Общение ребенка и взрослого. Первый год жизни

Первая форма общения ребенка и взрослого (1-5 мес.) – совершенно уникальный период в жизни человека. В это время отношения ребенка и взрослого не опосредованы ничем – эта форма общения не несет никакой предметности и никакого другого содержания, кроме «я-ты». Это чистое «бескорыстное» межличностное отношение, не зависящее от характеристик взрослого (Мещерякова С.Ю.). И хотя уход за ребенком связан с многочисленными предметными манипуляциями, эта предметность еще не включена в отношения с ребенком. Ребенок еще не выделяет собственной телесности (предметности), только позже (в 4-5 мес.) он начинает узнавать свое тело, рассматривая свои руки и ноги как посторонние предметы. В первые же месяцы жизни ребенок целиком сосредоточен на «ты» взрослого человека, которое неотделимо от его «я».

В этот период младенец еще не реагирует на содержание обращений к нему взрослого человека. На все слова и интонации (даже гневные и грубые) он отвечает яркими положительными эмоциями, хотя уже различает поощряющие и запрещающие обращения взрослого, однако отрицательных эмоций на эти замечания не проявляет (Авдеева Н.Н., Мещерякова С.Ю.). Ему еще ничего не нужно от взрослого, кроме его присутствия и внимания. Единственное, что вызывает протест ребенка – это его так называемая «незамеченность» (Мещерякова С.Ю.), и тогда ребенок стремится привлечь к себе внимание, вызвать отношение к себе и выразить своё. Взрослый нужен ему сам по себе, вне зависимости от его предметных атрибутов, его компетенции и социальной роли. Столь же бескорыстное и открытое отношение в этот период, как правило, наблюдается и со стороны матери: она еще ничего не требует от него, не оценивает его способности (или же оценивает только положительно), ничему не учит и радуется самому факту его существования. Такую любовь известный выдающийся отечественный психолог С.Л. Рубинштейн определял как чувство «хорошо, что ты существуешь в мире».

Взрослый человек в этот период сочетает в себе ситуативность и всеобщность. С одной стороны, отношение к нему и общение с ним крайне ситуативно, потому что возникает только в его непосредственном присутствии, с другой стороны это отношение распространяется на всех взрослых вообще. Ребенок одинаково радуется всем взрослым, обращенным к нему. Он еще не боится посторонних людей, не отворачивается от них. Конечно, узнавание близких для ребенка взрослых проявляется в более ярких положительных эмоциях при встрече с ними.

Таким образом, основные качественные черты отношения младенца первого полугодия жизни ко взрослому можно свести к следующим:

1. Взрослый лишен для ребенка какой-либо прагматической и функциональной определенности. Он не разложим на части и выступает как целостная личность. Обращение ко взрослому не побуждается ничем, кроме потребности выразить ему свое отношение и принять его отношение. Взрослый для ребенка нужен и ценен сам по себе;

2. У ребенка еще нет конкретных представлений и ожиданий, как должен вести себя взрослый по отношению к нему: он принимает его во всех его проявлениях;

3. Такое отношение младенца распространяется на всех взрослых, независимо от того, какие они, и что они ему сделали.

Получается, что в первом полугодии жизни отношения «я и другой» (взрослый) неразрывно слиты в сознании ребенка, и в этой слитности рождается личность ребенка как отдельность, как самодостаточное «Я». Но в первые месяцы жизни этой отдельности еще нет, поскольку у ребенка нет своего отношения ни к чему, кроме взрослого. Такое отношение появляется вместе со становлением предметных манипуляций во втором полугодии жизни.

С возникновением акта хватания видимого предмета и с началом предметных манипуляций (4-5ый месяц жизни) отношение ребенка ко взрослому резко перестраивается.

Что же происходит? Во-первых, в нем появляются прагматические и функциональные аспекты: младенец требует от взрослого новых предметов и самого взрослого начинает рассматривать как интересный предмет. Если в 3-4 месяца ребенок удовлетворялся непосредственно-эмоциональным общением, мог по несколько минут неотрывно смотреть в глаза взрослому и радостно улыбаться при этом, то в 6-7 месяцев этого ему явно недостаточно. Он тянется к различным воспринимаемым вещам, требует, чтобы взрослый дал их ему. В некотором смысле взрослый становится для ребенка средством для его предметных манипуляций. При отсутствии интересных предметов младенец ждет и ищет каких- либо действий или движений. Простого присутствия и обращенности (т.е. выражения непосредственного отношения) становится уже недостаточно. Отношения со взрослым впервые опосредствуются предметами или действиями. Взрослый нужен ребенку не только сам по себе, но и для чего-то.

Во-вторых, ребенок начинает различать содержание воздействий взрослого и оценку своих действий. Во втором полугодии жизни ребенок начинает демонстрировать отрицательные эмоции, адресованные взрослому. При этом те же запреты и замечания взрослого, которые вызывали радостное возбуждение младенца в первые 5 месяцев (комплекс оживления), во втором полугодии вызывают обиду, огорчение и даже гнев (Лисина М.И.). Очевидно, что запрещения взрослого не наносят никакого ущерба ребенку и осуществляются на фоне общего принятия и положительного отношения. Однако с этого времени замечания и порицания становятся субъективно значимыми и вызывают негативное отношение ребенка, которое с возрастом нарастает.

Таким образом, ребенок уже во втором полугодии жизни воспринимает взрослого не непосредственно, а через свои ожидания, требуя и предполагая определенную оценку своих действий. В этом же возрасте происходит четкая дифференциация в отношении ребенка к близким и посторонним взрослым, появляется ярко выраженное избегание контактов с посторонними людьми: ребенок начинает бояться незнакомых, категорически отказывается «пойти на руки» к малознакомому человеку, избегает зрительного и тактильного контакта с ним. Пристальный и открытый зрительный контакт с любым взрослым сменяется беглым взглядом и амбивалентным избеганием встречи с другими глазами (Сорокина Т.В.).

Во втором полугодии начинает также формироваться образ своего физического «Я»: ребенок узнает себя в зеркале, играет своим отражением, использует зеркало как средство коррекции своего внешнего облика (снимает повязку с головы или пытается вытереть испачканное лицо) (Авдеева Н.Н.).

На втором полугодии жизни происходят кардинальные перемены: к непосредственной связи ребенка и взрослого «я-ты» добавляется новый тип отношений, в котором ребенок и взрослый в его глазах приобретают определенные, конкретные характеристики (в некотором смысле овеществляются). Ребенок психологически отделяется от взрослого – у него появляются свои желания и ожидания, которые он проецирует на взрослого, он ждет и требует от него конкретных игр и игрушек, определенной оценки его действий, замечает изменения в его внешности и т.д. Взрослый приобретает в сознании ребенка определенные так называемые «вещественные» черты. Между ребенком и взрослым, кроме материальных предметов (и вместе с ними), возникает образ взрослого, включающий вполне определенные и конечные свойства. Причем этот образ живет в сознании ребенка и актуализируется при встрече с взрослыми. Если раньше ребенок смотрел только «в глаза другому», то теперь он начинает смотреть на себя «глазами другого». Об этом, в частности, свидетельствуют обиды на замечания, повторения «запрещенных» действий и узнавание себя в зеркале (Авдеева Н.Н.). Происходит «встреча и взаимодействие своих и чужих глаз, пересечение кругозоров (своего и чужого), пересечение двух сознаний» (Бахтин М.М.). Для младенца это особенно справедливо, поскольку он смотрит на себя в зеркало, преимущественно находясь на руках у матери.

Итак, уже на первом году жизни возникают объектные, прагматические отношения ребенка и взрослого, в которых оба партнера начинают воспринимать друг друга извне (со стороны) и опосредствуют свои отношения определенными предметами, действиями и т.д. Но возникновение этого типа отношения не отменяет и не снимает жизненного значения непосредственной связи младенца со взрослым. Правда, эта связь уже не распространяется на всех взрослых, а концентрируется на самых близких (в основном матери). Присутствие матери нужно ребенку постоянно. С ее исчезновением из поля зрения он теряет главную опору своего существа.

Получается, что уже в самом раннем возрасте взрослый живет в сознании ребенка в двух своих ипостасях: как субъект общения и обращения (как целостная и уникальная личность) и как конкретное существо, которое можно познавать, оценивать и использовать. Причем первое начало является исходным и генетически первичным, именно в нем закладывается фундамент духовного и личностного развития человека.

С первых месяцев жизни ребенок осознает себя через отношения с другими людьми. Сознание ребенка изначально диалогично и в нем всегда присутствует другой. Естественно, что функции и конкретная персонификация этого внутреннего другого с возрастом меняются. На определенном этапе возникают отношения со сверстниками. Можно полагать, что первые отношения со сверстниками во многом определяются особенностями сознания ребенка, и зависят от качества и роли этого внутреннего другого.

 

1. Авдеева Н.Н., Мещерякова С. Ю. Психическая активность младенца // Мозг и психика младенца. М., 1993.

2. Авдеева Н.Н. Ранний этап в развитии личности // Психология личности: Теория и эксперимент. М., 1982.

3. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979.

4. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1972.

5. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М., 1982.

6. Бубер М. Я и Ты. М., 1993.

7. Выготский Л.С. Вопросы детской психологии. Собр. соч. В 6 т. М., 1984. Т. 4. С. 243—285.

8. Гозман Л.Я. Психология эмоциональных отношений. М., 1987.

9. Лисина М.И., Авдеева Н. Н. Развитие представлений о себе у ребенка первого года жизни // Исследования по вопросам возрастной и педагогической психологии. М., 1980.

10. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. М., 1986.

11. Мещерякова С.Ю. Психологический анализ комплекса оживления у младенцев // Вопросы психологии. 1975. № 5. C.20 - 31.

12. Мещерякова С.Ю. Особенности аффективно-личностных связей со взрослым у младенцев // Возрастные особенности психического развития детей. М., 1982. С. 19—36.

13. Рубинштейн С.Л. Человек и мир // Проблемы общей психологии. М., 1973. С. 330 - 420.

14. Сорокина Т.В. Феномен амбивалентного поведения в раннем возрасте: Автореф. канд. дис. М., 1980.

2014-10-26
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?