Сегодня мой одноклассник, с которым мы лет тридцать назад пытались выучиться на токаря, но так и не смогли, написал в интернете, что «некрасиво и глупо высмеивать религиозную атрибутику». А я решил, что стоит рассмотреть этот вопрос несколько подробнее, чем общепринято, и что поможет нам в этом киберсемантика (Google знает). С другой стороны, поскольку речь идет о социальной среде, нелишне будет обратиться и к некоторым положениям, актуального для меня сейчас проекта NePresident.Ru.
Теперь по пунктам.

1. Никаких особенных «чувств верующих», разумеется, в природе не существует. Есть просто человеческие чувства, которые можно привести в определенную степень расстройства с помощью передачи информации различного рода (публичных действий, слов, рисунков, видео и т.п.). Ведь, что мы делаем, когда «оскорбляем чувства» человека: мы совершаем нечто такое, что выходит за рамки его привычных представлений о социальном устройстве, доставляя, таким образом, человеку дискомфорт.

2. Смотрите: каждый из нас носит в себе эдакую «модель мира», с которой регулярно соотносит наблюдаемые вокруг явления и жизненный опыт. Данная модель сформирована в нем с самого раннего детства, его окружением. И базируется на способности психики высших животных к формированию сложных условных рефлексов.

3. Для лучшего понимания рассмотрим пресловутых «собак Павлова». Допустим, при их дрессировке, одновременно со звонком, мы пропускаем по ним неприятный разряд электрического тока. Через 10-20 повторений у несчастных животных выработается условный рефлекс, и они начнут очень болезненно реагировать на звук этого звонка, даже если нет электрического тока. И мы, в общем-то, теперь можем сказать, что звон звонка – «оскорбляет их чувства». Потому, что эти собаки, слыша звонок, испытывают примерно те же психофизиологические неудобства, которые испытывает мусульманин, открывший свежий номер «Шарли Эбдо» с изображением Пророка, или православный, смотрящий ролик с танцами в храме «Христа Спасителя».

4. Если обобщить предыдущее, то выходит так, что «наши чувства оскорблены», когда что-то наблюдаемое нами во вне, запускает в нашей нервной системе реакцию, приводящую к выработке «гормонов страха» или еще чего подобного, что рефлекторно побуждает нас к каким-то действиям по прекращению наблюдаемого. И если мы такие действия немедленно произвести не можем, то гормональный дисбаланс доставляет нам определенные неудобства, иногда, весьма значительные.

С психофизиологической подоплекой «оскорбления чувств верующих» разобрались. Теперь посмотрим на социально-правовую составляющую.

1. Лично я считаю, что содержание большинства древних книг, почитаемых за священные, на 99% состоит из всякой архаичной чуши. И что их, например, ни в коем случае, нельзя давать для изучения детям, не освоившим основы предметной логики и анализа объективных данных. Потому, что при определенной форме подачи, установки, содержащиеся в этих текстах, могут необратимо искалечить психику маленького человека.

2. Является ли публичное изложение предыдущего пункта «оскорблением чувств верующих»? В каком-то смысле – да. Ибо прочитав его, какой-то процент людей может получить гормональный дисбаланс, ведущий к психологическому дискомфорту. Но, с юридическо-правовой – не является. Ибо я просто изложил свое убеждение, которое не менее весомо с общественной точки зрения в светском государстве, чем, например, убежденность в непорочности Девы Марии.

3. А если я, например, подойду на улице к какому-нибудь мусульманину, и, глядя в глаза, ему скажу: «Я твоего Аллаха #@%$...» - это будет оскорблением? Безусловно. Ибо верующим человеком оскорбительные высказывания о столпах его веры воспринимаются настолько же близко, насколько для большинства светских людей воспринимаются оскорбительные высказывания об их личностных качествах, физических особенностях, или родных и близких.

4. Иными словами, если я намеренно делаю что-то в религиозной сфере, надеясь своими действиями вызвать жесткий гормональный дисбаланс внутри верующих организмов, который причинит им страдания. И когда основной моей целью является именно причинение таких страданий – тогда я действительно «оскорбляю чувства верующих». И какое-то общественное порицание за подобные действия – вполне уместно. Никто не должен иметь возможность беспричинно и безнаказанно умышленно доставлять страдания другим людям.

Вот так это всё и выглядит с точки зрения киберсемантики. Знаю, что кто-то теперь будет смотреть на вопрос «оскорбления чувств верующих» несколько иначе, чем прежде.

Роман Духанин, проект «Не Президент РФ 2018»

2017-06-24
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?