СТАДИЯ ДИАДЫ, ИЛИ ПОЧЕМУ МНОГИЕ ОТНОШЕНИЯ РАСПАДАЮТСЯ, ЕДВА НАЧАВШИСЬ?

     Встретились два человека: мужчина и женщина. Понравились друг другу. Может быть, влюбились. Начали встречаться. И какое-то время все шло хорошо. А потом «хорошо» сменилось на «плохо» или даже «очень плохо». Что же произошло?

     А произошло многое.

     Произошло то, что встретились не просто два человека, а два раненых человека. Каждый из них получил свои раны давно, в далеком детстве. А затем еще и еще в более поздних отношениях.

     Если разобраться все детские раны можно свести либо к дефициту, либо к избытку. Обычно наблюдается дефицит любви, уважения, тепла, внимания, поддержки, заботы о потребностях вплоть до полного игнорирования ребенка. Избыток же может проявляться в гиперопеке (избыточной заботе), сверхконтроле и прочих нарушениях личностных границ (моральное, вербальное, физическое, сексуальное насилие). Парадоксальным образом в реальных семьях может присутствовать одновременно катастрофический дефицит того, что нужно ребенку, и колоссальный переизбыток того, что не нужно и вредно для него.

     Два раненых человека встретились, но пока не показывают друг другу свои раны. Да, и раны пока особенно не заявляют о себе, потому что дистанция в отношениях еще большая.

     Но дистанция постепенно начинает сокращаться. Поскольку отношения еще в самом начале, оба партнера стараются понравиться друг другу, стараются друг для друга. Делают в отношения положительные вклады.

     Наступает момент, когда под воздействием любви, тепла и заботы, которые партнеры друг другу дают в некотором количестве, у каждого в паре появляется сильное желание регресса и слияния. Регрессировать хочется в детское состояние, желательно в возраст до того периода, когда были получены раны.

     Регрессировать хотят оба, оба хотят, чтобы партнер на время стал «идеальным родителем» и «докормил» щедро всем, чего не хватило в детстве и не хватало долгие годы, исправил все родительские «косяки», обеспечил именно то отношение, которого так когда-то не хватало.

   И в этом первая «засада». Каждый ждет от второго бальзама на свои раны, а второй – не может этого обеспечить, потому что сам в регрессе.

     Как видите, наступает момент, когда в отношениях оказываются два раненых ребенка и ни одного родителя. Что делают в это время взрослые, которые, собственно говоря, и начали эти отношения? У всех по-разному. Зависит от того, насколько в каждом из партнеров сформирована, развита взрослая часть. Взрослая часть в это время может искать ответ на вопрос, что происходит, пытается разобраться. Взрослая часть, как и положено, пытается искать решение.

     Но, этой трудностью все не ограничивается.

     Мало того, что партнеры не способны стать и быть друг для друга «идеальными родителями». Каждый из партнеров, как назло, как будто начинает становиться копией тех родителей, которые у нас есть или были в реальности. Начинает похоже себя вести, говорить похожие вещи, подобным образом относиться. И в этом вторая «засада».

     Партнер не просто не собирается исцелять наши раны, он как будто решает наносить все новые и новые, бить по самым больным местам раз за разом.

     Если человек был для своих родителей нарциссическим проектом, то партнер тоже пытается добиться от него соответствия некоему идеалу. Если человека чрезмерно контролировали родители, то партнер тоже вдруг начинает контролировать все больше и больше. Если человека игнорировали родители, партнер начинает делать то же самое.

     Почему так происходит?

     Причин я вижу две.

     Первая: все люди, чьи раны не исцелены, бессознательно выбирают в партнеры людей, которые будут воспроизводить раз за разом травматические паттерны. Почему и для чего человек делает именно такой выбор? В надежде все переиграть по новому, в надежде, столкнуться с подобной ситуацией еще раз и найти в ней какой-то выход, выход, который не был найден ребенком в детстве. Тот, кто не смог защитить, будучи ребенком, свои границы, надеется, что теперь он этому научится и у него получится это в отношениях с партнером. Тот, кто не смог в детстве добиться внимания и любви от родителей, надеется, что сможет добиться внимания от партнера. И так далее. Надежды эти часто не осознаются, или осознаются в минимальной степени.

     Вторая причина: это активные провокации. Если партнер в своем поведении и отношении отличается от реальных родителей (а он отличается) и отказывается травмировать другого (хватает ресурса удерживаться от этого), то второй партнер может делать все, чтобы получить в отношениях привычную реакцию. Да, эта реакция ранит его раз за разом, но она так привычна, привычны и чувства, которые возникают вслед за этим.

Провоцируют оба партнера. Каждый добивается того, чтобы другой повел себя ранящим образом. И это тоже часто делается бессознательно.

     Осознается только результат: боль, которая усиливается у каждого в паре.

     А дальше перед парой два пути: расстаться (и затем найти подобного партнера) или остаться вместе и изменить отношения, пройти через этот период.

     Что же делают пары, которым удается остаться вместе?

     Об этом в продолжении статьи.

2016-05-10
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?