Недавно меня очень заинтересовала новость о том, что на экраны кинотеатров выходит новый триллер П. Верховена «Elle». В нем главная героиня, в исполнении Изабель Юппер, действует нестандартным и циничным образом в ответ на насилие над собой. Она мстит. Как именно мстит, еще не знаю, – с нетерпением жду фильма.

А пока, мне вспомнился другой, не менее известный фильм, не менее именитого режиссера, с Юппер в главной роли. Это фильм М.Ханеке «Пианистка». Изабель Юппер сыграла в нем роль Эрики Кохут – профессора Венской консерватории, у которой очень странные и, даже извращенные, с общепринятой точки зрения, отношения с матерью. И эта извращенность продолжается и в личной жизни женщины. И вот мои мысли о судьбе главной героини собрались в эту статью.

Несколько лет назад, когда этот фильм появился в сети, по какому-то стечению обстоятельств, я смотрела эту ленту в необычном варианте. Первый раз я увидела ее с закадровыми голосами Ханеке и Юппер. Прямо поверх основного звука – диалогов героев и классической музыки – звучали признания этих двух талантливых людей. Они рассказывали, что хотели показать в картине, как они относятся к поступкам своих героев и как фильм, в целом, вплетен в их жизнь за кадром. Это было и есть неизгладимым впечатлением!

И сейчас, и раньше, многие, описывая этот фильм, не стесняются в отрицательных эпитетах. Называют кино гадким, переполненным порнографией. Главную героиню – больной, сумасшедшей, а ее отношения с мамой и молодым человеком Вальтером – ненормальными.

Я не хочу оценивать поступки и поведение героини. Я предлагаю посмотреть на них под другим углом.

Философия гештальт-терапии основана, кроме всего прочего, на двух понятиях: фигура и фон.  Мы замечаем из всего окружающего нас мира те нюансы, которые отвечают актуальной для нас потребности. Эти нюансы приобретают для нас статус фигуры, а все остальное становится фоном.

Тот вариант «Пианистки», который я увидела в первый раз, очень хорошо демонстрирует насколько фигура и фон различны для людей.

Перед написанием этого текста я просмотрела десяток достойных критических отзывов к фильму. Большинство из них противоречили тому, о чем говорили Ханеке и особенно Юппер. Для зрителей фигурой картины была порочность или ненормальность главной героини, для авторов – ее страдание и инаковость. Для зрителей ключевыми моментами фильма являются поступки героини: подсыпание стекла ученице, секс с учеником. Для авторов - важнее ее переживания, которые показаны не в поступках, а в их отсутствии: в ее взглядах, позе, сопровождающей музыке. Эти феномены для многих, посмотревших фильм, остались фоном.

После этих моих размышлений, сам фильм стал мне еще интересней. В нем отразилась еще одна сторона моих наблюдений про изменения фигуры и фона для каждого человека. В течение всего фильма с главной героиней происходит ряд метаморфоз: героиня, скованная своим статусом преподавателя музыки, сначала отвергает Вальтера как ученика, потом отвергает его влюбленность в нее, потом сама влюбляется, вступает с ним в отношения,  признается ему в своих извращенных желаниях, предлагает ему себя...

Уже здесь можно остановиться. Даже эти изменения в героине говорят о том, как прогрессировали не только ее чувства. Менялся ее мир: вожделение из фонового становилось все более явной, а потом и самой главной фигурой не только в жизни героини, но и всего фильма – ее страстью затронуты все герои.

Не каждый зритель сможет выдержать такой эмоциональный всплеск.

Здесь мне еще раз хочется отметить то, что происходит за кадром кинокартины. Героиня Юппер – женщина откровенно бальзаковского возраста. При этом она, похоже, всю жизнь живет с мамой, и никогда не имела других близких отношений. Самое сильное влечение она испытывала к музыке, но не к живому человеку. И когда в нее влюбляется привлекательный и талантливый Вальтер, она вдруг обнаруживает в себе тягу к ученику.

Надолго вытесненная в фон  потребность в близости с Другим постепенно приобретает контуры фигуры.

И Эрика не знает, как обращаться с этими новыми чувствами и с этой новой фигурой. Ее способ непривычен ей, зрителям, ее любимому. И чем ярче фигура становится, тем больше тяжелых чувств у всех.

Тут я хочу предположить, что все события и страдания Эрики Кохут – это яркая иллюстрация того, как долго подавляемая потребность уже не может становиться фигурой здоровым для человека образом. Она проявляется только через страдания. И наблюдать за этим процессом бывает также тяжело, как в нем участвовать.

Думаю, что в этом месте меня могут понять мои коллеги психотерапевты. Клиенты, которые приходят в терапию и длительно находятся в ней, делают для себя именно эту тяжелую работу – извлечение из фона своих самых важных и самых спрятанных потребностей. Благо, что нашим клиентам везет больше, чем Эрике, и с ними рядом более квалифицированные учителя, чем Вальтер.

Уверена, что кроме «Пианистки», примером появления из фона фигуры долго подавленной потребности, могут быть и другие фильмы. Интересно, есть ли для вас такие фильмы?

С уважением,

Ваш психолог, физиолог, гештальт-терапевт, супревизор Ирина Чехова

Контакты: Skype "irinachekhova", http://online-psiholog.com/,

+38050368-35-44 (Viber, WhatsApp)

 

2016-10-05
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?