Почему мы перестаем признаваться в любви?

Ведь признались же однажды, и может даже несколько раз. А почему потом молчим, хотя наши чувства «актуальны» (извините за столь бесчувственное слово). Что нас останавливает вновь сказать о своих чувствах любимому человеку, которому мы уже когда-то сказали «Я тебя люблю»?

Люблю, - но реже говорю об этом,

Люблю нежней, - но не для многих глаз.

Торгует чувством тот, что перед светом

Всю душу выставляет напоказ.

Тебя встречал я песней, как приветом,

Когда любовь нова была для нас.

Так соловей гремит в полночный час

Весной, но флейту забывает летом.

Ночь не лишится прелести своей,

Когда его умолкнут излиянья.

Но музыка, звуча со всех ветвей,

Обычной став, теряет обаянье.

И я умолк подобно соловью:

Свое пропел и больше не пою.

(У.Шекспир сонет 102)

Неужели именно привычные на слух слова теряют свою ценность для нас и для другого? Прочитала на одном из сайтов в интернете: «…постоянные разговоры о любви убивают чувства – три заветных слова становятся простой формальностью. Это как клятвы, которые постоянно даются и не сдерживаются: рано или поздно к ним привыкаешь и теряешь веру, а потеряв веру, утрачивается и ценность…».

Если эти слова стали привычкой, и если считать, что эта привычка может как-то навредить (теряется вера, например) значит это вредная привычка? Тогда напрашивается вывод, что её изначально не нужно в себе обнаруживать, проявлять. То есть получается: никогда не признаваться в любви? Какой-то абсурд…

Конечно, слово «люблю» это всего лишь слово. Значит нужны доказательства этой любви: забота, внимание, поступки.

Но тогда следующая гипотеза: нас удерживает вновь признаваться в любви страх - страх, что мы не сможет доказать свою любовь своими поступками? Причем доказать не только своему любимому человеку, но и себе. Любовь - ведь это, прежде всего, личное проживание, это работа (поступки) и   не только для кого-то, а ещё и работа «в себе» и «над собой» (пусть даже если приятная, одухотворяющая, радостная).

Получается, что какие-то поступки (имеющие материальный, физический или душевный эквивалент) мы совершаем и для себя в том числе. И эти поступки, действия являются для нас же доказательством нашей любви, доказательством того, что мы в данный момент, в данный период времени наполнены чувством любви. Если же мы понимаем, что мы относительно статичны в этом чувстве: «Всё как-то ровно и спокойно в душе. Люблю, но не пылаю…», и у нас уже нет «страстного желания работать над собой», то это уже не любовь? Любовь ушла? (Появляются сомнения относительно своих чувств). А раз ушла любовь, то и признаваться в ней вроде как не имеем права, ведь это уже будет не признание, а враньё? Поэтому мы молчим?

И ещё: если всё же на наш взгляд (субъективно) есть и внимание с нашей стороны, и каждодневная забота, и поступки (без разницы какие: осмысленные или безбашенные), и наша внутренняя работа над собой, неужели наши тёплые слова будут лишними и пройдут мимо сердца, а может даже мимо ушей любимого человека? Неужели они уже не нужны, не важны, не значимы и не воспримутся всерьёз? Возможно, в этом случае мы молчим, со временем понимая, что мы не столь значимы для своего любимого человека или вообще не значимы, и наши слова для него – это пустое…?

А может, ну их эти признания. Будем любить просто так, ничего не боясь, никому ничего не доказывая, и никому ни в чем не признаваясь…?

2015-10-15
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?