутствие болезни и болезненных состояний и проявлений, и др.) выделяются ряд критериев субъективного плана (душевное благополучие и душевный комфорт, принятие себя и др.). Позитивный подход к определению психического здоровья приводит к определению таких его критериев, которые характеризуют его в большей степени как процесс, нежели состояние, где в центр внимания попадают такие понятия, как «самореализация», «самоактуализация», «аутентичность», «идентичность», «полноценное человеческое функционирование». Данные понятия используются в экзистенциально-гуманистическом подходе в психологии.

В России разработка понятия психического здоровья в рамках психологической модели осуществляется в трудах И.В. Дубровиной, Б.С.Братуся, В.И.Слободчикова, А.В.Шувалова, О. В. Хухлаевой и др. Вышеназванные авторы, во-первых, говорят о целостном подходе к изучению человека, во-вторых, не ограничиваются представлениям о человеке как лишь о психическом измерении, а настаивают на необходимости выделения «личностного», «духовного» как особого измерения. Так, например, И. В. Дубровина говорит о психологическое здоровье как о понятии, характеризующем личность в целом и отражающем высшие проявления человеческого духа, Б.С. Братусь предлагает поуровневый подход в определении психического здоровья.

Мы разделяем представления Б.С. Братуся о многоуровневости психического здоровья. Он считал, что высшим в структуре психического здоровья является уровень личностно-смыслового здоровья, который регулирует низлежащие, подчинённые уровни – индивидуально-психологический и психофизиологический [5]. Каждый из выделенных уровней будет характеризоваться различными проявлениями, различными механизмами адаптации и регуляции личности в ее отношениях с миром. Следовательно, с диагностической точки, можно говорить о психическом здоровье-нездоровье на каждом из выделенных уровней.  

Таким образом, нам представляется адекватной точка зрения, рассматривающая психическое здоровье, с одной стороны как целостный феномен, с другой – выделение в этой целостности определённых уровней. Психическое здоровье рассматривается не как однородное образование, а как целостное, системно-структурное образование, имеющее сложное, поуровневое строение.

До недавнего времени в область научного исследования попадали лишь два уровня системы «человек»: телесный (физиологический) и психический (индивидуально-психологический). Соответственно этим уровням выделялись две модели здоровья (следовательно, и нездоровья) – биомедицинская и патопсихологическая. 

В контексте биомедицинской модели здоровье и болезнь расположены на противоположных полюсах одномерного континуума. В качестве критериев здоровья – болезни выступают объективные биологические и физиологические параметры, характеризующие функциональное состояние организма и, следовательно, индивид, не имеющий объективных признаков заболевания, считается здоровым. Определение здоровья, при таком подходе, производится от обратного: «здоровье есть отсутствие болезней».

В патопсихологической модели феномены здоровье – болезнь рассматриваются в контексте психической деятельности и её нарушения. В основе нормальной (ненарушенной) психической деятельности лежит адекватное функционирование высших отделов ЦНС, и в первую очередь головного мозга. В качестве же основного критерия здоровья выступает нормальная адаптация личности к требованиям, предъявляемым ей конкретным историческим обществом. 

Исторически больше внимания уделялось физическому и психическому и только в 60 году гуманисты начали говорить о здоровье личностном. В русле гуманистической парадигмы наметились взгляды на необходимость выделения «личностного», «духовного» как особого измерения (К.Роджерс, В.Франкл, Дж. Бьюдженталь, И.В. Дубровина, Б.С. Братусь, В.И. Слободчиков, А.В. Шувалов). В рамках данного подхода говорится о необходимости учитывать наряду с внешней реальностью с ее требованиями, также и реальность внутреннюю, субъективную, обусловленную существованием внутреннего мира личности, мира ее Я. Вышеназванные авторы определяют психическое здоровье через призму личности в терминах активности и личностного развития.  

При таком подходе к определению психического здоровья акценты делаются на качестве отношений личности со своим внутренним миром, что соответствует личностно-смысловому уровню в модели Б.С.Братуся. В этой связи, используемое в медицинской и патопсихологической модели понятие адаптации, не может быть таковым на уровне личностно-смысловом. Следовательно, необходимо говорить об адаптации особого рода, как умении соответствовать не только миру явлений, вещей, предметов, правил, но и собственному субъективному миру. Высокий уровень адаптированности личности к нормам, правилам общества зачастую приводит к отказу от потребностей своей природы, своего Я и порождает такие феномены, как конформизм, автоматизм и в целом, ведёт к психологической смерти. 

Таким образом, можно говорить о двух уровнях функционирования адаптации: внешнем (соответствие требованиям и правилам социума) и внутреннем (соответствие природе своего Я). В этой связи, мы должны говорить не только о внешних критериях психического здоровья, т.е. критериях с точки зрения наблюдателя, рассматривающих его в рамках медицинской и патопсихологической модели и проявляющихся в адаптации к требованиям внешнего мира. Сегодня необходимо рассматривать психическое здоровье в рамках психологической модели с позиции самого человека, субъективной нормы, проявляющихся в переживаниях себя как здорового или Внутренней Картины Здоровья (ВКЗ). Ряд исследователей, как отмечалось выше, учитывая особую природу человека, предлагают рассматривать процесс адаптации на двух уровнях – внешнем и внутреннем.

Два уровня адаптации:

Внешний Внутренний (нормы, правила, требования социума) (потребности своего Я).

О двух уровнях адаптации – внешнем и внутреннем – одними из первых в психологии начали говорить К.Г. Юнг и Э. Фромм. Так К.Г. Юнг считал, что человек должен уметь приспосабливаться к двум различным сторонам жизни – сначала к её внешней стороне (профессия, семья, социум), а затем и к внутренней – потребностям своей природы. Игнорирование и того и другого, по его мнению, может привести к неврозу [14]. Похожую точку зрения высказывает и Э. Фромм. По его мнению, человек нормальный в смысле хорошей социальной приспособляемости, часто менее здоров в смысле человеческих ценностей, чем невротик, так как такая приспособляемость часто достигается за счёт отказа от своей личности [12]. 

Адаптацию нельзя рассматривать, как статическое образование. Она, как и жизнь в целом, характеризуется движением. Необходимым условием адаптации, а, следовательно, и психического здоровья, на внешнем уровне выступает нормальное психическое развитие, на внутреннем уровне – развитие личности, индивидуальности, субъективности. 

Условия психического здоровья:

Нормальное психическое развитие Личностное развитие

Мы считаем, что эти два понятия - личностное и психическое развитие не тождественны друг другу, хотя часто употребляются как синонимы, не разделяются. Как указывала Л.И. Божович, понятие личности, хотя и постоянно употребляется, но недостаточно раскрывается и часто оказывается синонимом то самосознания, то установки, то психики вообще [2].

Несмотря на неидентичность понятий "личность индивида" и "психика индивида' процесс развития личности, как правило, подменяется процессом психического развития. В существующих периодизациях психического развития на разных его этапах представлены новообразования как развития психического (рефлексия, внутренний план действий, произвольность и др.), так и личностного (самосознание, жизненные цели и перспективы, мировоззрение и др.). Говоря о соотношении личности и психики, мы вслед за А.В. Петровским считаем, что психика как форма отражения объективной реальности субъектом "...выступает как необходимая сторона существования личности" [10, с. 41] и что личностное развитие "... включено в общее психическое развитие" [7].

Процесс развития психики, на наш взгляд, является важнейшим аспектом развития личности человека, вклю¬ченной в систему общественных отношений, но им развитие личности не исчерпывается, развитие личности не может быть сведено лишь к разви¬тию психики. Следовательно, не всегда можно говорить о совпадении пара¬метров личностного и психического развития.

Такая постановка вопроса предполагает отдельно выделение как критериев нормы психического, так и личностного развития. Если под психическим развитием понимать закономерный процесс развития высших психических функций как социализация, результатом которого является нормальная адаптация к социуму, то под личностным развитием понимается процесс развития индивидуальности (индивидуализация), результатом которой является адекватная адаптация к своему Я. Социализация понимается как процесс усвоения и активного воспроизводства индивидом социального опыта, осуществляемый в общении и деятельности [11]. Индивидуализация – процесс поиска человеком душевной гармонии, интеграции, целостности, осмысленности. В процессе индивидуализации человек сам создает свои качества, осознает собственную неповторимость как ценность и не позволяет разрушать ее другим [1]. Индивидуализация определяется как процесс оформления уникального и неповторимого Я, приобретения индивидом все большей самостоятельности, автономности. 

Эти два процесса – социализация и индивидуализация – начинаются с рождения и, в норме, уравновешивают, дополняют друг друга в силу разного вектора их направленности. Социализация – это «движение к МЫ», индивидуализация – «движение к Я». Преимущественное развитие одного из них ведет к ослаблению другого. Крайними вариантами такого развития могут быть, например, конформизм (чрезмерная социализация) и негативизм (чрезмерная индивидуализация). 

Что же может выступать в качестве показателей, критериев выделенных уровней развития? Если говорить о норме психическо¬го развития, то здесь не возникает особых проблем. Вопрос о критериях нормы психического развития рассмотрен достаточно полно как в отечественной, так и зарубежной психологии. Существуют периодизации психического развития, в содержание которых входит опи¬сание нормы этого развития на каждом возрастном этапе (Л.С. Выготский. Д.Б. Эльконин, Э. Эриксон и др.). Гораздо больше трудностей возникает при определении критериев нормы личностного развития, так как само понятие «личность» предполагает свойства индивидуальности, неповторимости, часто не вписывающиеся в рамки существующих норм. Соединение таких терминов, как "личность" или "индивидуальность и "норма" и "средняя величина" это соединение двух, по существу совершенно не согласных друг с дру¬гом терминов. Слово "личность" именно подчеркивает индивидуальность и противоположно схеме, норме, середине.

В этом случае необходимо обращаться к таким критериях, которые могли бы характеризовать психическое здоровье с позиции самого человека. Одним из таких понятий является понятие самоидентичности, выступающее для каждого человека в виде вопроса к самому себе «Кто Я?» и описывающего его внутренний мир.

Понятие самоидентичности относится к понятиям, которые рассматривают психическую реальность как целостное, динамическое образование. Под самоидентичностью мы понимаем процесс переживания человеком своего Я как ему принадлежащего. Самоидентичность выступает как одно из проявлений содержания психической реальности, дает возможность выделить собственное Я, его нетождественность Другому.

Самоидентичность представляет собой непрерывный, изменяющийся поток переживаний личностью своей тождественности. Это динамическое, целостное образование, которое в норме находится в процессе постоянного уточнения, построения образа своего Я, вписанного в контекст внешней среды – мира и других людей и представляет собой системное процессуальное единство. Его функцией является процесс уточнения, коррекции и самопостроения образа своего Я, других людей и мира в целом. Результатом этого процесса выступает определенная для данного момента Я-концепция, встроенная в концепцию Другого и концепцию Жизни, которые являются структурными компонентами системы «самоидентичность». Следовательно, самоидентичность как динамическое свойство личности можно рассматривать как структуру и как функцию, как процесс и как результат. Структурность и целостность, динамичность и статичность – таковы диалектические свойства самоидентичности. Только наличие одновременно этих противоречивых свойств дает возможность говорить о существовании подлинной самоидентичности.

Таким образом, психическое развитие можно рассматривать как процесс и как результат. Как процесс – развитие высших психических функций. Процессуальным критерием выступает социализация. Социализация – это движение к МЫ (Я как другие, Я для других). Как результат – адаптация к социуму. Констатирующим критерием выступает уровень адаптивности.

Личностное развитие также можно рассматривать как процесс и как результат. Как процесс – развитие субъективности. Процессуальным критерием выступает индивидуализация. Индивидуализация – движение к Я (Я как Я, Я для Я). Как результат – адаптация к Я. Констатирующим критерием выступает уровень самоидентичности.

В связи с вышеизложенным, предлагаем следующую психологическую модель психического здоровья.

Психическое здоровье

Объективный уровень Субъективный уровень

Адаптация Адаптация

к социуму к Я

 

Психическое развитие как Личностное развитие как

социализация (условие) индивидуализация (условие)

Уровень развития адаптации Уровень развития адаптации  

к социуму к Я

(критерии) (критерии)  

 

Самоидентичность

Специфика данной модели заключается в том, что в ней не противопоставляется объективный и субъективный уровни психического здоровья, а данный феномен рассматривается комплексно, в единстве его внешних и внутренних проявлений. В качестве интегрального критерия предлагается самоидентичность как непрерывный, изменяющийся поток переживаний личностью своей тождественности. 

Список использованных источников

1. Абрамова Г.С., Юдчиц Ю.А. Психология в медицине: Учебное пособие.- М.: ЛПА «Кафедра –М», 1998. – 272 с

2. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте._М.: Просвещение, 1968.-463 с. С 131.

3. Бойко О.В. Охрана психического здоровья: уч. пос. для студ. высш. уч. завед. – М.: Академия, 2004 

4. Братусь Б.С. Опыт обоснования гуманитарной психологии //Вопросы психологии. 1990. № 6

5. Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988.- С. 67-74. 

6. Бьюдженталь Дж. Наука быть живым. Диалоги между терапевтом и пациентами в гуманистической терапии. М.:Независимая фирма «Класс»» 1998, 324 с.

7. Давыдов В.В. Проблемы развивающегося обучения. -М.: Педагогика, 1986, 239 с

8. Практическая психология образования. / Под ред. И.В. Дубровиной. М.:«Сфера», 1998.

9. Психология развивающейся личности. Под ред.А.В.Петровского._М.:Педагогика, 1987, 240 с.

10. Слободчиков В.И., Шувалов А.В. Антропологический подход к решению проблемы психологического здоровья детей.//Вопросы психологии.- 2001, №4.

11. Словарь практического психолога/ Сост. С.Ю. Головин.- Минск: Харвест, 1997. 800 с.

12. Фромм Э. Бегство от свободы. М.: «Прогресс».- 1990, 229 с.

13. Шувалов А.В. Проблемы развития службы психологического здоровья в системе дополнительного образования детей.//Вопросы психологии.-2001, №6.- С. 66-69. 

14. Юнг К.Г. Конфликты детской души. М.: Канон, 1994, 336 с.

2010-07-09
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?