парадокс в психотерапевтических отношениях

49парадокс в психотерапевтических отношениях
парадокс в психотерапевтических отношениях

Парадокс в психотерапевтических отношениях.

Даня статья есть попыткой проанализировать и понять сущность вопроса парадокса в психотерапевтических отношениях.

Владислав Газолишин

психотерапевт, групповой аналитик

gabineterapia@op.pl

 

Понятие негативной терапевтической ситуации, известено всем практикующим терапевтам, не только теоретически но и практически. Судьба негативной терапевтической ситуации во многом зависит от того, насколько терапевт позволяет себе быть втянутым в игру, которая называется парадоксальным переносом и парадоксальным контрпереносом. Возникает вопрос, может ли что-то/кто-то предотвратить возникновение такой ситуации?

Патогенный эффект коммуникации, известен был с начала основания психоанализа.

 Со времен Фрейда, аналитики привыкли работать в мире противоречий - конфликта между желаниями и запретами, между любовью и ненавистью, между Я и Оно, между Я и Супер-Я. Что же касается конфликта на уровне систем, то это происходит из-за конфликта в одной и той же системе, когда идет два взаимоисключающих сигналы - команды из середины одной и той же системы - одно послание положительное - второй отрицательное, причем одно из них бессознательное.

Например, мальчик в Эдипе фантазирует: «я хочу жениться на маме» и одновременно: «когда папа узнает об этом - он меня накажет». Или для морального мазохиста: «Я должен быть наказан за свои ошибки» и одновременно: «Я горжусь болью которую я переживаю».

Вацлавик  называет такое противоречие через два дорожных знака: «Стоп» и «Остановка запрещена» - когда один знак отрицает другой. Логично, было-бы выбрать и следовать одной или другой команде. Данные отношения на уровне анализа Трансфер + Контр трансфер = восстановление инфантильной ситуации, которая повторяется - идет от родителей, становится травматической по своим последствиям для психического аппарата пациента в определенные периоды его формирования

При неврозе, пациент следует сразу двум приказам. Одно желание сознательное, а второе на уровне симптома. Тогда мы можем говорить о логике амбивалентности, или о компромиссном образовании или о формировании симптома. Исследования французских психоаналитиков, а в частности Бернара Жибелло показали богатство материала, который был скрыт в психоанализе под покровом конфликта парадоксальной коммуникации, где понимание парадоксальной коммуникации в семье, становится понятным при учете анализа, как трансфера, так и анализа контрансфера.

Только знание основных логических закономерностей - типов патогенной коммуникации, делает возможным для терапевта проведение соответствующей работы, и в то же время, отбиваясь рикошетом, дает освобождение пациенту от парадоксальной ситуации, которая в основном и является причиной болезни.

Работы в Пало-Альто Грегори Бейтсона, Джона Джексона и Пола Вацлавика, безусловно сделали масштабное открытие в психотерапии, хотя той же работой они хотели показать несостоятельность психоанализа в частности ее экономическую теорию.

 

Что же касается парадокса, то две антагонистические интенции следуют не одновременно, а следуют одна за другой и они не принадлежат одной и той же системе, не находится на одном уровне абстракции. Поэтому, мы можем предположить, что ни одна ни вторая (интенция) не является ни истинными, ни ложными суждениями. В данном случае антагонизма - это более точная интенция чем противоречия, поскольку последняя предполагает наличие - выход команд из одной плоскости, а не из разных плоскостей, не из различных абстракций.

Для более глубокого понимания парадокса стоит заглянуть в историю вопроса, рассмотреть самый известный парадокс, пардокс Эпименида.

Критянин Эпименид говорил, что Все критяне обманывают. И так как Эпименид житель Крита, то соответственно он лжец. Но когда, Эпименид говорит правду, что критяне обманывают, то тогда он говорит правду. А поскольку он критянин, то тогда не все критяне лжецы - ибо один все-таки говорит правду, но тогдатогда Эпименид обманывает ибо Все… и т.д. (Смоленов Х. О парадоксе «лжец» и о семантически замкнутых системах // Научные доклады высшей школы. Философские науки. — 1980)

 Парадокс является замкнутым кругом.

Истина не является противоположностью обмана. Истина становится ложью, а ложь истиной. Мы находимся в мире двузначности. Бейтсон и Вацлавик выдвинули предположение, что парадокс возникает при неравном общении: кто-то кому-то дает приказ: «будь, спонтанным!» (Mara Selvini Palazzoli, Luigi Boscolo, Gianfranco Cecchin, Giuliana Praia Paradosso e controparadosso Un nuovo modello nella terapia della famiglia a transazione schizofrenica Feltrinelli Editore Milano ISBN 88-07-60033-1) Быть спонтанным по приказу невозможно - это парадокс. Быть спонтанным - это не слушаться приказов, а не слушаться приказов - это быть непослушным, а слушаться - это не быть спонтанным ...

Реакция на парадокс следующая: сначала бунт, потом интеллектуальное усилие, и заканчивается отупением.

Пример, учительницы на уроке алгебры, объясняющая сложный материал. Реакция класса - он начинает шуметь тем самым демонстрирует бунт, непонимание и одновременно призыв о помощи. Парадоксальная реакция учительницы: - «я накажу всех, кто будет шуметь» и это запрет на сигнал призыва о помощи для учеников но и тем самым невозможность быть понятой для учительницы.

Так очень часто поступают учителя со своими учениками, руководители с подчиненными, коренные жители с эмигрантами ....

Что же всё-таки толкает людей на поддерживание парадоксальной коммуникации?

Посыл/желание прекращения быть самим собой к тому, к кому адресуется это послание (послание смерти).

Родители посылаю такие послания нежеланным детям, учителя - нелюбимым ученикам, руководители - незадачливым работникам.

Хороший пример приводит Вацлавик в «Логике коммуникации» парадоксальной коммуникации отрывком диалога Алисы с Красной Королевой в «Алисе в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла:

«Красная Королева спросила у Алисы: - «Вы знаете иностранные языки? Как будет «Турлютуту» по явански? »

Алиса: «« Турлютуту »- не по-английски» - серьезно отвечает Алиса.

Красная Королева: «Кто же говорит, что это по-английски?»

Алиса, - считая, что нашла выход из сложной ситуации: «Когда вы скажете мне, на каком языке «тюрлютуту »- я вам переведу на английский».

Красная Королева, встает и выпрямляется во весь рост: «Королевы не торгуются».

(Кэрролл Льюис // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978)

Часто у пациентов, которые проходят психоанализ, возникают воспоминания определенного сорта:

 -Пациент психотик, вспоминает, как мама нежно ему говорила: «Ты - чудовище, и только мама может тебя любить», ставя ребенка перед дилеммой: не являться чудовищем, -значит, не быть любимым, то есть не существовать вовсе, либо быть любимым и для этого быть чудовищем. Защитой от этой ситуации может быть обострение психотической деперсонализации = это не моя мама - это чья-то мама, которая говорит с каким-то ребенком.

Ситуация Double Bind - ситуация двойного послания, двойного подкрепление, заколдованный круг, описанная Г.Бейтсоном, в которой субъект сталкивается с взаимопротиворечивым требованиями со стороны значимой личности. (Бейтсон Г. К теории шизофрении // Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000.)

Яркий пример ситуация Double Bind. Мама дарит сыну два галстука, зеленый и голубой. На следующий день он надевает голубой галстук, где мама: «тебе не понравился зеленый?». На следующий день сын надевает зеленый галстук, а мама: «да, - это значит, что тебе не понравился голубой?». На следующий день сын надевает оба галстука, чтобы удовлетворить два маминых желание одновременно, на что мама: «ты меня хочешь свести с ума», или еще лучший ответ: - «ты сошел с уме».

Этот пример показывает, парадокс как двойное послание и как это может сыграть свою роль в этиологии шизофрении:

- Доминирующее лицо (родитель), или несколько человек (семья) находятся в позиции доминирования над кем-то (скажем над ребенком);

- Родитель помещает ребенка в парадоксальную ситуацию и это приводит к кумулятивному эффекту (эффекту нарастания/накапливания напряжения);

- Доминирующее лицо/родитель выражает первый приказ, часто в отрицаеттельный форме;

- Второй приказ отрицает первый, но в то же время он (приказ) относится ко второй системы мышления, или деятельности, одним словом находится на более высоком уровне абстракции (момент хорошо описан Полом Вацлавик в Конструирование клинических “реальностей”)

- Оба приказа усиливаются наказаниями или угрозой;

- В завершение, ответственность за выполнение возлагается на жертву, которая неизбежно будет проявлять парадоксальные реакции в такой ситуации.

Парадоксальный перенос формируется у успешных людей, хороших работников, хороших родителей и здесь можно говорить, что эти люди демонстрируют парадоксальные феномены, а не симптомы парадоксального мышления:

А) значительную пассивность, которая может характеризоваться снижением психомоторной активности, или непрерывным поиском стимуляции со стороны окружающих, высокой утомляемостью в любой деятельности, которая предусматривает межличностный контакт, вспышками открытых конфликтов, которые ведут к внезапному решению о смене работы, в семейных отношений, в обучении ...

Б) нарастающую и плохо переносимую зависимость по отношению к кому-то из окружения; они добиваются объекта или чувства, которого они хотят или ожидают, но поскольку они плохо могут идентифицировать свои чувства, они не могут их ни попросить, ни взять, ни дождаться, и поэтому они всегда остаются неудовлетворенными;

В) любовное и сексуальную жизнь, бедное, часто неустойчивое, запутанное, отношения с партнером пережимаются как фрустрирующие;

Г) чувство отличия от других. В отношениях с внутренней жизнью, недостаточность свободы, спонтанности, разнообразия интеллектуальных ассоциаций, недостаточность образных и аффективных переживаний, которые вызываются у большинства людей мелочами жизни, опасность казаться из-за этого «дураком», безусловно/парадоксально приводит их к различным сложных ( «глупых») ситуациям. Это отличие от других, то заставляет их чувствовать себя несчастными: они разворачивают целую картину и гамму переживаний по этому поводу, в своем внутреннем мире, что дает им чувство уникальности - они чувствуют себя незаурядными личностями. Две противоречивые тенденции, вокруг которой развивается парадоксальное поведение, связана с высокомерием или глупостью.

Сейчас такие лица становятся все чаще пациентами психиатрических клиник. Их состояние можно охарактеризовать, как промежуточные между неврозом и психозом, да и название это расстройство получило – пограничное расстройство. (O. Kernberg, Borderline Personality Organisation in Journal of American Psychoanalytical Association, 1967).

Хотя сейчас мы говорим о других пациентах, о пациентах с нарциссическим дефицит, у которых, как бездонная бочка, постоянная потребность в подкреплении их уникальности, профессионализма, красоты, неповторимости и все это подкрепляется вкладом мегаломанических частей Я.

Часто сами аналитики описывают в своих работах парадоксальность ситуации, что ведет к парадоксальным состояниям - ухудшение состояния пациента.

Парадокс первый - при либеральном отношения с пациентом, где отсутствует чувство доминирования над ним, что ведет к возможности освобождать ему свои скрытые, подавленные, вытесненные агрессивные трибы, что является классическим в случае работы с невротическим расстройством, у данных пациентов приводит к ухудшению состояния, обострению болезни, и к саморазрушению.

Парадокс второй - также противоречит классическому Психодинамические лечению;

В начале анализа выполняют аналитическую работу, но чем дальше движется анализ, тем больше эти пациенты начинают понимать все происходящее в анализе «неправильно». Этот двойной парадокс становится заметным в психоанализе, который построен на интерпретациях, где чем больше разъяснений, тем больше непонимания. Психоанализ построен на раскрытии себя: раскрытии желаний, вытесненных импульсов и влечений - чем больше раскрытия, тем больше это ведет к отчуждению и отказа от себя. Горькая победа пациента над аналитиком заключается в том, чтобы убедить его в несостоятельности ему помочь.

Чувства, которые вызывают такие пациенты в контрпереносе это возмущение, непонимании, апатия и бессилие.

Возникает вопрос, зачем анализировать парадоксальный трансфер?

Ответ прост: чтобы терапия могла продолжаться.

Остановка в парадоксальном трансфере ведет нас к «застреванию» на параноидной или шизоидного фазе, и не дает не только анализировать, но приблизиться к пациенту.

Утилизация депрессивной позиции, ведет в целом, в символическую конфигурацию, которая подпитывает процессы сознательного и бессознательного фантазирования и воображение сценариев жизни, которые можно анализировать.

Утилизация шизоидно-параноидной позиции, наоборот производит мыслительные схемы иной природы, а именно формирование парадоксального мышления. Ханна Сигал назвала эту символизацию - символическим выравниванием, в отличие от символизации в депрессивной фазе - символическая эквивалентность.( Segal, H. Introduction to the Work of Melanie Klein. Heinemann; republished by Hogarth Press. 1964)

Изучение парадоксального приказа не ограничивается только теми парадоксальными ситуациями которые были приведены выше, есть еще один тип парадоксального контакта - дисквалификация.

Речь будет идти не только о приказе данный кому-то, а речь пойдет о суждениях относительно кого-то. То есть, когда в первом случае, два суждения являются антагонистическими один по отношению к другому, то во второе - суждение, которое сообщается субъекту, противоречит его собственному опыту восприятия самого себя, которое формируется из собственных чувств, мыслей и желаний и формирует представление о себе.

В литературе описан случай, иллюстрирующий парадоксальную дисквалификации. (Anzieu D. (1996) Le transfert paradoxal. Creer detruire. Paris / Dunod, pp. 75-101 /)

Пациентка выросла в семье, где воспитанием ее и брата занималась тетя. Их купали отдельно, но по-очереди, в одной и той же ванне. Для того чтобы температура воды оставалась достаточно приемлемой для купания брата, воду для пациентки готовили очень горячую. Когда она жаловалась, на то что вода горячая, тетя отвечала, что она обманывает. Когда же она начинала кричать от боли, на помощь тете приходила мама, чтобы удержать девочку в купели, обвиняла ее в том, что она притворяется и вода на самом деле вовсе не горячая. Когда после ванны она выходила красная как рак, покачиваясь от слабости и не могла стоять на ногах - отец, который в то время возвращался с работы - обвинял ее в бесхарактерности. Это продолжалось до тех пор, пока пациентка в какой-то момент не потеряла сознание.

Воспитание изменилось и теперь за воспитание девочки взялся отец. Он настаивал, чтобы она ежедневно обливалась холодной водой в неотапливаемом подвале дома, для закаливания души и тела. Отец сам приходил контролировать этот процесс, даже когда девочка уже достигла половой зрелости.

В процессе анализа пациентка постоянно спрашивала у аналитика, понимают ли он ее. И даже когда аналитик говорил много раз «да», пациентка все равно была неуверенная, что ее поняли верно, что она сказала именно то, что она хотела сказать. Несколько раз эта пациентка во время сеанса демонстрировала яркие примеры галлюцинации - она была в то время за пределами своего тела, для нее реальность не была ее реальностью, восприятие вещей затуманивалось. Изменения начались тогда, когда она начала медленно оживлять свою ситуацию детства через воспоминания о ванне.

 

 

Аналитик, работавший с ней пишет, что он смог проработать ситуацию парадоксального контакта только тогда:

- когда она позволила себе стать объектом парадоксального трансфера;

- когда пациентка получила доказательства того, что он (аналитик) тоже может чувствовать и что он достаточно прочен чтобы выдержать ее ощущения;

Что могло стать в случае данной пациентки, причиной развития парадоксального мышления и парадоксального восприятия себя?

Если бы родители этой пациентки сказали: «Да, это правда, вода действительно горячая, но ты должна сделать усилие чтобы выдержать это». У пациентки возникло бы сильное желание протестовать, но она в силу обязанности сдерживала бы себя, у нее бы скорее всего развился бы внутренний конфликт между желанием и долгом. Она бы должна была смириться с тем, что ее брат находится на позиции любимого ребенка и она должна терпеть боль чтобы ему было комфортнее. Это был-бы конфликт на уровне морали. Но в данном случае, родители говорят так: «То, что ты чувствуешь - это ложное ощущение, ты не можешь сама знать, того что ты чувствуешь, мы лучше знаем, что ты чувствовать. Ни твое тело, ни твоя истина не принадлежат тебе » - это конфликт на уровне логики, на уровне мышления.

Отсюда  и возникают основные трудности в позиции установления границ Я и реальности, тогда чувства переходят не в сферу эмоций, а в сферу мышления и они воспринимаются как нечто опасное и нелогичное. Арно Леви называет искривление логики, новой формой мыслительной перверсии, которую можно добавить к сексуальным и нравственным перверсиям.(Очерки по психологии сексуальности (сборник Российское научное сексологическое общество Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. М., 1989. [5] Larsson, IngBeth. Child sexuality and sexual)

Дж. Винникот описал очень раннюю стадию в развитии ребенка - это стадия переходных объектов и переходных феноменов, когда формируется доверие к маме и к миру в целом, когда ребенок воспринимая маму может устанавливать соответствие между внешним и внутренним миром. Парадокс, наоборот способствует развитию недоверия и разрыва: он искажает чувство истинности и бытия субъекта.  Дж. Винникот парадоксальные отношение называют негативной иллюзией. (Винникотт Д.В. Игра и реальность. — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2002.)

За Дж. Винникотом, парадоксальные ситуации, считает необходим элементом психического развития Ребенка, а  способность переживать парадокс построен на способности овладения им. Юмор - одна из форм переживания при помощи овладения парадокса. (Винникотт Д.В. Переходные объекты и переходные явления. Исследование первого «не-я» предмета. (1953)

Когда семья умышленно избегает ситуации парадокса, то дети не имеют возможности вырабатывать устойчивость к нему.

Толерантность к двусмысленности производится через определенный навык выходить из ситуации, которая сложилась, в частности,

- через юмор, 

- через нестандартные/творческие решения

- выработку творческого мышления,  

- умение играть внутренним и внешним является сутью здорового Я. 

Подводя итог.

- Дети неизбежно вовлекаются в парадоксальные отношения взрослых/взрослыми;

- Взрослые же вовлекаются в парадоксальные отношения общественной жизнью, а общественная жизнь коллективными категориями.

- Опыт парадоксальной ситуации, патогенен в том случае, когда патогенная ситуация исключительно интенсивна и повторяема.  

- Развития психоаналитического видения помогает сказать в какую сторону пойдет увеличение патологической парадоксальности: в сторону роста психосоматических заболеваний, деперсонализации, паранойи, шизофрении, или к развитию других расстройств мышления и расстройств личности.

 

Литература

Anzieu D. (1996) Le transfert paradoxal. Creer detruire. Paris / Dunod, pp. 75-101 /

Газолишин Владислав

Поделиться:


2018-08-10
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?